02:13 19 Июня 2019
Прямой эфир
  • USD9.44
  • EUR10.57
  • RUB0.15
Мужчина и женщина с ребенком идут по тротуару. Архивное фото

Пусть мой неудачный брак будет уроком для других девушек - история бизнесвумен

© Sputnik / Александр Кряжев
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Асель Минбаева
2647 0 0

Жаркынай Деркембаева вышла замуж в 17 лет, а уже через два года получила свидетельство о разводе. Ныне успешная женщина, владелица многомиллионного бизнеса, откровенно рассказала свою историю.

Жаркынай выбрала для себя очень непростую работу — она сумела построить бизнес-империю на выращивании абрикосов. Собеседница рассказала, каково стать матерью-одиночкой в 19 лет, поведала о жизни деревенских девушек и выгодах отечественного сельского хозяйства, пишет Sputnik Кыргызстан.

— Расскажите о себе.

— Я деревенская девчонка, все мое детство прошло в селе Ак-Терек Иссык-Кульской области. В школе была активисткой, даже стала лучшей танцовщицей на Иссык-Куле. Все пророчили мне блестящее будущее. Я мечтала быть стюардессой и хотела после школы подать документы в авиационное училище. Но родня взбунтовалась: "Ты летать хочешь? А замуж как же? А рожать кто будет?". На меня сильно подействовали эти слова…

Жаркынай Деркембаева
© Sputnik / Дильноза Алымова
Жаркынай Деркембаева

Пусть мое первое замужество станет уроком для многих девушек, которые принимают важные решения в юном возрасте. Я выбрала самого видного парня на деревне и в 17 лет вышла замуж. В 18 родила ребенка. Мы переехали в Бишкек, однако семьи не получилось. Муж не смог найти работу в Кыргызстане и уехал в Россию. При этом он изводил меня своей ревностью, не разрешал мне никуда ходить.

Я поняла, что так жить нельзя, и объявила ему, что мы разводимся. Думаю, он был к этому готов. Так в 19 лет я получила документы о разводе.

— Общество в Кыргызстане часто осуждает разведенных женщин. С вами такое было?

— Да, мне пришлось столкнуться со стереотипами, разговорами из серии "Что люди скажут?". Кто-то вообще от меня отказался… Ехать с ребенком было некуда, родственники в Бишкеке сняли для меня ужасный барак. Я зашла туда и сказала, что жить там не буду. А на следующий день сняла шикарную квартиру в центре города. Она стоила 12 тысяч сомов в месяц, тогда как я зарабатывала всего 6 тысяч. Выбора у меня не было — пришлось подниматься по карьерной лестнице.

— Вам удалось получить образование?

— Да, я с красным дипломом окончила финансово-экономический техникум, отучившись на бухгалтера. В 19 лет устроилась на работу в компанию, которая занималась переработкой шкур. Товар отправляли в Италию, Турцию, Пакистан, Индию. У меня был очень строгий начальник, который быстро сделал из молоденькой, но старательной девочки профессионала.

В те годы я практически не ходила пешком, только бегала. Завод и офис находились на противоположных концах города. Я сама перевозила в сумках огромные средства, передвигалась без охраны, на маршрутках. Это было очень опасно. Также приходилось решать вопросы с госорганами. Там сидели пузатые дяденьки, которые, увидев меня, спрашивали: "А кто с нами договариваться будет?". Услышав, что я, они были в шоке.

Я быстро доросла до исполнительного директора компании, а потом и до генерального. Многие иностранные фирмы хотели с нами сотрудничать.

— Почему вы бросили эту работу?

— Вышла замуж. Оказалось, будущий супруг давно за мной наблюдал. Мне было 24 года, когда мы поженились. Я оставила работу и следующие два года посвятила тому, что фанатично пыталась забеременеть. Со временем открыла небольшое предприятие, которое поставляло в сеть бишкекских супермаркетов иссык-кульские яблоки и прочие фрукты, а также овощи.

После рождения долгожданной дочери у меня началась сильнейшая депрессия. Я ведь привыкла находиться в окружении многих людей, привыкла к суматохе, к тому, что мной все восхищаются. А тут с детьми лишний раз из дома не выйти, комплименты не делают.... В общем, я себя потеряла.

Начались проблемы с мужем. Я стала очень обидчивой, постоянно придиралась к мелочам. Раз за разом звонила и спрашивала, где он, что делает. Видите ли, когда женщина не контролирует свое дело, она начинает контролировать супруга...

Третью дочь я рожала, уже будучи разведенной. Впрочем, муж никогда нас не оставлял. Он постоянно был рядом, оберегал, защищал. Мои девочки искали папу в толпе, и я наконец поняла, как люблю его. Сейчас мы снова вместе.

— Расскажите, как вы занялись абрикосами.

— До двух лет я росла "на коленках" у своего прадеда Касыма Деркембаева. Помню, что постоянно была с ним, даже в последний день его жизни...

Много лет назад прадед посадил абрикосовый сад на деньги от своей пенсии. Он часто повторял, что сад гораздо лучше, чем скот: корову одну не оставишь, а сад никого к себе не привязывает. После его смерти сад забросили. Только одно дерево продолжало плодоносить, и мои родители каждый год собирали богатый урожай. Наверное, это был намек от деда: мол, друзья, займитесь садом!

Девять лет назад папа и мама разбили молодой сад на берегу Иссык-Куля. Меня тогда поглотила городская жизнь, и я ничего не знала об этом, лишь иногда отправляла родным деньги на саженцы. Однажды они позвонили: "Жаркынай, помоги! Градом побило весь урожай, что делать?!".

Я приехала в этот райский сад и увидела красивый абрикос с "царапинами" от града. Нужно было срочно продать плоды, вот только далеко их не повезешь, а бишкекские рынки и так забиты абрикосами... Повезла товар в Казахстан. Местные оптовики не привыкли к тому, что производители приезжают сами: обычно они имеют дело с перекупщиками. Вместе с абрикосом я "продавала" нашу историю. Спрос был таким большим, что всю фуру удалось распродать за два дня, хотя перекупщикам на это требовались недели.

— Сколько можно заработать с двух гектаров абрикосового сада?

— Прибыль может составить и 20 тысяч долларов, и даже 30, но сельское хозяйство — это всегда большие риски. Нет гарантий, что не начнутся заморозки или фрукты не побьет град. Иногда урожая так много, что он просто гниет на складах.

— Наверное, поэтому вы решили делать пастилу?

— Да. Пастила — более выгодный продукт, чем свежий абрикос, да и хранится она намного дольше. Я сама с детства обожаю пастилу, вот только мама не разрешала ее готовить, потому что она сильно пачкает посуду. Пока мама была на работе, мы умудрялись перекрутить фрукты, высушить, все съесть и отмыть тарелки.

Сейчас сады разрешили разбивать на всех сельскохозяйственных угодьях, поэтому абрикоса стало очень много. Цены падают, а плоды просто валяются на земле. Сначала я пыталась делать из них цукаты, но оказалось, что иссык-кульские сорта для этого не годятся.

Потом я приготовила пастилу и решила попробовать сбыть ее в магазины. Совсем не ожидала такого спроса! Уже в следующем году я купила электрическую мясорубку, специальную посуду и сделал партию побольше. И снова всю пастилу раскупили. Теперь у меня новый план — хочу, чтобы моя пастила продавалась в каждом супермаркете.

Дело в том, что бишкекчане могут купить пастилу только у бабушек на базаре. Многие беспокоятся, что ее делают в антисанитарных условиях. Я хочу доказать, что пастила — безопасный продукт. Кроме того, наш продукт не содержит сахара, в нем только фрукты и ягоды: яблоки, груши, чернослив, малина, клубника. Уже сейчас столичные супермаркеты готовы покупать у нас пастилу. Появились заказы из Казахстана и России. Думаю, пастилой вообще можно весь мир завоевать, ведь нет человека, который бы ее не любил.

— А что самое сложное в изготовлении пастилы?

— Главная проблема — пчелы! Они любят сладкое и очень больно жалят. Не так давно я нашла способ с ними подружиться. Просто надо их полюбить, и они перестанут тебя жалить. Я говорю с ними вежливо, не пытаюсь смахивать.

— Вы ведь и сейчас поставляете в супермаркеты местные овощи?

— Да, я покупаю у фермеров и привожу в Бишкек лук, картофель, морковь, свеклу и редьку. Торговые сети требуют только товар высшего сорта, а у нас есть проблемы с качеством продукта. Фермеры говорят, что почва "болеет". Никто не борется с вредителями, не следит за качеством почвы. В последние несколько лет стало трудно найти овощи высокого качества. Иногда ты уходишь в убыток, потому что товар откровенно плохой. В итоге страдаем и мы, и фермеры.

Проблема и в том, что иногда другие страны запрещают ввоз наших фруктов и овощей. Например, такое произошло с картофелем. Вы ведь помните, как фермерам пообещали экспорт в Узбекистан, Казахстан, Россию? Они посадили много картофеля, который оказался никому не нужен и сгнил на складах. Похожая история была и с чесноком... Хорошо, если бы власти заранее анализировали, какой продукт действительно будет продаваться.

— Что вы хотели бы донести до молодых женщин, которые только сейчас начинают свой путь?

— Однажды я услышала слова человека, который рассказывал, что брать на работу разведенных женщин — сплошное удовольствие. Дескать, домой они не спешат, зато готовы глотки друг другу перегрызть, чтобы заработать. Я вдруг осознала, что это во многом про меня. Стало обидно: ну неужели меня считают какой-то трудовой машиной? Меня испугало то, как оценивают у нас разведенных женщин.

Часто рассказывают, как одинокая кыргызстанка смогла добиться успеха. Я считаю, что надо изменить мнение общественности и доказать, что счастливая жена и мать тоже может построить бизнес-империю.

Обязательно почитайте историю успеха молодой бизнесвумен Алтынай Тапаевой. Отучившись на врача, они не стала жаловаться на маленькую зарплату, а открыла свое дело — занялась приготовлением курицы.




Главные темы

Орбита Sputnik