"Китайские поджигатели". Почему горят леса в Сибири

© © Фото предоставлено министром охраны природы Якутии Сахамином АфанасьевымТушение пожаров в Якутии
Тушение пожаров в Якутии - Sputnik Таджикистан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Прямые убытки от лесных пожаров в Сибири в этом году предварительно оцениваются в 19 миллиардов рублей. Сумма вырастет многократно, когда в дело вступят черные лесорубы.

ДУШАНБЕ, 13 окт — Sputnik. Под видом санитарных вырубок горелого черные лесорубы начнут уничтожать ценные деревья, чтобы продать древесину китайцам. В Сибири уверены, что за лесными пожарами стоят именно они.

Так ли это на самом деле — в материале РИА Новости.

Сгоревшее достояние

О размере ущерба, нанесенного огнем сибирским лесам, сообщил замглавы Федерального агентства лесного хозяйства (ФАЛХ) Михаил Клинов.

Этим летом общая площадь пожаров в Сибири составила три миллиона гектаров. В Иркутской области, Красноярском крае, Бурятии и Якутии был введен режим чрезвычайной ситуации.

Победить огненную стихию удалось только с наступлением сезона осенних дождей: 30 сентября "Авиалесоохрана" сообщила: "На территории Российской Федерации действующих лесных пожаров нет".

ФАЛХ утверждает: несмотря на увеличившуюся по сравнению с прошлым годом площадь пожаров, общий ущерб окажется примерно таким же.

"Пожаров больше стало в труднодоступных и недоступных местах, где стоимость леса гораздо ниже", — пояснил Михаил Клинов.

Впрочем, как признал чиновник, речь пока идет о предварительной и чисто формальной оценке убытков.

На самом деле потери будут в несколько раз выше. Потому что уже в следующем году на выгоревших участках начнутся так называемые санитарные вырубки, которые в последние годы стали излюбленным прикрытием черных лесорубов.

Типовой сценарий прост: получив разрешение на санитарную вырубку горелого леса, элитные деревья рубят далеко от гарей.

Затем этот лес доставляется на пункты приема и отгрузки древесины, где его скупают заказчики — как правило, китайские. По статистике, основной поток лесоматериалов из Сибирского и Дальневосточного федеральных округов идет именно в КНР, при этом на ДФО приходится более 30 процентов всего лесного экспорта России.

Министерство по чрезвычайным ситуациям считает главной причиной лесных пожаров неосторожное обращение с огнем.

"Проведенная авиаразведка показала, что большая часть очагов природных пожаров расположена вблизи дорог", — сообщало ведомство в августе. А это значит, что виной всему — человек.

Закрыть границу

Однако сибиряки и дальневосточники, руководствуясь древним принципом "смотри, кому выгодно", винят в поджогах леса черных лесорубов и их китайских заказчиков.

С этой версией соглашаются многие эксперты. А теперь, похоже, ее справедливость признали и федеральные чиновники.

Не случайно в августе на фоне охвативших Сибирь лесных пожаров министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин заявил о возможности полного запрета экспорта леса в КНР.

"Китай должен четко понимать, что, если он не подключится к решению этой проблемы, у нас не будет другого варианта, кроме как запретить экспорт леса полностью", — сказал Кобылкин в интервью газете "Ведомости".

Министр подчеркнул, что с китайскими коллегами "ведется серьезная работа", и он лично попросил представителей правоохранительных органов КНР подключиться к решению проблемы черных лесорубов в Сибири.

Российские чиновники не впервые говорят о возможности остановки экспорта леса в Китай. Еще в январе глава Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик предложил ввести запрет на скупки леса в России гражданами КНР "для улучшения контроля за состоянием лесных ресурсов и оборотом лесопродукции в стране".

А в конце февраля 2019 года в Государственную думу в очередной (по подсчетам экспертов, в шестнадцатый) раз был внесен соответствующий законопроект.

Поскольку прямо запретить экспорт леса Россия не может (подобные меры противоречат правилам Всемирной торговой организации), в новом документе речь идет о "запрете заготовки древесины в целях экспорта".

За ограничение вывоза сибирского леса за границу выступают многие россияне: на сайте change.org сейчас размещено десять петиций с подобными требованиями, причем половина призывов появилась во время лесных пожаров минувшим летом.

Самое большое число подписей — более 650 тысяч — собрало размещенное два года назад и адресованное правительству России требование ввести десятилетний мораторий на вырубку и экспорт леса из России.

Однако пока призывы граждан не находят отклика. Министр промышленности и торговли Денис Мантуров, комментируя августовскую инициативу Минприроды, отметил, что Китай — ключевой торгово-экономический партнер России и страны намерены впредь наращивать взаимный товарооборот.

"В этих условиях устанавливать без крайней необходимости какие-либо ограничения экспортно-импортных операций, в том числе в отношении лесопромышленных материалов, нецелесообразно", — заявил глава Минпромторга, подчеркнув, что проблемой незаконных вырубок сибирского леса должны заниматься региональные власти и правоохранительные органы.

Бревно в глазу

В этом споре Минприроды и Минпромторга, как ни печально, прав, скорее, Денис Мантуров. Потому что главные проблемы лесозаготовительной отрасли имеют чисто российское происхождение.

Корнем всех сегодняшних бед с полным основанием можно считать принятый в 2006-м Лесной кодекс. В нем полномочия по использованию лесного фонда были распределены между федеральным правительством, региональными властями и бизнесом.

В результате лесозаготовка стала одной из самых коррумпированных отраслей российской экономики: в деле уничтожения лесов региональные чиновники действуют в тесной связке с дружественными бизнесменами.

Разрешения на аренду лесного участка и вырубку распределяются по конкурсам, которые неизменно выигрывают свои люди. Они рубят лес, потом продают своим же компаниям за копейки, а те уже перепродают по рыночной цене китайцам.

В карманы недобросовестных бизнесменов и чиновников ложится огромная прибыль, ведь одна машина леса стоит сто тысяч рублей. А бюджет получает копейки.

Защищая свои коммерческие интересы, чиновники саботируют попытки федерального правительства наладить учет и контроль в лесном хозяйстве.

Как выяснили эксперты Комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Совета Федерации, в России сегодня полностью "отсутствует достоверная государственная система статистической отчетности товарной лесопродукции" — усилиями лоббистов Росстату было запрещено учитывать в статистике объемы леса, заготавливаемого малыми и средними предприятиями, то есть компаниями местного и регионального уровня.

Отсутствие достоверных сведений, в свою очередь, мешает контролировать нелегальный оборот леса.

С 1 июля 2015-го в России была запущена Единая государственная автоматизированная информационная система учета древесины (ЛесЕгаис), в которой, по идее, должен фиксироваться весь оборот древесины — от порубки до реализации пиломатериалов. К системе не было никаких нареканий, пока в прошлом году активисты ОНФ не выявили в 47 регионах России факты массовой продажи древесины без внесения данных о них в ЛесЕгаис.

"На информационную систему затрачены большие деньги, а она до сих пор работает неэффективно, продажа леса остается в теневом секторе", — констатировала глава Совета Федерации Валентина Матвиенко на встрече с премьер-министром Дмитрием Медведевым в феврале этого года.

Эксперты уже давно составили список мер, необходимых для наведения порядка в лесной отрасли.

Во-первых, все вопросы использования лесного фонда необходимо передать на федеральный уровень.

Во-вторых, нужно установить единый для всей страны жесткий порядок деятельности пунктов приема и отгрузки древесины, ограничив именно на этом уровне продажу леса иностранцам.

Кроме того, требуется подключить имеющиеся ресурсы "Роскосмоса" для спутникового мониторинга вырубок (в первую очередь — санитарных в зоне прошедших лесных пожаров) и увеличить численность сотрудников лесной охраны, оснастив их современной техникой — от автомобилей высокой проходимости до беспилотников с системой видеонаблюдения. Все эти очевидные меры обсуждаются уже не один год.

Проблема в том, что на их реализацию требуются серьезные расходы, а когда приступают к обсуждению очередного федерального бюджета, выясняется, что денег нет.

Так что главе Минприроды остается только шантажировать Китай угрозой прекращения экспорта древесины, в надежде, что богатые зарубежные партнеры профинансируют охрану наших лесов.

Лента новостей
0