22:01 02 Марта 2021
Прямой эфир
  • USD11.30
  • EUR13.60
  • RUB0.15
Колумнисты
Получить короткую ссылку
223 0 0

Украинское правительство приняло решение об установлении временной предельной цены на газ для бытовых потребителей на уровне 6,99 гривны за кубометр. Этим решением власть хочет купировать энергокризис, который угрожает перерасти в "тарифный Майдан"

Кризис выразился в одновременном росте цен на газ, тепло и электроэнергию, а также в проблемах с запасами топлива на теплоэлектростанциях (ТЭС) и теплоэлектроцентралях (ТЭЦ).

Наиболее заметными являются то ли стихийные, то ли кем-то организованные выступления людей, блокирующих автотрассы и митингующих у региональных газопоставляющих компаний в разных областях Украины. Эти события были даже обнаружены президентом Зеленским, давно перманентно вещающим исключительно о грандиозных перемогах своей команды. Он провел совещание и поставил правительству задачу решить вопрос с тарифами на газ для населения - причем сделал это, едва сняв лыжи после отдыха на курорте "Буковель" во время объявленного локдауна.

Но в стране нерадостно восприняты и решения, связанные с рынком электроэнергии. Население недовольно ростом тарифа. Помимо бытовых потребителей, выросла цена и для промышленных, от чего они тоже не в восторге. Наконец, производители электроэнергии тоже недовольны — импортом электроэнергии белорусского производства.

Возвращать все к состоянию, которое было до 1 января, украинская власть не собирается.
Да и вряд ли смогла бы даже при желании: энергосистема и энергорынок разбалансированы, а повышение тарифов является святым обязательством перед "западными партнерами". Принятое решение в виде временного сокращения роста тарифа на газ похоже на кинутую электорату кость, с расчетом, что он "повоняет и успокоится" — такой формат общения с избирателями является приоритетным в большинстве стран, но на Украине его даже не скрывают.

Энергокризис в тарифной части был спровоцирован принятыми в конце декабря решениями о повышении с 1 января тарифов на газ, тепло (а значит, и горячую воду) для населения на 20-25%. И это после существенного роста цены на газ в декабре! Одновременно почти в два раза был повышен и тариф на первые 100 киловатт-часов потребляемой населением электроэнергии. Причем по электроэнергии тариф установлен только до 31 марта, что прямо намекает на неизбежность дальнейшего его повышения уже в апреле.

Но и на этом украинская власть решила не останавливаться. Шестого января, когда по стране уже шли протесты, а Зеленский катался на лыжах в Карпатах, было принято решение о ликвидации особых тарифов для населения, проживающего в 30-километровых зонах АЭС, льготного тарифа для тех, кто отапливает жилье электричеством, и для религиозных организаций.

Но коммунальный грабеж сопровождается и реальными проблемами на рынке генерации тепла и электроэнергии — запасов угля на ТЭС и ТЭЦ осталось критически мало. И они продолжают сокращаться, составив по состоянию на 18 января 613 тысяч тонн — половину от минимально установленного уровня. На большинстве ТЭС запасов осталось не более чем на четыре дня, а ТЭЦ — только на две недели или не осталось вовсе.

На этом фоне украинские власти разрешили импорт электроэнергии из Беларуси и России, хотя еще в ноябре Министерство энергетики прогнозировало отсутствие импорта в 2021 году из этих стран. Формально запрет на импорт из Беларуси и России действовал с марта-апреля по 31 декабря 2020 года, а был установлен под соусом борьбы с пандемией COVID-19. Но ничто не мешало его продлить — тем паче COVID-19 никуда не делся. Но решения о продлении запрета принято не было. И 3 января на Украину стала поступать электроэнергия из Беларуси. В первой декаде января было импортировано 19,6 тысячи мегаватт-час. На что немедленно последовала нервная реакция структур, связанных с Ринатом Ахметовым. Они сообщили о том, что такими темпами за год импорт может составить 2,7 миллиона мегаватт-час, что, мол, приведет к тяжелым последствиям для энергетики Украины.

Но фишка в том, что, не имея запасов угля, украинская энергетика сегодня попросту не может обеспечить электроэнергией свой рынок.

Более того, несмотря на закупки дешевой белорусской электроэнергии, средневзвешенная оптовая цена ее в объединенной энергосистеме Украины по состоянию на 11 января выросла почти до 1,6 тысячи гривен (около 57 долларов) за мегаватт-час. Что существенно превышает цены на электроэнергию в странах Северной Европы и соответствует ценам на энергорынке Германии, которые выросли из-за похолодания.

Попробуем спрогнозировать, каким будет продолжение всего этого кордебалета.

Во-первых, импорт электроэнергии из Беларуси и России пока никто запрещать не будет — велика опасность полного блэкаута. Но как только закончится зима, будут немного накоплены запасы угля и увеличится выработка зеленой электроэнергии, сразу же вернется псевдопатриотическая риторика по этой теме. Мол, нельзя закупать электроэнергию у "агрессора Путина" и "узурпатора Лукашенко". Нынешняя реакция структур Ахметова на эту тему является элементом подготовки к такой информационной атаке.

Весной запрет под каким-нибудь соусом могут вернуть. Помешать этому может только невозможность накопления хоть каких-то запасов угля, что полностью исключать ввиду стремительных темпов развала угольной отрасли все же нельзя.

Во-вторых, принятое украинским правительством решение о снижении газового тарифа для населения является форменным издевательством и проблему не решает. Во-первых, 6,99 гривны за кубометр газа будет действовать лишь с 1 февраля до 1 апреля. Во-вторых, этот тариф лишь на два процента ниже ранее установленной "Нафтогазом" Украины цены на январь, но при этом на десять процентов выше декабрьской цены, которая послужила отправной точкой для протестов.

В-третьих, этот тариф не окончательный для потребителя, поскольку не включает стоимость услуг по доставке газа. В-четвертых, ответственности за установление других расценок для поставщиков газа не предусмотрено.

На самом деле суть проблемы заключается в том, что расчет цены как газа местной добычи (а он составляет большую часть в потреблении), так и отбираемого из транзитной трубы местным газовым монополистом производится по формуле "цена на европейских хабах плюс транспортировка на Украину".

Это основа так называемого рынка газа на Украине. Она позволяет "Нафтогазу" устанавливать цены с 300-400-процентной наценкой и, с одной стороны, позволяет кормиться не только представителям колониальной администрации, но и их кураторам, а с другой, является главным фактором ликвидации украинской перерабатывающей промышленности. Посягнуть на эту основу никто не рискнул.

В итоге "Нафтогаз" разве что лишится части своей сверхрентабельности. Да еще и наверняка вытребует себе за это компенсацию из бюджета. А вот частные поставщики, значительную часть которых контролирует Дмитрий Фирташ, доступа к дешевому газу не имеют, и для них это будет невеселая история.

То есть решение, по сути:

— направлено на перераспределение активов местных олигархов в пользу "западных партнеров" либо прямо, либо косвенно — через контроль над "Нафтогазом";

— не устраняет коренных причин газовых проблем;

— принесет лишь временное и незначительное облегчение для населения в вопросе тарифов.

О пересмотре же тарифов на тепло и электроэнергию речь вообще не идет. Впрочем, для обеспечения общественной поддержки принятого решения премьер-министр Денис Шмыгаль призвал СБУ расследовать призывы к тарифным протестам по всей стране…

Теги:
НАК "Нафтогаз Украины", Майдан, Украина



Главные темы

Орбита Sputnik