Положительный герой: Россия как главный консерватор Европы

Подписаться на
Yandex newsTelegram
Россия превратилась в главного европейского консерватора, который громко говорит о национальных интересах, национальной идентичности и христианской цивилизации, в то время как Запад не может выбраться из своей мультикультурной путаницы.

Европарламент принял резолюцию, осуждающую пакт Молотова — Риббентропа. А МИД России написал в Twitter, что "благодаря советско-германскому договору о ненападении война началась на стратегически более выгодных для СССР рубежах, население этих территорий подверглось нацистскому террору на два года позже, были спасены сотни тысяч жизней", отмечается в материале РИА Новости.

Десять лет назад подобное было просто невозможно представить. Россия в то время озвучивала солидарную с единой Европой позицию и подписание советско-германского пакта публично осуждала.

Однако игра в единство европейских ценностей ничем хорошим для нас не закончилась. На Россию продолжают смотреть с подозрением и предъявляют ей все новые и новые претензии. Теперь — и за развязывание Второй мировой войны.

Участники акции акции по защите климата в Париже. 21 сентября 2019 - Sputnik Таджикистан
Молодежь Запада требует перестать кормить Россию

Никакой врожденной русофобии в этом, конечно, нет. К размерам и амбициям России за 300 лет в европейских столицах давно привыкли.

Возвращаясь к событиям 80-летней давности, Европа решает исключительно актуальные задачи. Прошлое — не более чем инструмент, который довольно часто подходит для решения текущих задач.

Европейская политическая и интеллектуальная элита ищет сегодня универсальный механизм для формирования общеевропейской идентичности. Ладится пока не очень.

Проблема не только в десяти-двадцати миллионах мигрантов, переселившихся в Старый Свет за последние 30 лет. С этой задачей 350-миллионная Европа справилась бы и ассимилировала мусульманских переселенцев за три-четыре поколения.

Но сам Европейский союз совершенно не хочет превращаться в плавильный котел, и, несмотря на прозрачные границы, европейские народы остаются в том же исходном состоянии, что и были до 2007-го. Со своим взглядом на историю, соседей, с собственными героями и своими же негодяями.

Новый мировой лидер обещает России катастрофы. И не только ей

В качестве точки сборки новой общеевропейской политической нации для идентификации "свой-чужой" был выбран "антитоталитаризм".

Современной версией присяги и Символа Веры избрано осуждение "тоталитаризма" в широком смысле этого слова. А точнее — его воплощения в образе нацистской Германии и коммунистической России.

Европейские народы должны вглядываться в этих адских сиамских близнецов XX века, олицетворяющих пришествие зла в христианский мир, и, изжив этот опыт, переродиться в единую европейскую политическую общность.

Россия, которую в ЕС никто никогда не звал, подыгрывать новой идеологии категорически не хочет.

Более того, распробовав наконец на вкус идею "политической нации", Россия превратилась в главного европейского консерватора, который громко говорит о национальных интересах, национальной идентичности и христианской цивилизации, в то время как Запад не может выбраться из своей мультикультурной путаницы, в которую простые немцы, испанцы и поляки категорически не верят.

У концепции антитоталитаризма будущего нет. Потому что сам исходный термин "тоталитаризм" — искусственный и лживый. Тоталитарным был весь мир образца 1939 года.

Германия создавала корпоративное государство немецкой нации. СССР с момента своего образования в 1922-м не строил иллюзий по поводу того, что он находится в кольце врагов. Над Британской империей не заходило солнце, а Япония пережевывала бессильный Китай и готовилась вступить в схватку с США за ресурсы Юго-Восточной Азии.

К войне готовился или ее вел весь обитаемый мир.

Интервью президента РФ В. Путина газете Financial Times - Sputnik Таджикистан
Большое унижение Запада от Путина: кажется, он выигрывает медиавойну

В английских школах детей секли розгами, в Америке делали отдельные туалеты для негров, во Франции рубили головы на гильотине, а в Испании женщины не могли голосовать.

Если попытаться составить глобальный "Рейтинг уровня тоталитаризма" в 1939-м, я полагаю, СССР не вошел бы даже в первую десятку стран-лидеров.

Обсуждение советско-германского пакта о ненападении от 1939-го в контексте исторической вины, которую навязывает России Запад, — для нас совершенно бессмысленно и противоречит банальной человеческой логике.

Пакт Молотова — Риббентропа был плох? Для кого? Для народов Европы? А нам какое дело до народов Европы?

Подписание пакта было очевидным благом для России, которая тогда существовала в форме Советского Союза. Это было благом для национальных интересов России, которые, конечно, могли не совпадать с национальными интересами других европейских народов. Ну так тем хуже для этих народов. Жизнь вообще несправедливая штука.

В 1939 году мы вернули территории, которые двести лет были частью Российской империи и которые мы по этому признаку считали исторически своими.

Похороны вместо саммита: Путин преподнес сюрприз лидерам G20

В 1939 году мы завершили вопрос объединения украинцев и белорусов, которых считали и считаем неотъемлемой частью большого русского народа.

Мы получили стратегические порты на Балтике и отодвинули угрозу от своих границ на 300 километров.

И, наконец, мы ликвидировали Польшу — крайне враждебное на тот момент государство — на своих западных границах.

Это — то, что по факту. А всякие попытки обсуждать моральную сторону исторических событий есть не что иное, как политическое шулерство.

То, что российский МИД в своей риторике вернулся к аргументам образца 1980-го про выигранные два мирных года, — лишь на первый взгляд выглядит неуклюже.

Подпись документов - Sputnik Таджикистан
Впервые опубликован советский оригинал пакта Молотова — Риббентропа

Формула "выигранного у войны времени" — логичная и простая. Она обладала безусловным общенациональным консенсусом в течение 40 лет. Ее отлично понимало поколение, рожденное с 1938-го по 1945-й, поскольку осознавало, что, начнись война в 1939-м, а не в 1941-м, они могли бы так и не появиться на свет.

Ревизия этой формулы 1989-го принесла в национальное сознание еще одну точку раскола. Что и являлось, очевидно, целью.

В том, как формируется историческая память, в так называемой исторической политике, нет места неопределенности.

Каждый народ осмысливает или придумывает свое место в мировой истории. В этой пьесе все хотят быть положительным, ну или в крайнем случае трагическим героем.

Россия — положительный герой. Точка. Все остальные версии нам не подходят, и обсуждать мы их ни с кем не будем.

Лента новостей
0