До свидания, мясо: когда прекратится рост цен на продукты в Таджикистане

© Sputnik / Стас ЭтвешТорговля на рынке Мехргон
Торговля на рынке Мехргон - Sputnik Таджикистан, 1920, 07.04.2021
Лонгрид
Таджикистан не в первый раз столкнулся с внезапным ростом цен на продукты, однако сейчас ситуация усугубляется общемировым кризисом и проблемами у главного импортера - России
ДУШАНБЕ, 7 апр — Sputnik. Любые колебания продовольственных цен вызывают легкую панику среди граждан. Достаточно вспомнить прошлый год. Тогда в столице распространились слухи о прекращении торговли с Казахстаном из-за COVID-19 и люди у рынка Мехргон буквально штурмовали грузовики с мукой на радость спекулянтам, удвоившим цену дефицитного продукта.
Сейчас стоимость еды в Таджикистане снова растет, но это уже никакие не слухи, а грустная реальность - жители потихоньку сокращают привычной набор в продуктовой корзине, удаляя то, что не по карману. Например, мясо. Говядина за 10 дней "подскочила" на 5 сомони (с 55 до 60). Баранина - на 6 (с 58 до 64).
Увы, дорожает не только вырезка, фарш и котлеты. Пять дней назад на 2 сомони вырос ценник на все крупы: рис, гречка, перловка, чувствительно ударив по самым незащищенным слоям населения.
Sputnik Таджикистан попытался разобраться, есть ли границы у нынешней инфляции и что с этим можно сделать.

Зубы на полку

"Подорожание мяса зависит не от нас, цена зависит от многих факторов. Тут и комбикорма, и транспортные расходы, и многое другое. Мы же не можем торговать себе в убыток", - жалуется мясник Хамдам Ризоев.
Действительно, проблема откорма молодняка крупного и мелкого рогатого скота стоит в Таджикистане очень остро. Животные быстро набирают вес только на обильных кормом пастбищах, а в республике с этим обстоит плохо, чисто по географической причине - территория мала.
Горное пастбище в Рогунском районе, архивное фото - Sputnik Таджикистан, 1920, 27.11.2020
Меняй корову на цыплят: как превратить кыргызский запрет в таджикскую выгоду
Выпасать свой скот на чужих делянках чревато - собственники внимательно следят за своими участками, и потрава может обернуться неслабым штрафом (если действовать по закону) или побоями и ущербом для организма пастуха-нарушителя (если действовать по понятиям).
Стоит учитывать и классификацию пород: мясные и молочные у коров, а также мясные, курдючные и шерстяные - у баранов и овец. Частные дехканские хозяйства предпочитают породы первого типа и откармливают их, как правило, в загонах. Этот способ малоэффективен в плане набора веса и весьма дорогостоящ (нужны корма).
В советские времена селекцией занимались специалисты при весомой государственной поддержке. Сейчас же большинство действуют по наитию, поэтому стойких результатов добиться не удается. Вот и получается на практике большой разлет цен на мясную продукцию. Например, на севере Таджикистана тот же килограмм говядины стоит 55-57 сомони.
Радует только турецкая курятина - цены на замороженные птичьи тушки пока держатся на прежнем уровне. А вот иранские окорочка тоже прибавили 1-2 сомони в зависимости от региона продаж.
К сожалению, граждане вынуждены сокращать не только мясной рацион.
Любителям сладенького также придется затянуть пояса. Сахар-песок прибавил в цене все те же 2 сомони. Отечественное подсолнечное масло уже сравнялось по стоимости с импортным - 22 сомони за литр.
Рекордсменом роста, как и в прошлом году, является картофель (с 4,5 до 6 сомони за 1 кг). Вторую позицию по традиции держит мука. В столице за 10-килограммовый мешок придется выложить от 54 на крупных рынках до 58 сомони в супермаркетах.
Лимон-хамелеон и абрикос-невидимка: почему таджикские фрукты меняют флаг в РФ
Лепешки остаются в прежней ценовой категории (2-4 сомони), но их вес и размеры постепенно уменьшаются. А вот отечественные макароны пока держат удар (11-16 сомони за 1 кг).
Но это единичные примеры, почти все продовольственные товары выросли в стоимости более чем на 100% по сравнению с прошлым годом.
"Если взять за точку отсчета хронологию подорожания продуктов, то очевидно, что с привычным предпраздничным скачком оно никак не связано. Скорее всего, имеют место иные, более объективные причины", - уверен экономический эксперт Анвар Азизов.
Тяжелее всего приходится уязвимым группам населения: пенсионерам, инвалидам, бюджетникам. Им зачастую приходится выбирать между заботой о здоровье и голодом.

"Я 42 года проработала медсестрой, пенсия 280 сомони. Из них 60-70 сомони плачу за электричество, 20-25 - за "коммуналку". Остальное - на лекарства и еду. Обычное меню на день - это 2 пакетика китайской лапши (1,2 сомони за пакет) и половина лепешки (2 сомони целая). Дороже всего обходятся лекарства", - жалуется Замира Холова, пенсионерка из Душанбе.

О дороговизне продуктов говорит и учитель одной из столичных школ Гуфрон Абдуллаев.
"Зарплата у меня вместе с классным руководством - 1020 сомони. Свет, вода, вывоз мусора и другая "коммуналка" обходятся в среднем около 320 сомони в месяц зимой и 260 сомони летом. Супруга - домохозяйка, трое детей. Старший - студент, остальные - школьники. Мяса давно уже не покупаем, раз в неделю можем позволить немного куриных окорочков. В основном берем крупы и макароны, варим супы и каши".

Крылышки взлетели, цена не приземлилась

Если считать питательность еды на столе простого гражданина, то людей хотя бы должна была порадовать курица. На фоне успехов птицеводов Таджикистана, добившихся увеличения производства курятины почти на четверть за год (по крайней мере, официальные цифры именно такие), вызывает недоумение сохранение прежних высоких цен. Казалось бы, они должны упасть, но этого не произошло.
На птицефабрике в Согдийской области - Sputnik Таджикистан, 1920, 25.03.2021
Экономический парадокс: что происходит в Таджикистане с ценами на мясо
"Рост производства не означает автоматическое снижение стоимости товара. Пока на него есть спрос и потребитель согласен платить, продавцы не станут снижать стоимость, ведь они заинтересованы в своей прибыли. Это рынок, а не плановое хозяйство", - объясняет экономист Анвар Азизов.
Действительно, рыночный механизм на фоне экономических неурядиц сыграл против покупателя. Прошлый пандемийный год напомнил бизнесу одну нехитрую истину - нельзя быть слишком готовым к коллапсу.

"У производителя в кризисной ситуации - а ситуация совершенно точно кризисная, будущее неопределенное - всегда есть желание создать определенную подушку безопасности - это значит задрать цены. Другое дело, если реальные доходы населения много лет не повышались, ценник очень быстро упирается в определенный потолок", - отмечает профессор ВШЭ, доктор экономических наук Иван Родионов.

Собственно, реальный рыночный спрос - единственное, что может замедлить ценовое восхождение. К примеру, в России так случилось с говядиной - по данным Россельхозбанка, спрос на нее в 2020-м опустился до минимума за последние десять лет. Главная причина - снижение доходов граждан.
"Если обратить внимание на фермерскую говядину, то она была последние несколько лет 500 за килограмм, примерно так она и осталась. Почему? Потому что люди перестали ее покупать, перейдя на курятину и другие замены. И когда цена курятины поднимется до определенного уровня, с ней произойдет то же самое - она остановится", - поясняет Родионов.
Однако рядового обывателя едва ли обрадует факт заморозки цен на продукты просто потому, что он не может себе их позволить. Так, неизменный годами прайс на "Феррари" едва ли убедит в финансовой стабильности владельца подержанного "Хендая".
Кстати об автотранспорте - инфляционные процессы запустил скачок цен на ГСМ. Сейчас бензин АИ-95 стоит от 8,9 до 9,2 сомони за литр, газ - 4,4-4,5. Импортеры объясняют это дефицитом, мол, старые запасы закончились, ситуация стабилизируется, когда поступят новые. Но насколько именно подешевеет топливо - не уточняют.
Не заплатишь - не уедешь: что будет с ценами на бензин в Таджикистане
"Почти все ГСМ в Таджикистане импортируются, а значит, поставщики будут лавировать между своими интересами и приказами Антимонопольного комитета в поисках "золотой середины". Попытки административного давления на компании-импортеры будут продолжаться, но, пока не заработают отечественные НПЗ, какой-либо значимой эффективности они не возымеют", - прогнозирует Азизов.
И если увеличится цена на топливо, то неизбежно вырастут издержки на логистику, а значит и ценник на прилавках.

Беднеем всем миром

В эту бочку дегтя справедливо добавить ложку меда - с едой и топливом плохо не только в Таджикистане. Плохо почти везде - и в Азии, и в Европе. Мировая экономика переживает сильнейшую за 90 лет рецессию, и, как это обычно и бывает, больше всего от кризиса пострадали наиболее уязвимые слои общества.
Так, в соседнем Узбекистане инфляция в продовольственном секторе, по данным Центробанка, за март достигла 14,6%. Подорожали больше всего сахар, растительное масло, мясо птицы, фрукты, овощи. И регулятор признает - цены, вероятнее всего, продолжат расти.
Не легче ситуация и у главного торгового партнера Таджикистана - России. В декабре 2020-го на высокую инфляцию обратил внимание лично Владимир Путин.

"Люди себя ограничивают, потому что у них денег нет даже на базовые продукты питания. Это же не шуточки!" - отчитывал президент министра экономического развития Максима Решетникова.

А чуть ранее он призывал правительство не повторять ошибки в экономике полувековой давности, "чтобы не получилось как в Советском Союзе - все есть, но не всем хватает".
В декабре ситуацию удалось ненадолго стабилизировать, но сейчас инфляция решила взять реванш. По данным соцопросов фонда "Общественное мнение", о заметном подорожании куриных яиц и мяса птицы заявили более половины респондентов.
Конечно же, кризис затронул не только страны СНГ. В Турции пользователи в Сети делятся неприятными наблюдениями - если еще в январе килограмм курицы стоил 20 лир (примерно 28 сомони), то сейчас кило той же куриной грудки стоит в среднем 26 лир (36 сомони) и выше. То есть повышение цен составило сразу 30% за три месяца! Где тут жадность продавцов, а где повышенные расходы производителя на закупку комбикорма и прочего - разобрать трудно.
Но даже в сытой Европе сейчас можно увидеть "голодные очереди" - явление, о котором в Старом Свете не вспоминали аж со времен окончания Второй мировой. Так, Итальянское статистическое агентство сообщает о двух миллионах новых бедняков после пандемии, а популярная La Repubblica с ужасом пишет о многочасовом стоянии людей в очереди за бесплатным супом. Причем корреспонденты отмечают - это не принципиальные бродяги и маргинальные обитатели вокзалов, а вчерашний средний класс.
День благодарения стал днем недоедания: грозит ли голод США?
У англичан дела не лучше. Британское Министерство труда и занятости весьма удивило граждан, сообщив, что после пандемии более 14,5 миллиона человек в стране живут за чертой бедности. Впрочем, удивление было недолгим - лондонцы уже привыкли к волонтерским пунктам раздачи еды и тысячам людей, желающим получить продовольственную помощь. Отметим, Великобритания - пятая, а Италия - восьмая экономика мира.

Сдерживай и поддерживай

Возникает закономерный вопрос - можно ли обуздать рост цен? Первое, что приходит в голову, - госрегулирование. Пусть правительство запретит производителям повышать цены выше определенного уровня! Только принцип этот в долгосрочной перспективе никогда не срабатывает. Уместно вспомнить российский рынок, изменения на котором прямо влияют на ассортимент товаров в магазинах Таджикистана.
"Вслед за падением рубля повысились цены на импорт, это неизбежно. Но, с другой стороны, в стране 15 лет растут цены на бензин, хотя этот продукт производится внутри страны. И раз растут цены на топливо и лекарства, даже отечественные, странно рассчитывать, что удастся повлиять на другие продукты", - отмечает Родионов.
По его мнению, остановить инфляцию одним только указом - все равно, что говорить несущемуся поезду "стой, раз-два!"
Граждане Таджикистана на рынке труда в городе Худжанде - Sputnik Таджикистан, 1920, 27.11.2020
Бедный стал беднее: как в пандемию выживают таджикские мардикоры
И если госрегулирование отчасти может сработать в России, способной полностью обеспечить себя по части базового набора продуктов, то в Таджикистане, зависимом от экспорта продовольственных товаров из РФ и Казахстана, максимум, что можно сделать, - на краткий срок ограничить цены на отечественные фрукты, овощи и птицу.
Но и здесь это удастся осуществить лишь на краткий период, потому как производители объективно зависят от поставок импортных кормов и удобрений. А значит, либо они просто остановят продажи, либо - это вероятнее всего - в стране появится черный рынок продовольствия.
Есть, конечно, "американский рецепт" - раздача денег населению в виде единовременных выплат, чтобы оживить экономику, стимулируя покупательский спрос на внутреннем рынке. Однако даже если бы у официального Душанбе был бы секретный неистощимый денежный фонд, сработало бы это только при развитом отечественном производстве. В противном случае все деньги уйдут импортерам.
Остановить инфляцию в продовольственном секторе можно было бы коллективным соглашением всех крупнейших игроков на международным уровне. Но единый договор между Евросоюзом, Россией и Китаем выглядит столь же невозможным, сколь и перспективным.
Лучшее, что может сделать Таджикистан в текущей ситуации, - это поддержать внутреннее производство, вводя льготы для производителей. Только в этом случае можно говорить о регулировании сверху, когда заводы и фермерские хозяйства обязуются ограничивать порог цен взамен на послабления для бизнеса.
"Правило трех П": как фруктам из Таджикистана покорить европейские прилавки
Но эти меры сработают в лучшем случае через полгода. А пока инфляция и обесценивающиеся зарплаты вкупе с дорогими продуктами вызывают определенную тревогу в обществе. Люди в Сети уже прямо задаются вопросом - а не придет ли в страну голод в ближайшем будущем?
Паники пока нет, ажиотажного спроса на муку и прочие продтовары, как в прошлом году, тоже не наблюдается. И все же этот сценарий не стоит сбрасывать со счетов.
Власти успокаивают народ заявлениями, что накоплены достаточные резервы, которые позволят избежать столь мрачного сценария. В крайнем случае, заявляют они, всегда есть возможность прибегнуть к помощи зарубежных партнеров.
Но общество не слишком верит такому сценарию - понятно, что и зарубежные партнеры сами заняты затягиванием поясов.
Еще один шанс для экономики - приток денег мигрантов, которые с 1 апреля получили возможность уехать на заработки в Россию, и повторение прошлогодней стратегии с масштабной продажей золота. Конечно, драгметаллы - ресурс невосполнимый, но трудные времена требуют трудных решений.
В противном случае, если ограничить инфляцию и стабилизировать рынок не удастся, над страной начнет маячить призрак голодных 90-х.
"Возможно, массовый набег на прилавки базаров сдерживается нехваткой денег у большинства населения, так как резкий спад переводов трудовых мигрантов в 2020-м заставил изрядно растрясти кубышку членов их семей. Но если встанет вопрос выживания - все преграды будут сметены", - предупреждает Анвар Азизов.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社简化中文Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社繁體中文Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский