У меня на это пять причин: когда Таджикистан признает власть талибов

© Представитель движения талибанРуководство Талибана во время совещания
Руководство Талибана во время совещания - Sputnik Таджикистан, 1920, 08.09.2021
Официальный Душанбе вполне закономерно не хочет идти на диалог с правительством боевиков. Но к этому власти могут подтолкнуть торгово-экономические риски и политическое давление извне
ДУШАНБЕ, 8 сен — Sputnik. Таджикистан не ведет переговоров с террористами, а "Талибан"*, несмотря на заявления о соблюдении прав и готовности к диалогу, ими и остается. Примерно так можно охарактеризовать позицию властей по афганскому конфликту.
В то время как большинство крупных международных игроков раздумывает, стоит ли признать правительство талибов, и если да - то на каких условиях, для руководства Таджикистана подобные рассуждения сами по себе неприемлемы. Ведь легитимация террористической группировки на границах государства очень уж болезненно напоминает о гражданской войне 1992-1997-х и реваншизме мирового джихада, бороться с которым Эмомали Рахмон не раз призывал с трибуны ШОС и ОДКБ.
Более того, в Душанбе не стесняются открыто показывать, что поддерживают главных противников талибов внутри страны - панджшерское ополчение. Так, Эмомали Рахмон перед наступлением боевиков посмертно удостоил орденом Исмоила Сомони - высшей наградой страны - легендарного полевого командира Ахмад Шаха Масуда и экс-президента Афганистана Раббани. Власти Республики Таджикистан могли сделать это десятилетия назад, еще при жизни Масуда и Раббани, но показательно поступили так сейчас, назло джихадистам, в борьбе с которыми погибли оба политика.
Но если талибы не продемонстрируют откровенно людоедских замашек и не будут поставлять джихад за рубеж, у Таджикистана может появиться несколько причин, чтобы согласиться на взаимодействие с "Талибаном"*, пусть и с большой неохотой.

1. Давление Пекина

Пока Китай с восточной невозмутимостью следит за обстановкой в Афганистане, внимательно наблюдая за действиями талибов, но не делая никаких громких заявлений. Зато сами экстремисты очень стараются понравиться "большому китайскому брату" и уже исполняют реверансы в сторону Поднебесной.
"Китай представляет для нас фундаментальную и исключительную возможность, потому что готов инвестировать в нашу страну", - заявил пресс-секретарь талибов Забиулла Муджахид. По его словам, КНР также посодействует боевикам в реконструкции Афганистана после войны.
Взамен правительство "Афганского Эмирата" готово допустить бизнесменов из КНР к разведке и добыче ценных земельных ресурсов, которых в недрах Афганистана предостаточно. Что еще важнее - "Талибан"* не устает нахваливать главное детище Си Цзиньпина, проект "Один пояс - один путь", отмечая, что таким образом Пекин возрождает "древний Шелковый путь".
Боевики движения Талибан (террористическая организация, запрещена в России) в Кабуле. Талибы (террористическая организация, запрещена в России) взяли под свой контроль Кабул, столицу Афганистана. - Sputnik Таджикистан, 1920, 06.09.2021
Талибы захотели участия России в судьбе Афганистана
Если КНР сочтет это предложение выгодным для себя, то может и негласно признать власть талибов. С высокой трибуны ООН или ШОС китайцы их едва ли поддержат, все же одобрение джихадистов - это чересчур для компартии, но де-факто могут начать торгово-экономическое сотрудничество с "Талибаном"*.
А заодно подтолкнуть к этому своих главных заемщиков в регионе, напрямую зависящих от китайских кредитов - Таджикистан, Кыргызстан и Казахстан. На прямом дипломатическом признании Пекин настаивать не станет, но может намекнуть, мол, если торговые маршруты в Афганистан не будут открыты, а явная антиталибская риторика продолжится - объем кредитования может сократиться, как и отсрочки по выплатам текущих займов.

2. Экспорт электричества

Пока власти Республики Таджикистан грозятся прекратить экспорт электроэнергии в Афганистан в случае дальнейшей агрессии джихадистов в отношении этнических таджиков. Однако Душанбе уже много лет активно вкладывался в CASA-1000 - масштабный проект, призванный связать энергетические системы Кыргызстана и Таджикистана с Афганистаном и Пакистаном и обеспечить устойчивый экспорт электроэнергии в Южную Азию.
На инвестпроекты в энергетике Таджикистана выделено 1,4 миллиарда долларов
После запуска на полную мощность CASA-1000 должна была быстро отбить затраты на строительство инфраструктуры и начать стабильно пополнять казну. И едва ли Таджикистан так легко согласится перекрыть самому себе денежный поток - под строительство ЛЭП для проекта взяты немалые кредиты, которые нужно возвращать.
Тем более что ранее у проекта на территории Афганистана была одна принципиально нерешаемая проблема - боевики "Талибана"*, которые просто уничтожали линии электропередачи. А теперь главный разрушитель инфраструктуры CASA-1000 может превратиться в ее основного оператора и покупателя дешевого таджикского электричества.

3. Пример соседей

Но талибы пытаются наладить отношения не только с влиятельным "красным драконом", но и с ближайшими соседями по региону. В частности, с Узбекистаном. 1 сентября политический офис джихадистов отправил в МИД Узбекистана поздравление с 30-летием независимости республики. И на данный момент руководство Узбекистана уже выразило готовность к развитию конструктивного диалога и практического взаимодействия с новыми афганскими государственными органами.
А чуть ранее представитель "Талибана"* Мохаммад Сухейль Шахин подтвердил интерес нового режима в развитии двух инфраструктурных проектов - возведении ЛЭП из узбекского Сурхана в афганский Пули-Хумри и продолжении железной дороги из Ташкента в Термез. Магистраль планируется продлить через афганские Мазари-Шариф и Кабул до пакистанского Пешавара.
Азим Иброхим рассказал, кто построит железную дорогу Самарканд - Пенджикент
Но если "Талибан"* будет готов дать гарантии отказа от распространения идей джихада в соседних странах (интересно, как это будет исполняться?), то в Ташкенте могут на это согласиться. И если сотрудничество окажется прибыльным и относительно безопасным, то Душанбе скрепя сердце может последовать примеру соседа, дабы не уступать Узбекистану в освоении новых рынков сбыта.

4. Инклюзивное правительство

Довольно сомнительный, но все же вероятный сценарий - талибы нехотя выполняют требования России, США, Турции и Таджикистана, включая в правительство представителей экс-чиновников и всех крупных этнических групп.
Едва ли джихадисты захотят по-настоящему делиться властью, ради которой они воевали последние двадцать лет. Сейчас в составе только что назначенного правительства сплошь старая гвардия "Талибана"* - террористы из санкционных списков ООН.
Мулла Барадар, глава политического офиса талибов, встречается с членами Красного Креста в Кабуле - Sputnik Таджикистан, 1920, 08.09.2021
"Под санкциями и в розыске": Запад шокирован новым правительством Афганистана
Но при необходимости они могут создать эффектную декорацию. Пара лояльных министров второстепенных ведомств, этнических таджиков и узбеков, пара таких же губернаторов из числа отжившей свое политической элиты, доктор Абдулла Абдулла, сохранивший свою номинальную должность главы Совета примирения - и вот красивая картинка для международного сообщества уже готова.
Едва ли большие игроки всерьез поверят этим уловкам, но зато видимость инклюзивности будет соблюдена. И если талибы не наступят на исторические грабли с этническими чистками или иными вопиющими преступлениями, то формальных препятствий для диалога Душанбе и Кабула не останется.

5. Международный консенсус

Если несколько заметных игроков на международной арене, пусть даже не Китай, США и Россия, а хотя бы Пакистан, Саудовская Аравия и Катар, официально признают Исламский Эмират Афганистан - это будет весомый прецедент. За ними со временем могут подтянуться и другие государства, особенно если это признание будет частично подмазано нефтедолларами аравийцев или средствами Исламабада.
Франция не собирается признавать власть "Талибана"*
Даже пять-шесть стран третьего мира, согласившихся на установление прямых дипломатических контактов с "Талибаном"*, уже дадут повод говорить о более-менее устойчивом международном представительстве. А признание со стороны двух-трех членов "Большой двадцатки" (за исключением Саудовской Аравии) позволит боевикам говорить о полной легитимации их власти.
Такое одобрение извне, особенно если его поддержит кто-то из партнеров в Центральной Азии, может подтолкнуть официальный Душанбе к пересмотру своих позиций.
Но для этого талибы должны проделать огромную работу, а точнее доказать, что их радикализм ограничивается одним Афганистаном и не будет экспортироваться соседям по региону. Учитывая, что за спиной талибов отчетливо виднеются уши Пакистана, десятилетиями занимающегося оптовыми поставками терроризма по всему миру, вероятность этого сценария в ближайшее десятилетие крайне мала.
* Террористическая организация, запрещена в России и Таджикистане.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
ԱրմենիաՀայերենАрмянскийАҧсныАҧсышәалаАбхазскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский