Зафар Нозим - таджикский Паваротти с тонкой душой

© SputnikФотография Зафара Нозима в видеоролике YouTube. Снимок с экрана
Фотография Зафара Нозима в видеоролике YouTube. Снимок с экрана - Sputnik Таджикистан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Ровно пять лет тому назад - 3 августа 2010 года, после продолжительной болезни на 70-ом году жизни он покинул этот мир, но оставил любителям высокой музыки многочисленные репертуары, ставшими сами по себе огромной школой для начинающих артистов.

Сразу после смерти артиста выросшие на его песнях представители нескольких поколений заполнили страницы местных газет словами неизмеримой любви, а также сожаления от такой великой утраты.

Его творческую биографию называли целой эпохой, а его личность — несомненно, легендарной. Его знаменитая песня "Эй, сорбон, оҳиста рон…" на стихи великого классика Саади была признана своеобразным гимном молодежи 80-ых годов, а "Ба Маҷун чунин гуфт рӯзе падар…" историей любви каждого. 

Прошло уже пять лет со дня смерти заслуженного и народного артиста Таджикистана, но его друзья, коллеги, ученики и фанаты говорят о нем в настоящем времени: "живет он среди нас — своими песнями".

Для "уличных" артистов в Таджикистане введут жесткие правила

По словам его друга — народного артиста Таджикистана Саидкула Билолова, Зафар Нозим является лучшим артистом века, появившимся впервые на сцене в 60-ом и сразу нашедшем свое место в сердцах людей.

— До его появления таким же реально народным артистом был Акашариф Джураев, который считался наставником Зафара Нозима, — говорит Билолов. — Но позже он все же вышел из тени своего устода и нашел на этом поприще свой стиль. Его можно смело назвать даром божьим, поскольку он не был выпускником института или школы искусства. Но на протяжении своей деятельности создал такие репертуары, которые затмевали работы дипломированных композиторов.

В последние годы, по словам Билолова, артист начал сочинять музыку на стихи таких классиков, как Хафиз, Бедиль, Руми и Саади, что и делало его неповторимым.

— Превосходство артистов 60-70-х годов было в том, что, когда они ездили на свадьбы, то примерно час или два гостям исполняли классическую музыку, — говорит народный артист. — Одно домашнее мероприятие превращалось благодаря им в целое театральное высококачественное выступление. Таким образом, они повышали и уровень вкуса зрителей. Зафар Нозим, наверное, был последним представителем того поколения, который воспитывал свою аудиторию.

Другой отличительной чертой Зафара Нозима, отмечает Билолов, было в том, что когда он сочинял и пел, он вкладывал всю свою душу в композиции.

© Sputnik Амир ИсаевПортрет Зафара Нозима в Министерстве культуры РТ
Портрет Зафара Нозима в Министерстве культуры РТ - Sputnik Таджикистан
Портрет Зафара Нозима в Министерстве культуры РТ

— Последние несколько его песен проецировали всю боль его израненного сердца, ведь он тоже наряду с остальными жителями Таджикистана в годы войны потерял многое. Все, что происходило в те годы, сильно покоробило его тонкую душу, и он рассказывал о своем состоянии через песни, а измученный в те годы народ воспринимал все это близко к сердцу, поскольку он пел и об их боли, — объясняет артист.

Сам Саидкул Билолов посвятил для своего устода две песни — "Ҳофизи пир" и "Арсаи ҳунар". Эти песни — автопортреты Зафара Нозимова, они подчеркивают его уникальные качества — мужественность, щедрость и благородство.

— Он был артистом с большой буквы, мог в одиночку наполнить сцену своим голосом, талантом и харизмой. Таких таджикская сцена видала очень редко, — говорит артист.

Память после смерти…

По мнению народного артиста СССР Джурабека Муродова, бывают на свете такие личности, после смерти которых горюет целая нация.

Таких в независимом Таджикистане, говорит он, можно сосчитать по пальцам, и среди них Зафар Нозимов — его единственный и неповторимый на тот период соперник на сцене.

— Впервые я его встретил в 1963 году в государственной филармонии, где мы потом вместе на одной сцене проработали почти 30 лет, — вспоминает Муродов. — В 60-ые он уже был достаточно известным артистом, а я только пришел на сцену, был преподавателем института.

Помню, меня сразу отправили на гастроли вместе с народной артисткой Таджикистана Шоистой Муллоджоновой в Россию и Казахстан, а там было так холодно, не понравилось мне все это, устал я и пришел увольняться к Гафару Валаматзаде, он тогда был директором и художественным руководителем Таджикской филармонии имени Рудаки. Он согласился, но перед тем, как отпустить попросил поддержать срывающийся концерт в Сурхандарье.

Оказалось, что это был концерт Зафара Нозима. Билеты, по словам Муродова, уже были распроданы за считанные секунды, а сам Зафар Нозим приболел и не мог полноценно выступать.

— Я согласился, поскольку был наслышан о нем, слышал его песни по радио. Мне было интересно с ним познакомиться поближе, и я поехал к нему домой проведать, — рассказывает артист. — Захожу, значит я, а во дворе сидит коренастый, волосатый мужчина, хмурый, белым платком повязано лицо, зуб у него болел. Я, если честно, немного испугался. А он, увидев меня, вскочил и так тепло меня встретил, обнял, сразу же пригласил к себе домой всех сотрудников филармонии, приготовил плов в честь знакомства. Было такое ощущение, что я его век уже знаю. Такое чувство появляется лишь тогда, когда твой собеседник душевный, скромный человек, а он был таким, несмотря на свою знаменитость, на всю свою величину.

Латвийская группа Baraka перепела в западном стиле песни «Шамс»

Зафар Нозим, как отмечает Джурабек Муродов, был одним из тех настоящих артистов, который творил и создавал не ради денег и известности, а просто, ради души и для народа.

Вот почему, когда в годы войны сожгли дотла его единственный дом, который он строил на протяжении 17 лет честным трудом, он был сильно потрясен. Некоторое время он, всеми любимый певец, просто скитался по друзьям, по знакомым, по съемным квартирам.

— К сожалению, когда он умер, правительство не организовало даже прощальной церемонии, а ведь он был достоин такого отношения к себе. Жаль, но мы начинаем осознавать наши великие потери очень поздно и с гордостью вспоминать и говорить о таких личностях, как Зафар Нозим, только после их смерти…

Лента новостей
0