08:47 18 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD9.70
  • EUR10.51
  • RUB0.15
Колумнисты
Получить короткую ссылку
37120

В Вашингтоне понимают, насколько сложная и взрывоопасная обстановка сложилась в "горячем коридоре" Афганистан – Ирак – Сирия, где присутствуют войска США, считает военный обозреватель.

В Ираке за неделю нанесены массированные ракетные удары по четырем военным базам США, и этому есть только одно объяснение – американскую коалицию в регионе настойчиво приглашают на выход.

По территории военной базы США "Эт-Таджи" в Ираке 14 января нанесен новый ракетный удар. Эту информацию подтвердил представитель штаба американской коалиции полковник Майлс Кэггинс.

Иран нанес ракетный удар по двум базам США в Ираке

Американские подозрения падают на шиитское ополчение (милицию) Ирака, руководитель которой Абу Махди аль-Мухандис был убит в багдадском аэропорту 3 января вместе с иранским генералом Касемом Сулеймани по приказу президента США Дональда Трампа. В данном случае не суть важен конкретный исполнитель в Ираке, мы наблюдаем тенденцию и развитие иранской военной операции "Мученик Сулеймани".

Ранее командующий аэрокосмическими силами Корпуса стражейи исламской революции (КСИР) генерал Амир Али Хаджизаде заявил о начале "серии атак" на американские военные базы в регионе и подчеркнул: настоящей местью за убийство Сулеймани будет изгнание США с территории Ближнего Востока. В период с 8-го по 14-е января ракетным ударам КСИР и шиитских военных формирований подверглись американские военные базы "Айн аль-Асад", "Эрбиль" и "Балад", расположенные в разных провинциях Ирака.

В Вашингтоне понимают, насколько сложная и взрывоопасная обстановка сложилась в "горячем коридоре" Афганистан – Ирак – Сирия, где присутствуют войска США. Поэтому все четыре массированных удара по военным объектам и репутации Пентагона остались фактически безответными. В этой искусственно созданной Вашингтоном кризисной ситуации американцы пытаются маневрировать дипломатически – показателен необъявленный визит в Тегеран эмира Катара Тамима бин Хамада аль-Тани.

Ответные меры

Президент Ирана Хасан Роухани 13 января одобрил ранее принятый парламентом законопроект, которым Пентагон и связанные с ним структуры признаны террористической организацией. Возможно, это военно-политическое предостережение Вашингтону (никто не желает большой войны).

И все же подписанный Роухани, а ранее принятый подавляющим числом иранских депутатов (228 из 238 проголосовали "за") закон позволяет Вооруженным силам Ирана атаковать Сухопутные войска, ВВС и ВМС США в регионе и любой точке планеты без дополнительных правовых оснований.

Собственно, детали военной операции "Мученик Сулеймани" против американской коалиции никто не раскрывает. В силу принципиальных разногласий, сохраняется высокая вероятность полномасштабного военного конфликта между США и Ираном. Не говоря уже о вариантах взаимной блокады "на земле" и в Персидском заливе.

С другой стороны, иракский парламент на экстренном заседании 5 января принял резолюцию, обязывающую правительство положить конец военному присутствию иностранных сил в Ираке. Американский президент Дональд Трамп в ответ пообещал беспрецедентные санкции. Если Багдад примет окончательное решение о выводе американских войск, то США угрожают заморозить в своих банках десятки миллиардов долларов Ирака, сократить военную помощь.

Весы истории колеблются. Пентагон и коалиция морально готовы оставить неспокойный регион (вспоминаем опубликованный "черновик" о выводе войск), ведь противник оказался твердым и высокотехнологичным. Иран располагает развитым комплексом ударных вооружений, в том числе и крылатыми ракетами "Ховейзе" дальностью 1350 км (подобие российских "Калибров"), а надежной системы ПВО у американской коалиции в Ираке нет.

Первые же ракетные удары 8 января показали абсолютную беззащитность военных баз США и войск коалиции (иранские ракеты средней дальности способны поразить цели на расстоянии до 2 500 км). Пентагону остается уповать лишь на технические средства разведки или платных информаторов в стане противника, которые безопасности отнюдь не гарантируют.

Расстановка сил

Вне Ближнего Востока потенциалы вооруженных сил США и Ирана несопоставимы. Но в данном регионе некоторое преимущество Пентагона нивелируется концентрацией иранских войск на собственной территории.

В мировом рейтинге военной мощи Global Firepower западные аналитики отводят Ирану 14-е место, это выше Пакистана, Израиля, Северной Кореи. Открытая агрессия в отношении Тегерана грозит серьезными последствиями и потерями всей американской коалиции, включая региональных партнеров. Кстати, союзники есть и у Ирана.

Верховный руководитель Ирана аятолла Сейид Али Хаменеи заявил 12 января, что региональные условия требуют более тесных контактов между странами Ближнего Востока. В Иране после гибели генерала Сулеймани уже состоялась координационная встреча командиров шиитских "Сил народной мобилизации" Ирака.

Недооценка потенциала сплоченности и воинственности шиитов чревата. В этом смысле показательно "антиамериканское" стремление Ирака к реальному суверенитету посредством приобретения у России зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 "Триумф".

Великолепный пример оборонного строительства Турции в сотрудничестве с Россией обозначил реальные границы влияния США на своих партнеров: незаменимых оружейных систем, партнеров и союзников не существует. Сегодня на Ближнем Востоке идет масштабная переоценка геополитических ценностей. И, разумеется, обещанные Соединенными Штатами санкции за своеволие Багдада могут не сработать, как это и произошло ранее в отношении целого ряда стран.

Что касается Ирана, то быстро форсировать конфликтную ситуацию, как было в недавнем противостоянии США и Северной Кореи, не удастся. Мешает изданная в 2013 году фетва аятоллы Хаменеи о запрещении в Иране ядерного оружия (фетва - религиозное постановление, основанное на принципах ислама и прецедентах мусульманской юридической практики - прим. ред). С той поры Тегеран не менял официальной позиции.

Теги:
Ирак, США



Главные темы

Орбита Sputnik