России необходимо извлечь урок из кубинского примера

© Sputnik / Сергей Гунеев / Перейти в фотобанкПрезиденты России и Кубы В. Путин и М. Диас-Канель приняли участие в открытии памятника Фиделю Кастро
Президенты России и Кубы В. Путин и М. Диас-Канель приняли участие в открытии памятника Фиделю Кастро - Sputnik Таджикистан, 1920, 24.11.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
Кубинский президент улетел из Москвы в Пекин. Визиты Мигеля Диас-Канеля проходят через месяц после того, как отмечалась 60-я годовщина Карибского кризиса
Это был самый напряженный момент холодной войны, во время которого США и СССР как никогда были близки к ядерному конфликту.
Нынешнее время любят сравнивать с октябрем 1962-го, хотя сегодня ситуация принципиально другая: в Москве и Вашингтоне всерьез никто не планирует применять атомное оружие. Но для Кубы за все эти десятилетия не изменилось главное — все та же вражда со стороны США и даже руководит ей по-прежнему Кастро, пишет колумнист РИА Новости.
Да, не Фидель, а его младший брат Рауль, бывший одним из руководителей революции 1959-го: он и сейчас, не занимая никаких постов, определяет стратегические вопросы жизни и политики острова. Но 91-летний Рауль не выезжает за границу — и поэтому на открытии памятника Фиделю в Москве вместе с Путиным был его преемник на посту главы Компартии Диас-Канель.
Фидель был лидером небольшой страны: Куба по основным показателям находится в седьмом десятке стран мира, но в 60-80-е была очень влиятельной. В те годы именно Куба была на острие антиимпериалистического движения — не большие СССР и Китай, а маленький, но гордый остров.
Ее влияние не ограничивалось Латинской Америкой, простираясь на Ближний Восток и Африку, — и это было не только идеологическое, но и военное влияние (кубинцы воевали в Анголе и Эфиопии). Понятно, что ресурсы для столь активной внешней политики Куба получала от участия в мировом социалистическом лагере — и в первую очередь от экономических связей с нашей страной.
Но выбор стратегии на мировой арене определялся братьями Кастро — их революционным настроем, противостоянием с США и верой в победу социализма в мировом масштабе.
Крах СССР сильнейшим образом ударил по острову: в 90-е годы резко упали экономика и уровень жизни, связи и торговля с Россией обрушились. Но потом у Кубы появился союзник в виде соседней Венесуэлы, решившей ее проблемы с нефтью и позволившей сохранить социалистический строй.
Да, кубинские власти постепенно реформировали общественные отношения и экономику — пришел иностранный бизнес, была разрешена мелкая частная собственность, — но в целом Куба остается своеобразным "заповедником социализма": конечно, не северокорейского типа, но очень далеким от Китая или Вьетнама, где тоже строят социализм, но уже весьма рыночный.
Куба — бедное, но гордое государство, которое имеет для России важное значение. Не только в плане прямого противостояния с США — сейчас нет смысла размещать там ракеты, — но и в экономике.
Запад забыл уроки Карибского кризиса
У наших компаний есть масса проектов на острове (на котором активно работает не только Китай, но и западные страны, такие как Канада и Франция), причем проектов действительно взаимовыгодных.
Туристические возможности Кубы также огромны — и будут совсем не лишними для наших граждан, отрезанных на ближайшие годы от европейских курортов.
Но главное значение Кубы в том, что нам есть чему у нее поучиться. Не строить вторую Кубу — для России это так же невозможно, как и стать "вторым Ираном".
Россия вообще не может воспроизвести у себя чужие модели — ни американскую или немецкую, ни китайскую или японскую — и само по себе понимание этого факта является важнейшим уроком, усвоенным нами после безумного распада СССР и отказа от социалистического уклада.
Нам нужна своя модель, которая опирается на наш собственный опыт, но учитывает и опыт других стран, цивилизаций.
Кубинский опыт интересен не его экономическими результатами — более чем скромными, — а упорством в отстаивании своей независимости. Это не значит, что мы должны превратиться в осажденную крепость, да Куба ей и не является: у нее была масса контактов по всему миру даже в труднейшие для нее 90-е годы.
Это не значит, что мы должны строить социализм — эту страницу в нашей истории мы уже перевернули. Это не значит, что нам нужно настраивать наших граждан на многолетние тяжелые жертвы во имя свободы и независимости — вес и ресурсы России несопоставимы с кубинскими.
Но нам нужно верить в собственные идеалы и возможность выстоять против сильного противника точно так же, как в это верили кубинцы. Да, там было много несогласных и с Кастро, и с социализмом, и с враждой с США, но блокаду Кубы начали американцы — и начали ее исключительно по империалистическим соображениям.В США обсуждают "обезглавливающий удар по Кремлю"
В США обсуждают "обезглавливающий удар по Кремлю"
Им не нравилось, что на их заднем дворе пришли к власти какие-то социалисты, не только решившие избавиться от американских хозяев, но еще и подружившиеся с их главным геополитическим противником — этими русскими коммунистами.
Американцы хотели задушить Кубу, но не смогли этого сделать ни в 60-е, ни даже в 90-е, когда она осталась без поддержки Москвы. Кастро бросил вызов Америке — и Куба выстояла в нем до наших дней.
Россия бросила вызов всему Западу — и хочет не просто выстоять, но и построить новый миропорядок. Естественно, не в одиночку и не в расчете на "мировую революцию пролетариата" (как думали советские вожди 100 лет назад), а используя энергию уже идущей глобальной трансформации миропорядка и кризис как Запада, так и атлантической модели глобализации.
Схватка за Украину является лишь первой частью нашей битвы, для успеха в которой мы должны верить в себя и свои силы, в свою победу. Не только на Украине — тут мы понимаем, что возвращаем утраченное единство, не даем превратить временный раскол в постоянный, — но и в целом.
Мы должны быть убежденными в том, что выстоим на мировой арене, потому что объективный ход всеобщей истории работает на нас. Мы должны быть уверены в том, что сможем отстоять наши идеалы, даже все еще не до конца осознанные элитой и пока еще доформулируемые после десятилетий бездумного потребительства.
Причем отстоять их как на мировой арене, так и у себя дома, конструируя тот общественный строй, который будет отвечать нашему национальному коду и представлениям о справедливости. Внутренняя и внешняя борьба неотделимы друг от друга: невозможно победить на мировой арене, не веря в то, что строишь у себя дома.
Фидель Кастро верил в то, за что боролся. И, выступая на открытии памятника, Владимир Путин сказал, что команданте "всю свою жизнь посвятил беззаветной борьбе за торжество идей добра, мира и справедливости, за свободу угнетенных народов, за достойную жизнь для простых людей и социальное равенство".
А говоря об отношениях Кубы и России, президент заявил, что мы "будем и дальше сообща защищать великие ценности свободы, равенства и справедливости".
Не только Путину, но и всем нам нужно действительно верить в способность отстоять свое право на самостоятельную справедливую единую Россию — в новом, лишенном гегемонии Запада мире. В подобной уверенности в своих идеалах и силах и есть главный пример Кастро для нас.
Лента новостей
0