Эксперт: бессмысленно тормозить культурные связи

Подписаться на
Yandex newsTelegram
О лучших режиссерах на постсоветском пространстве и глупых попытках приостановить культурные связи с корреспондентом Sputnik Анной Столяровой поговорил культуролог, искусствовед, кинокритик, автор и ведущий программы "Культ кино" Кирилл Разлогов.

ДУШАНБЕ, 1 фев — Sputnik. Кирилл Разлогов убежден, что в бывших республиках Советского Союза кино живет и развивается. В одних странах акцент делается на комедии и собственное финансирование, а в других — на привлечение инвестиций и помощь иностранных партнеров.

- Кирилл Эмильевич, вы, очевидно, достаточно внимательно следите за ситуацией в кинематографии на постсоветском пространстве. Скажите, что сейчас в приоритете, игровое или неигровое кино? Какие жанры наиболее востребованы? Может быть, вы назовете наиболее интересных, на ваш взгляд кинорежиссеров?

— Ситуация в разных странах и регионах складывается по-разному. Обычно я привожу в пример сравнение Узбекистана и Казахстана. В Узбекистане очень сильно развито дешевое кинопроизводство популярных комедий, которые пользуются огромным успехом у своей аудитории. Но, скажем, узбекское кино практически неизвестно нигде за пределами страны.

В Казахстане же с точностью до наоборот. Там относительно мало развито производство фильмов для местной аудитории — казахское кино у своей национальной аудитории особым успехом не пользуется. Но в стране проводится международный фестиваль "Евразия". Большой интерес казахское кино, в свою очередь, вызывает и на международных кинофестивалях в других странах мира.

В Гаване стартовал 36-й фестиваль Нового латиноамериканского кино

На постсоветском пространстве есть государства, которые работают в европейских условиях, в режиме совместного производства с другими странами. Так, в Литве собственного кинопроизводства практически нет, но, скажем, есть картины, которые финансируются не только Литвой, но также Россией и Германией. Например, так делает фильмы Шарунас Бартас.

Международное сотрудничество позволяет этим национальным кинематографиям в известной мере выжить, продолжать существование.
Особый случай представляет Грузия. Грузинские кинематографисты работают по всему миру, но собственно грузинское кинопроизводство находится в очень сложном положении в силу как экономических, так и политических причин.

В каждой республике есть свои известные режиссеры. В Армении это Арутюн Хачатрян, который делает и документальные, и игровые картины, в Литве — Шарунас Бартас, в России из тех, кто наиболее активно работает, — Александр Сокуров, Никита Михалков, Алексей Герман-младший, Бондарчук.

Но производство массовых кассовых картин, как правило, развито только в тех странах, где есть большая собственная аудитория. Помимо России, в других постсоветских странах такого налаженного производства фильмов для массового зрителя нет, хотя попытки сделаны были. Скажем, Сергей Бодров сделал картину "Монгол" при совместном производстве Казахстана и России, который был номинирован на "Оскар". В Казахстане также сделали картину "Кочевник", вложив довольно большие средства.

Есть своя кинематография в Азербайджане, где развито сотрудничество с турецкой кинематографией. Отдельные фильмы, как правило, фестивальные, делаются в Киргизии. Практически ничего уже давно не слышно о кинематографии Таджикистана, но здесь есть связи, видимо, с Ираном — в силу того, что языки и культуры близки. Так, в Таджикистане делал картины иранский режиссер Мохсен Махмальбаф, то есть здесь тоже налицо международное сотрудничество, но в другую сторону.

Одним словом, вот эти две линии — с одной стороны, фестивальное кино, а с другой стороны — кино для своей собственной массовой аудитории — развивается на постсоветском пространстве везде, но с разной степенью успеха.
Но относительно большой кинематографией пока можно считать только российскую, где есть сильная конкуренция голливудских картин в кинотеатрах, создаются отдельные супер-хиты, ежегодно выпускается какое-то количество средних коммерческих картин и с десяток картин, которые пользуются успехом на международных кинофестивалях.

- Если говорить о кинофестивалях, какие бы вы выделили в ближнем зарубежье и в России?

— Если брать старые фестивали — это "Евразия" в Казахстане, внутренний национальный фестиваль "Кинотавр" в России, это Московский международный кинофестиваль и фестиваль "Послание человеку" в Санкт-Петербурге, который довольно успешно развивается в последнее время.

В целом фестивальное движение достаточно бурно, сложнее дело обстоит с прокатом. Но в какой-то степени эта проблема решается распространением фильмов через интернет. Невзирая на безуспешные попытки остановить тот же Rutracker, люди скачивают фильмы в интернете, и хотя количество кинозрителей нарастает неуклонно, кассовые сборы хоть и растут, но уже значительно медленнее, чем несколько лет тому назад.

- Национальные культуры бывших советских республик мы знали достаточно хорошо, в том числе кино. У современной молодежи, кажется, нет таких знаний, несмотря на глобализацию, интернет и доступность информации. Как вы считаете, кинофестивали, которые проводятся в ближнем зарубежье, могут помочь глубже узнавать друг друга?

— В принципе да, потому что все они основаны на своих национальных культурах в первую очередь. Но одновременно они знакомят зрителей и молодежь с мировым фестивальным кино, с произведениями, которые не доходят до проката, что тоже очень важно. Все зависит от того, кто стоит за фестивалями и с какой целью они делаются. Но в любом случае фестивали делают полезное дело.

- Могут ли культурные связи, в том числе кинематографические, реально помочь сближению народов в сегодняшней непростой политической ситуации? Вот, например, на Украине запрещают показ все большего количества советских и российских фильмов. Как вы можете это оценить?

— Чем сложнее политическая ситуация, тем большую роль играют культурные связи. Самое бессмысленное, что можно делать, это пытаться затормозить, приостановить культурные связи, как это, к сожалению, иногда делается на той же Украине.

То, что происходит в этом отношении на Украине, я оцениваю негативно, как и любой запрет. Но помимо всего прочего, это еще и глупость, недальновидность, потому что те же самые фильмы люди смотрят в интернете, и никаких особых результатов эта политика не приносит, кроме негативных.

- А есть ли какие-то благоприятные возможности, преимущества для сотрудничества кинематографистов в рамках ЕАЭС?

— Предпосылки, конечно, есть. Во-первых, это в известной мере традиции, которые унаследованы от советского времени, а во-вторых, уже новые связи, которые возникают между представителями молодого поколения. Есть содружество кинематографистов, есть общие интересы, но есть и конфликтные ситуации, которые касаются не только отношений между странами.

Так, если мы возьмем Союз кинематографистов России и отношения в нем между критикой и творцами, мы увидим, что внутри самой России проблем не меньше, чем между странами на территории бывшего Советского Союза.

- И еще вопрос, немножко не по теме. Про "Выжившего" свое мнение, по-моему, уже высказали все, но все-таки очень интересно именно ваше. Как вам эта картина? Оправдала ли ожидания?

— По-моему, картина чрезвычайно интересная, чисто оскаровская: она рассчитана не столько на массовый зрительский успех, сколько на престижный успех. Не знаю, удостоится ли она "Оскара" за лучший фильм, но, надеюсь, что Ди Каприо получит, наконец, статуэтку за лучшее исполнение роли.

Лента новостей
0