Крушение таджикского Ту-154 в Шардже: вспоминает близкий погибшего

© Предоставлено Тахминой БобохоновойОриф Бобохонов с женой
Ориф Бобохонов с женой - Sputnik Таджикистан
В результате крушения самолета на территории Арабских Эмиратов 21 год назад погибли 85 таджикистанцев. Одним из них был футболист Ориф Бобохонов, семья которого рассказывает о случившейся трагедии.

Самолет Ту-154 авиакомпании "Точикистон" (рейс 3183), летевший из Худжанда в Шарджу, 15 декабря 1997 года разбился в 13 километрах от взлетно-посадочной полосы аэропорта прибытия. В живых остался только штурман, которого выбросило из окна кабины пилотов при ударе, остальные 85 человек, бывшие на борту, погибли…

Семья Бобохоновых в годы гражданской войны жила в Чкаловске. Покойный не раз летал за рубеж "Худжандскими авиалиниями".

— Ориф не первый раз был в ОАЭ. Тогда он ездил за подарками, это был предновогодний рейс, — рассказывает невестка покойного Тахмина Бобохонова. — В основном, этим рейсом летели бизнесмены, некоторые — отдыхать с семьями. Утром 15 декабря мы проводили его до аэропорта.

© Предоставлено Тахминой БобохоновойОриф Бобохонов (первый слева) не первый раз летел за рубеж
Крушение таджикского Ту-154 в Шардже: вспоминает близкий погибшего - Sputnik Таджикистан
Ориф Бобохонов (первый слева) не первый раз летел за рубеж

Орифу было 32 года, у него осталось трое детей. Младшей дочери тогда было 10 месяцев.

— В тот день приезжала его теща из Варзоба присматривать за внучкой, — говорит Бобохонова. — После того, как его проводили, мы все сходили к нему домой в гости. Вечером разошлись по домам.

Горькое утро

О том, что произошло, Бобохоновы узнали уже на следующее утро из выпуска новостей по российскому телевидению.

Горы в Таджикистане. Архивное фото - Sputnik Таджикистан
Жгли покрышки: альпинисты РФ рассказали, как сумели выжить при крушении Ми-8

— Это был первый год, когда начали отключать электричество, и утром, когда дали свет, в первом выпуске "Вестей" мы узнали о катастрофе. Сказали, что выжили четверо, трое из которых скончались по дороге в больницу, — вспоминает Бобохонова. — Это был шок. Мы уточняли, может ошиблись, может это рейс Душанбе-Шарджа. В доме, где жила моя мама, жил гендиректор согдийской авиакомпании Абдурахмон Алиев. Мама выбежала узнать у него, правда ли это все. Для соседей это было потрясением, потому что Алиев находился за штурвалом этого самолета. А жена была не в курсе, что случилось, и сама узнала от моей мамы.

К 9-ти утра люди начали собираться в аэропорту, где им официально сообщили, что случилось несчастье, и никто, кроме штурмана, не выжил. Здесь родные осознали, что Орифа уже нет в живых.

— 17 декабря привезли тела, в цинковых гробах, — говорит Бобохонова. — Сказали, что останки 24-х человек были узнаваемы, остальные сильно пострадали, сгорели и трудно их опознать. Мы хотели открыть гроб, но нам сказали, что лучше этого не делать. Пусть в памяти он останется улыбающийся, счастливый. Каким его видели тогда, когда провожали в последний раз.

Причины катастрофы

Долгое время семьи погибших не знали о том, что произошло на борту самолета, кто во всем виноват. Бобохоновы узнали о результатах расследования спустя 10 лет — им сообщили, что крушение произошло по вине экипажа.

Вертолет Ми-8АМТШ, архивное фото - Sputnik Таджикистан
Российский альпинист Шубин рассказал подробности крушения Ми-8

"По заключению комиссии Департамента ГА ОАЭ, катастрофа произошла вследствие несоблюдения командиром воздушного судна (КВС) последней заданной высоты и непреднамеренного продолжения снижения в управляемом полете без осознания ситуации, а также отсутствия реакции на сигнализацию опасной высоты и предупреждение штатного КВС и штурмана", — говорится в отчете комиссии, опубликованном в Интернете.

Единственный, кто остался жив — штурман Сергей Петров, который до объявления результатов расследования покинул страну.

— У меня брат летчик, и насколько я знаю, все пристегивались, а штурман — нет, он должен был всегда вставать и что-то переключать, — говорит Бобохонова. — И при ударе штурмана выбросило из самолета, так он выжил. У него все лицо было в порезах, когда он приехал спустя месяца полтора-два. Очень много народу собралось, чтобы увидеть его. Он месяцев шесть еще был в Чкаловске, но никаких комментариев не давал, ни с кем не общался.

Петров уехал в Россию, больше его никогда не видели.

— Были слухи, что он умер, говорили, что повесился, — вспоминает Бобохонова. — Несколько лет назад какое-то СМИ писало о нем. И корреспондент, якобы, встречался с его другом, которому перед отъездом Петров по пьяни рассказал, что их отравили. Якобы, он выходил в туалет, когда вернулся — все были в "отключке". И в этот момент был удар.

Седьмой день

Этот рейс унес жизни многих известных в республике людей, в том числе экс-начальника милиции Ленинабадской (ныне Согдийской — ред.) области Темурджона Рахимбоева, замглавы Налогового комитета Аъзама Негматова, начальника Согдийской авиакомпании Абдурахмона Алиева, проректора Таджикского медуниверситета Абдусалома Баракаева и футболиста Орифа Бобохонова…

Последний играл в составах сборной республики и столичного клуба "Ситора". Эта команда за свою недолгую (1992-1997) историю добилась грандиозного результата. За пять лет она дважды выиграла чемпионат, один раз — Кубок республики, два года была в призерах.

© Предоставлено Тахминой БобохоновойОриф Бобохонов (справа) играл в составах сборной республики и столичного клуба "Ситора"
Крушение таджикского Ту-154 в Шардже: вспоминает близкий погибшего - Sputnik Таджикистан
Ориф Бобохонов (справа) играл в составах сборной республики и столичного клуба "Ситора"

Хотя к моменту гибели Бобохонова команда находилась на грани распада, у него были большие планы, которые он не успел воплотить, рассказала невестка.

У детей футболиста сейчас свои семьи, он дед троих детей. Кроме этого, на свете живет другой Ориф Бобохонов, которому через неделю исполнится 18 лет.

— Мы были молодоженами и ждали первенца, — рассказывает Тахмина. — Тогда мы не были так капризны, не бегали на УЗИ, не спрашивали про пол ребенка. Ориф перед отлетом заходил к нам, шутил: "Все ясно, к моему приезду вы должны родить, я вот купил одежду для младенца". Он начал показывать эти вещи — голубого цвета, и мы засмеялись, почему именно голубого. Говорит: "Да я знаю, у Дилёба родится сын. Я ему еще из Дубая привезу хорошую, качественную форму". Через семь дней у нас родился сын, и мы назвали его в честь дяди — Ориф Бобохонов.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала