Россия выстраивает внешний контур безопасности

Подписаться на
Yandex newsTelegram
Российский политолог Иннокентий Адясов рассказал Sputnik о том, как Россия намерена бороться с терроризмом, какую роль в этой борьбе будет играть ОДКБ и зачем нужно вернуть на внешние рубежи организации российских пограничников.

Теракт с российским самолетом над Синаем и все возрастающая угроза других терактов, как в России, так и против граждан России за рубежом, заставляет российские власти думать о внешнем контуре безопасности. То есть Москва хочет отслеживать и нейтрализовать угрозы своей безопасности, условно говоря, "на дальних подступах". Но такая задача требует как новых альянсов в сфере безопасности (включая и негласные), так и новых методов работы спецслужб. 

Совместные учения КСОР ОДКБ Взаимодействие-2015, Архивное фото - Sputnik Таджикистан
ОДКБ принимает меры на случай дестабилизации в Афганистане

Понятно, что главными союзниками в борьбе с терроризмом на постсоветском пространстве Россия считает членов ОДКБ (Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан). Борьба с проявлениями экстремизма и терроризма — одна из задач этой организации согласно ее уставу. 

Министр иностранных дел России Сергей Лавров уже обсудил с представителями и послами государств-членов Организации договора о коллективной безопасности работу по борьбе с террористической угрозой. Рабочая встреча министров иностранных дел государств ОДКБ состоится "на полях" СМИД ОБСЕ в Белграде 3 декабря.

На декабрь также намечен саммит этой организации. Предложит ли Россия своим союзникам действительно радикальные изменения и как российские спецслужбы собираются ответить на возрастающую угрозу терроризма?

Приоритет — работа на упреждение

Для эффективного противостояния угрозе, надо четко понимать структуру и цели террористических организаций. Часто за громкими терактами стоят совсем не те структуры, которые сразу берут на себя ответственность за те или иные акции.

К сожалению, "террористический интернационал" много гибче и мобильней, чем это представляется непосвященному зрителю. А уж тем более сложно установить реального заказчика конкретного теракта и понять цели, которые он преследует.

Скажем, сейчас большинство экспертов на волне одиозной популярности "Исламского государства" (арабское название ДАИШ) спешат назвать именно эту организацию основной угрозой для безопасности на постсоветском пространстве. В то же время, по оценке директора Института востоковедения Российской академии наук Виталия Наумкина, в последние месяцы миграция боевиков-салафитов из СНГ в Сирию серьезно сократилась. Возможно, ДАИШ перестает быть центром притяжения для боевиков, и они ищут новые радикальные структуры. 

ОДКБ: боевики "ИГ" в Афганистане – угроза Душанбе и Ашхабаду

Но теракты происходили в России и в других странах СНГ еще задолго до появления ДАИШ. Не факт, что террористическое подполье, ориентированное на уже подзабытую, но, тем не менее, все еще крайне опасную "Аль-Каиду", разгромлено.

Спецслужбам РФ критично важно понять те процессы, которые происходят в "террористическом интернационале" (сейчас террор пытаются представить как некое радикальное проявление борьбы за справедливость среди мусульман, что в корне неправильно и опасно). И без обмена информацией по так называемым "партнерским каналам" со спецслужбами стран Среднего и Ближнего Востока это сделать невозможно. 

СНГ нужен новый "Вымпел"

В советское время в составе ПГУ КГБ (предшественника нынешней СВР) было такое спецподразделение для работы за рубежом — легендарный "Вымпел". Хотя в те времена зарубежный туризм среди граждан СССР не был массовым явлением, да и градус террористической угрозы был значительно ниже.

Сейчас наличие у России подобного спецподразделения — требование времени. И страны ОДКБ могут участвовать в создании и деятельности такой антитеррористической структуры.

Также не секрет, что российские спецслужбы до последнего времени весьма эффективно сотрудничали по предотвращению террористической угрозы с западными спецслужбами. Хочется надеяться, что и в нынешние крайне непростые для отношений России с Западом времена это сотрудничество окончательно не прекращено.

Терроризм — это слишком серьезная угроза, чтобы борьбу с ним ставить в зависимость от политических веяний. Причем в этом случае и Россия и Запад действительно находятся "в одной лодке", и прекращение партнерских отношений между спецслужбами ослабит безопасность обеих сторон.

Введение виз с ЦА — не панацея

О чем договорились на саммите ОДКБ-2015

В последние недели среди части экспертов стали весьма популярны рассуждения, что Москве, в рамках борьбы с террористической угрозой, следует ввести визы для граждан Центральной Азии.

Но, во-первых, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан — члены ОДКБ, а такие шаги явно не будут выглядеть как союзнические. А во-вторых, мировой опыт показывает, что визовый режим не преграда для членов террористических организаций — у них достаточно денег и связей для преодоления любых границ.

Введение виз ударит в первую очередь по законопослушным гражданам, и тем самым заказчики террора косвенно добьются своей цели — градус недовольства властями в обществе повысится, и медленно, но верно радикальные настроения будут находить все больше сторонников.

А вот координация визовой политики между странами-членами ОДКБ и составление "черных списков" потенциальных террористов крайне важны. Для этого требуется совместная работа разведок этих стран.

Усиление внешних границ ОДКБ — задача сверхактуальная

Безопасность России и как следствие — во многом безопасность ее союзников по интеграционным объединениям в решающей степени будет зависеть от того, как быстро удастся создать внешний контур безопасности, и насколько он будет эффективным. 

Первым шагом в этом направлении должно было бы стать частичное возвращение российских пограничников на внешние рубежи ОДКБ и совместная охрана границ объединения. Сейчас охрана внешних границ ОДКБ осуществляется в различных форматах.

Западные рубежи организации и Союзного государства России и Белоруссии весьма эффективно контролирует белорусский Государственный пограничный комитет.

Путин и Олланд заявили о важности создания широкой коалиции против ИГ

Система охраны государственной границы Армении с Турцией (280 км) и Ираном (42 км) сохранилась со времен СССР. Основой для пребывания здесь российских пограничников является межгосударственный договор о статусе пограничных войск России на территории республики, заключенный в Ереване еще в 1992 году. К сожалению, сейчас можно ожидать серьезного ухудшения ситуации на армяно-турецкой границе.

В 2005 году российские пограничники покинули таджико-афганскую границу (осталось лишь небольшое количество советников).

Российские пограничники были выведены из Кыргызстана в 1999 году. Но в стране функционирует представительство Пограничной службы ФСБ РФ. Еще в 2007 году парламент республики поднимал вопрос о возвращении российских пограничников, поскольку военный бюджет КР не позволяет в полной мере обеспечить военно-воздушную составляющую страны и прикрыть южные рубежи ОДКБ.

Охрану границ Казахстана осуществляет Пограничная служба КНБ РК. С Погранслужбой ФСБ РФ идет постоянный обмен информации и координация деятельности, в том числе и по недопущению въезда в РФ нежелательных лиц.

Из Узбекистана и Туркмении после распада СССР российские пограничники были выведены.

Безусловно, для эффективного противодействия терроризму было бы крайне важен совместный контроль погранслужб этих стран и России за потенциально опасными участками границы, прежде всего с Афганистаном. Но ни одна из этих стран пока не настроена даже вести переговоры на эту тему, хотя перед ними все острее стоит вопрос борьбы с террористической угрозой, приходящей из-за границы.

Лента новостей
0