Politico: Россия и США могут начать ядерную войну "по ошибке"

© Sputnik / Сергей Пятаков / Перейти в фотобанкДежурный расчет Ракетных войск стратегического назначения. Архивное фото.
Дежурный расчет Ракетных войск стратегического назначения. Архивное фото. - Sputnik Таджикистан
Решение о запуске по тревоге приходится принимать под громадным психологическим давлением.

ДУШАНБЕ, 30 ноя — Sputnik. Недоверие между Россией и НАТО с США во главе, нарастающее на фоне сирийского и украинского кризисов, возвращает атмосферу холодной войны со всеми сопутствующими ей атрибутами, включая модель ядерного сдерживания, считает эксперт в области ядерных вооружений Брюс Блэр, пишет РИА Новости.

Россия развернула в Сирии ЗРК С-400 - Sputnik Таджикистан
Эксперт: Россия пресечет попытки Турции войти на территорию Сирии

В американском издании Politico исследователь Школы международных отношений Вудро Вильсона при Принстонском университете, подполковник в отставке Блэр, пишет, что Вашингтон, как и Москва, поддерживает свои командные посты и сотни стратегических боеголовок в состоянии повышенной боеготовности.

Эта практика сохраняется по инерции: в условиях противостояния в годы холодной войны оба государства избрали тактику запуска по тревоге, которая сохраняет возможность инициировать встречный ядерный удар до того, как ракеты противника успели бы уничтожить большую часть стратегического потенциала страны.

Учитывая, что время полета наступательных ракет составляет от одиннадцати минут до получаса (11 минут для запуска с подлодок, патрулирующих берега оппонента, и полчаса для ракет, летящих с одного конца планеты на другой), решение о запуске по тревоге приходится принимать под громадным психологическим давлением и в условиях цейтнота, добавляет Блэр.

"Я бы назвал это механической игрой по заранее заготовленным сценариям. Согласно некоторым из них, после оценки данных системы раннего оповещения о ракетном нападении (3 минуты), президент США выслушивает тридцатисекундный доклад о том, какие есть варианты ответного ядерного удара и какими будут последствия. У него есть лишь несколько минут для того, чтобы выбрать один из них — вероятнее всего, от трех до шести, в лучшем случае — двенадцать", — отмечает он.

По словам Брюса Блэра, служившего в ВВС США офицером по контролю запуска межконтинентальных баллистических ракет LGM-30 "Минитмен", время от получения приказа до непосредственно запуска ракет у американцев занимает одну минуту.

Стандартная парадигма взаимного сдерживания, основанная на нанесении ответного удара при срабатывании тревоги, — это рискованная конструкция, полагает эксперт. Командный пункт системы раннего оповещения в США получает данные как минимум раз в день, что позволяет оценивать ситуацию — есть ли тревога либо сигнал ложный. У операторов есть три минуты с момента появления сигнала для того, чтобы сделать предварительную оценку и уведомить верховное командование.

В истории холодной войны уже были случаи ложного срабатывания систем предупреждения о ракетном нападении: в 1983 году советский офицер Станислав Петров предотвратил потенциальную ядерную войну из-за ложного срабатывания системы — компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. В США, в свою очередь, был случай, когда тревогу признали ложной в момент, когда советник президента Джимми Картера Збигнев Бжезинский уже готов был проинформировать главу государства о начале полномасштабной атаки со стороны СССР, замечает Блэр.

Путин напомнил, что Турция до сих пор не принесла извинений за сбитый Су-24

"Если отношения России и Соединенных Штатов снова дойдут до градуса ядерной конфронтации времен холодной войны, риск ошибочного запуска станет еще выше, чем в те времена", — пишет эксперт.

Риски усугубляются с появлением киберугроз: "Учитывая, что мы пока слабо понимаем характер этой угрозы, в высшей степени ненадежной становится модель запуска по тревоге российских и американских командных систем. Ядерные боеголовки будут выпущены, как только на компьютер поступит сигнал тревоги, происхождение которого может быть и не установленным".

Пусть вероятность ядерной войны остается крайне малой, уявзимость системы нанесения ответного удара по тревоге наряду с появлением новых киберугроз повышает риск ошибочного ядерного ответа, заключает Брюс Блэр.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский