Дзодзуашвили: вечная тайна футбола до сих пор не разгадана

© Sputnik Alexander ImedashviliРевазом Дзодзуашвили. Архивное фото
Ревазом Дзодзуашвили. Архивное фото - Sputnik Таджикистан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В рамках проекта "Четверть века без СССР" Sputnik Грузия представляет интервью с ветераном советского и грузинского футбола, легендарным защитником "Динамо" Тбилиси и сборной СССР Ревазом Дзодзуашвили.

25 лет прошло с того момента, как распался СССР. Те, кому нет еще 30 или немного за 30, плохо помнят, что было "тогда". Это уже представители нового поколения, взгляд которых на многие вещи радикально изменился. Они не могут сравнивать "те" и "эти" времена.

Но есть люди, которые вели активную деятельность и во времена Советского Союза, и после его распада. Им есть что вспомнить, что сравнить и где провести параллель.

Одним из таких людей является ветеран советского и грузинского футбола, легендарный защитник "Динамо" Тбилиси и сборной СССР, вице-чемпион чемпионата Европы 1972 года и бронзовый призер Олимпийских Игр того же года в Мюнхене — Реваз Дзодзуашвили, пишет Sputnik Грузия.

Хотя ветераном Дзодзуашвили назвать сложно. Он по-прежнему в прекрасной форме, ведет активную тренерскую деятельность и, самое главное, знает, что с чем сравнивать.

- Когда, на ваш взгляд, футболист себя чувствовал более комфортно — до 91 года или после?

— Чем больше масштабы страны, тем серьезнее конкуренция — это один из главных залогов спортивной жизни.

В чемпионате СССР выступали футбольные клубы 15 республик. И если измерять современными мерками, то это фактически были национальные сборные республик. Потому что в киевском "Динамо" играли лучшие футболисты Украины, в "Нефтчи" — Азербайджана, в "Динамо" Тбилиси — Грузии и т.д.

На протяжении 11 месяцев в году мы проводили матчи то в Ташкенте, то в Алма-Ате, то в Москве. Нас окружала такая спортивная среда, которая способствовала нашему росту в профессиональном плане. И речь не идет только о футболистах. Бесценный опыт получали и тренеры, и судьи.

Чемпионат СССР можно было сравнить с мощной лавиной, которая накрывала всех.

- Можно ли провести параллель с чемпионатом СССР и современным футболом в Европе?

— Безусловно. Европа перешла на тот формат, который мы оставили позади. У нас был чемпионат Союза, а они создали себе так называемый чемпионат Европы. Я в данном случае имею в виду Лигу Чемпионов УЕФА.

И если сравнивать Лигу Чемпионов УЕФА и чемпионат СССР, то первенство Союза было посильнее. Каждая команда раз в неделю играла с сильным соперником, который по сути, как я уже отмечал, был сборной отдельно взятого региона.

Давайте посмотрим правде в глаза — с распадом СССР мы все это потеряли. И Россия, и Грузия, и другие страны постсоветского пространства. Это видно невооруженным глазом. И это проявляется на крупных турнирах — чемпионатах Европы и Мира.

- После распада СССР только три сборные участвовали в финальных турнирах Европы или Мира. Это Россия, Латвия и Украина.

— Да, но здесь надо обязательно подчеркнуть, что все эти достижения — остатки той инерции, когда работали представители старой школы — школы СССР. Даже взять меня. Когда я был главным тренером сборной Латвии, то работал по принципам Качалина, Якушева, Бескова. Людей, которые создали большой футбол, и по этому течению, по этому направлению у нас получалось работать. Поэтому Латвия и попала на ЕВРО-2004.

Ответ прост — мы потеряли нечто большое и никак не можем угнаться за новыми тенденциями. Но это тема для отдельного разговора: что было хорошего там и тогда, и что сегодня нам мешает быть такими же, как Европа.

- Что же нам мешает?

— Много причин. Но одна из них — ухудшение физподготовки спортсменов. Советский футбол, да и спорт в целом, славился тем, что у спортсменов была очень мощная физическая подготовка.

Дело в том, что раньше все виды спорта были завязаны друг на друге. Футбольные тренеры внимательно отслеживали новинки в хоккее; баскетбольные — в легкой атлетике и т.д. Было здоровое соперничество тренеров высокого класса. Таких, как, скажем, Тарасов и Якушин.

- Была внутренняя конкуренция?

— Конечно. И это была здоровая и нужная конкуренция. Кстати, первые заметные изменения в тренировочном процессе появились у хоккеистов. Они первыми стали уделять повышенное внимание физической подготовке спортсменов. В частности, эта заслуга принадлежит ЦСКА.

И такое усиление "физики", в первую очередь, было полезно советскому футболу. Это все объясняется климатическими условиями, потому что в России первоочередной акцент надо делать именно на физику. А, скажем, в Бразилии, основной упор всегда делался на технику.

Что произошло сейчас? Вся эта могучая тренировочная лавина, которую создавали великие тренера на протяжении многих десятилетий, практически сошла на нет.

- Если рассмотреть временной промежуток, в котором вы активно участвовали с 70-ых по нынешний период, то насколько сильно изменился футбол?

— Сейчас назвать футбол искусством, как это делали раньше, язык не повернется. Это в большей степени бизнес и коммерция.

В свое время Якушин написал книгу, которая называется "Вечная тайна футбола". Мы до сих пор пытаемся разгадать эту тайну и пока никак не получается. Никто не может сказать, приходя сегодня на стадион, кто выиграет.

Если говорить, что было хорошего в те годы и почему сейчас мы наблюдаем спад, все очень просто. Я думаю, что страна СССР была великой державой еще и потому, что у нее был хороший спорт — спорт высоких достижений. И хороший футбол.

- Не связано ли это с тем, что с распадом СССР у многих спортсменов снизился уровень патриотизма и на первый план стали выходить финансы?

— Я думаю, что разложение советского футбола началось после Брежнева. Потому что при нем федерация футбола еще работала жесткой рукой. Так же, как и при Сталине, и при Хрущеве.

Не дай Бог в то время узнали бы, что кто-то договорился об исходе матча. Догадываетесь, что было бы?! А потом стали появляться тайные тотализаторы.

© Sputnik / Алексей Хомич / Перейти в фотобанкЧлен сборной команды СССР по футболу защитник Реваз Дзодзуашвили во время тренировки.
Член сборной команды СССР по футболу защитник Реваз Дзодзуашвили во время тренировки. - Sputnik Таджикистан
Член сборной команды СССР по футболу защитник Реваз Дзодзуашвили во время тренировки.

- Вы хотите сказать, что они погубили советский футбол?

— Как обычно выигрывают войну — подсылают агентов, и эти агенты работают на сбор информации, чтобы потом обратить ее против тебя. И здесь могло произойти то же самое. Кто-то смотрел советский футбол и думал, чем их можно испортить. Конечно — вот такими вот действиями. Подбросили тебе людей с большими деньгами. И сразу же начались соответствующие предложения: "А ты можешь эту игру свести вничью? А ты можешь здесь пропустить столько?"

Это сравнимо с укусом ядовитой змеи. Несколько минут назад ты был здоровым человеком, а уже сейчас в твоей крови яд. Да, может быть, не смертельная доза, но он там есть и наносит ущерб всем органам. Начинается необратимый процесс, остановить который очень сложно — практически невозможно.

Потому что официальность тотализаторов — это уже совсем другой футбол. Я не говорю, что их не должно быть. Но спортсмен должен оставаться спортсменом при любых обстоятельствах. Если ты сильный, мощный, уверенный в себе — выигрывай, а не проигрывай.

Я сам, скажем, во время недавнего чемпионата Европы ходил в тотализаторы и наблюдал за действиями людей. Как они живут рядом с футболом? Почему сегодня мы видим плачевную ситуацию, когда трибуны на стадионах пустуют? Потому что там (в тотализаторах, по ТВ) — все лучше видно. Со своими повторами, комментариями и т.д. Поставил пять лари и смотришь футбол, как в кинотеатре. Можешь следить за несколькими матчами одновременно.

- Получается, что из-за тотализаторов болельщики перестали ходить на стадионы? Ведь в свое время "Динамо" собирал десятки тысяч болельщиков. Что произошло?

— Произошло то, что футбол перестал быть только спортом. Теперь это уже и большая политика. Что из себя на сегодняшний день представляет футбол? Он может собрать 100 тысячную аудиторию? Конечно, может, но этого должен хотеть первый человек государства. Почему сейчас так поднялся спорт в России? Потому что сегодня Москва, Россия имеет такого президента, который не оставляет без внимания ни один вид спорта — начиная от борьбы и заканчивая футболом.

И когда за вещами следит первое лицо государства, то процесс идет дальше по течению. В конечном итоге это доходит до простого болельщика, который хочет видеть красивый и качественный футбол.

При этом не должно быть разницы между статусом игры. Даже если она товарищеская. Если я профессиональный спортсмен, я все равно хочу выиграть. И вот такая процедура жизни максимально создает вокруг себя футбол.

- В марте прошлого года, когда в Грузию приехала сборная Германии, один из грузинских болельщиков во время тренировки выбежал на поле и упал на колени перед Швайнштайгером, выражая таким образом свое восхищение. Как вы считаете, могло подобное произойти в СССР? Скажем, мог бы так советский болельщик поступить по отношению к Платини, Росси, Марадоне…?

— Однажды в тбилисский Дворец спорта приехали ветераны советского футбола. Дворец был заполнен до отказа. И когда объявили, что на мероприятии присутствует Эдуард Стрельцов, а он к тому времени не играл уже два года, все, абсолютно все, кто находился во Дворце — мужчины, женщины, дети, старики — встали и на протяжении десяти минут аплодировали этому великому футболисту.

- Да, но Стрельцов свой.

— Нет, Стрельцов не свой — Стрельцов мировой. Он принадлежал всему миру. Он совсем другой.

Вы знаете, может быть, я тоже пришел и первым бы поцеловал бутсы Стрельцова. Если бы мне это было позволено. Потому что он настолько обогатил мой футбол, мою жизнь профессионального спортсмена, что, может быть, я мог совершить и более глупый поступок, любя его именно за его богатую футбольную деятельность, которую он создал.

Я вам больше скажу. В составе "Динамо" Тбилиси играл Михаил Месхи. И болельщики платили больше денег за билеты, чтобы быть ближе к флангу, на котором он играл. После перерыва они старались перейти на противоположную трибуну. Разве это не большее проявление любви и уважения к футболисту?

- Получается, что в этом нет ничего предосудительного?

— Нет, нету. Но вопрос заключается в другом — почему у нас сейчас нет такого? Почему Миши Месхи нет? Почему Гиви Чохели нет? Почему нет таких великих футболистов? А все потому, что сейчас здесь не только политические нюансы, но и финансовые.

У нас в Грузии, каждый год рождается как минимум один великий футболист. Это Бог нам посылает. Все зависит от того, как ты его воспитаешь, как государство его примет. Не думайте, что у нас нет "стрельцовых" — есть. Но сейчас такая ситуация в Грузии, что этот новый Миша Месхи элементарно не имеет денег на экипировку, на стадион, и вообще он может быть голодным.

- Вы работали со сборной Грузии. С национальной командой Латвии, в Саудовской Аравии. Тренировать сборную постсоветскую легче, чем это происходило во времена СССР? Насколько изменилось само отношение футболиста к сборной своей страны? Насколько футболисты относятся к матчам за национальную команду спустя рукава?

— Надо задать правильный вопрос — а кто руководители? Давайте сейчас не будем говорить обо мне, а будем говорить о Ревазе Дзодзуашвили, который тренировал несколько сборных. 

Сегодня многие могут задать вопрос: "А почему ты не можешь поделиться опытом пройденного пути и помочь грузинскому футболу? Воспитать достойную смену и передать эстафету другим?". Конечно, могу и хочу. И секретно делаю. Но лидеры, которые у нас сегодня сидят в правительстве, не хотят смотреть на футбол на этом уровне. Видимо, так. Им наплевать, Хурцилава, Чивадзе, Дзодзуашвили задействованы в футболе или нет.

Но я все равно не обижаюсь. Я все равно нахожу свою футбольную нишу и ни один день, что помню себя, не был вне футбола. Каждый день я отдаю футболу 5-6 часов. Я могу работать в любых погодных условиях и чувствую себя прекрасно.

И мне приятно, что молодежь у меня чему-то учится. Если посмотреть на игроков, которых воспитывал я, то они спокойно играют до 32 лет. А некоторые и дольше. Если есть хорошие тренера, то все оттуда. И если внимательно посмотреть, то оказывается, что Дзодзуашвили еще нужен.

© Sputnik / Г. Ахаладзе / Перейти в фотобанкФутбольный тренер Реваз Дзодзуашвили
Футбольный тренер Реваз Дзодзуашвили - Sputnik Таджикистан
Футбольный тренер Реваз Дзодзуашвили

- Отголоски старой школы?

— У меня есть целые тома записей тренеров, с которыми мне приходилось работать: Якушин и многие, многие другие. Знаете, что говорил Якушин: "Кто новое забывает — тому глаз долой, а кто старое — два".

Тут нельзя разделять на старое, новое и среднее. Это как единое целое. Это как эстафета. Берешь старт, бежишь 100 метров, передаешь второму и так далее до победного финиша.

Мне в свое время передал эстафету Гиви Чохели. Я передал Чивадзе и так далее, и так далее. Разрыв такой цепочки не приведет ни к чему хорошему.

— Почему у современных защитников, таких как Гурам Кашия, Саба Квирквелия, Уча Лобжанидзе, которые играют не в самых плохих европейских клубах, нет того блеска и шика, который был присущ защитникам советской школы?

— (берет книгу и показывает старые фотографии советских защитников) Единоборство! Вы посмотрите, как боролись за каждый мяч мы, и как это происходит сейчас. (открывает книгу на странице, где фотографии Чохели, Якушина и Качалина). Вот — посмотрите, здесь фотографии трех великих людей. Посмотрите, какие выражения лиц у них на поле во время игры! Они полностью отдаются матчу, полностью выкладываются на футбольном поле, не ждут, когда мяч прилетит к ним, а сами бегут ему навстречу.

И как ведут себя защитники сегодня во время подачи штрафных и угловых?! Если мяч к ним прилетит, тогда они вспоминают о своих непосредственных обязанностях. Но дело не в том, что виноваты они. Их не научили так играть. Посмотрите, как Дзодзуашвили закрывает Беста. Посмотрите на их лица. Какие стартовые действия. Хурцилава — какая самоотдача написана на его лице, во время приема мяча. Они как гладиаторы, сражающиеся за свою жизнь.

Один из последних примеров великолепной игры защитника — это игра Пепе в финале чемпионата Европы. Вот как надо сегодня играть, защищаться и сражаться за каждый метр поля. Вот в этом вопрос.

- Выкладываться по полной и сверх того?

— Дело не только выкладываться или нет. Если, скажем, я за один матч сделал бы три угловых или три раза выбил в аут — меня в сборную не взяли бы. Вот какая была конкуренция. А сейчас, чем больше угловых сделаешь и аутов, тем тотализатор больше платит.

- Как обстояло дело с допингом в СССР?

— На чемпионате Мира в Мексике (1970 год — прим. ред.) у меня трижды брали пробы на допинг. И меня это не задевало, а наоборот — радовало, раз меня выбирают. Значит я много бегаю! Значит я играю хорошо! Но никогда в голову не приходило, что кто-то позволил бы принять запрещенный препарат. Конечно, ты можешь сказать, что ты сам не знал и тебе давали врачи.

Но я понял другое. В футболе — самый сильный допинг — это готовность футболиста. Самый сильный допинг для спортсмена — это твой путь: кто ты такой, что ты из себя представляешь как спортсмен. Я сам принимал допинг. Знаете, какой? Я знал, что с третьего января начинал тренировку. За две недели раньше я уже готовился к первым тренировкам. И с третьего числа, до конца сезона, знал, что у меня игры за "Динамо" Тбилиси и за сборную СССР. И не один день я не имел права провалить. Потому что сегодня ты звезда, и за один день твоя звезда может погаснуть. За один день неправильной деятельности.

И вот, кто создает такое вокруг себя — это и есть самый сильный допинг. И как только я уходил от этого, моментально становился половиной того, кем должен быть. Значит, кто виноват — допинг или ты, твоя спортивная деятельность? Лично для меня это допинг, и другого я не признаю.

А если происходит применение допинга, то в первую очередь, надо наказывать не спортсменов, а тех, кто продает соответствующие лекарства.

Лента новостей
0