Светлое будущее или участь колонии? Что ждет постсоветские страны при вступлении в ЕС

© Sputnik / Алексей ВитвицкийФлаги с символикой Евросоюза у здания Еврокомиссии в Брюсселе.
Флаги с символикой Евросоюза у здания Еврокомиссии в Брюсселе. - Sputnik Таджикистан, 1920, 27.04.2023
Подписаться на
НовостиTelegram
Разбор перспектив "ассоциированного трио" - Грузии, Молдовы и Украины - в случае их вступления в Европейский союз через призму кейсов стран Центральной и Восточной Европы, ранее входивших в "Восточный блок"
ДУШАНБЕ, 27 апр – Sputnik, Вадим Павлов. На этой неделе премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили в ходе встречи с президентом Европейского совета Шарлем Мишелем в Брюсселе заявил, что страна выполнила большую часть рекомендаций и заслуживает предоставления статуса кандидата в члены Евросоюза до конца 2023 года.
А в течение 5-10 лет, согласно его же июньскому заявлению, республика осуществит необходимые реформы и трансформируется в настоящее европейское государство, что позволит ей стать полноправным членом "европейской семьи".
Схожие заявления звучат и из уст первых лиц Молдовы. На текущей неделе спикер парламента республики Игорь Гросу заявил, что до конца этого года власти надеются добиться единогласного решения о начале переговоров о вступлении Молдовы в ЕС.
А президент республики Майи Санду около месяца назад обозначила 2030-й датой вступления республики в Евросоюз.
Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль в конце января и вовсе высказал более оптимистичные ожидания, нежели лидеры Грузии и Молдовы – страна рассчитывает стать полноправным членом Евросоюза в течение двух лет.
Все страны "ассоциированного трио" сегодня наиактивнейшим образом стремятся стать участниками ЕС, но какие последствия могут ждать экономики постсоветских государств в случае их принятия в "европейскую семью" - вопрос будто бы второстепенный.
Хотя, казалось бы, кейсы стран-участниц объединения из Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), ранее вошедших в социалистический блок, а ныне ставших практически колониальным придатком западноевропейских держав в составе Евросоюза, должны были бы как минимум насторожить местные правительства.

Польский пример – недостижимая мечта

Страны "ассоциированного трио" (особенно – Украина) нередко кивают в сторону Польши в ответ на вопрос о том, каким они видят свое экономическое развитие в случае вступления в Европейский союз.
И такой ориентир, казалось бы, оправдан: по оценкам Всемирного банка, до вступления Польши в Евросоюз (по состоянию на 2003-й) ВВП республики составлял 217,8 млрд долларов, спустя 19 лет (по итогам 2022-го) - 679,4 млрд долларов. Рост более чем в три раза, или же более чем на 400 млрд долларов – и рост стабильный.
Но здесь следует понимать, что США и Евросоюз с конца 1980-х годов вложили в Польшу более двухсот миллиардов долларов и евро (как через прямые дотации и инвестиции, так и через займы – в том числе по линиям МВФ, ВБ и прочих) для создания прозападного "центра силы" на востоке Европы.
При этом Польша, имея могущественного заокеанского покровителя, с самого начала своего "европейского пути" занимала довольно жесткую позицию относительно вступления в ЕС (что выгодно и Штатам, которые регулярно используют Варшаву в качестве инструмента "усмирения" Европы).
Республика порядка 15 лет торговалась на тему условий своего будущего пребывания в объединении. Благодаря этому Варшава получила ряд особых условий и преференций – в том числе, огромные (большие, чем у своих постсоциалистических партнеров) дотации на сельское хозяйство и развитие инфраструктуры.
Также республика до сих пор не отказалась от национальной валюты (польский злотый) в пользу евро. И, кажется, переходить на европейскую валюту она не собирается, дабы не утратить атрибут суверенитета и возможность влиять на собственный финансовый рынок (в том числе за счет проведения самостоятельной денежно-кредитной политики).
Будет ли Брюссель вести себя также лояльно по отношению к Грузии, Молдове или Украине?
Экс-президент последней Виктор Янукович в 2013-м пытался улучшить условия соглашения об ассоциации с ЕС (например, за счет компенсации потерь Киева из-за снижения торговли с РФ и другими странами СНГ после подписания соглашения).
Такая "наглость" по итогу обошлась Украине госпереворотом, разрушением государства и вооруженным конфликтом с итоговой готовностью Киева присоединиться к Союзу на любых условиях.
Из недавних примеров – история с грузинским законопроектом об иностранных агентах, когда Евросоюз практически прямым текстом пригрозил Тбилиси "закрытием дверей" в ЕС в случае принятия данного документа.
Очевидно, что ни о какой самостоятельности и следовании национальным интересам по польскому примеру для стран "ассоциированного трио" не может идти и речи – разговаривать с ними на равных Брюссель попросту не собирается.
Вероятнее всего, Киеву, Кишиневу и Тбилиси в случае вступления в ЕС уготована роль "колоний для колоний".
© SputnikСамые бедные страны Европы
Самые бедные страны Европы - Sputnik Таджикистан, 1920, 27.04.2023
Самые бедные страны Европы
Дешевая рабочая сила из Грузии, Молдовы и Украины массово помчится "за лучшей жизнью" в условные Грецию/Турцию (которая, по логике, должна была бы стать членом Евросоюза быстрее трех вышеперечисленных государств), Румынию и Польшу.
Взамен страны "ассоциированного трио" получат подачки из Брюсселя в виде, например, дотаций и открытия нескольких отверточных производств (примитивное изготовление продукции из комплектующих, поставляемых производителем в готовом виде).
И пока существующая сегодня периферия ЕС будет довольствоваться ростом своих экономик за счет выкачивания трудовых ресурсов из вышеперечисленных постсоветских стран, сами они будут обречены на деградацию и окончательную потерю возможностей для самостоятельного экономического развития.

Продажа самостоятельности

Одним из главных требований Брюсселя к странам Центральной и Восточной Европы перед их вступлением в ЕС было проведение рыночного реформирования собственных экономик, чтобы те полноценно вписались в конкурентную среду на едином европейском рынке.
Только конкурировать с Западной Европой страны, ранее входившие в "Восточный блок", на равных не могли.
Перевод их экономик по западным методичкам с социалистических рельсов на рыночные сопровождался "шоковым терапиями", либерализацией цен, приватизацией и многим другим, что поспособствовало значительному разрушению собственного производства.
Результаты таких реформ, проводимых с целью привести свои "дела" в соответствие с требованиями ЕС, были не самые лучшими – многие отрасли просто не выдержали "конкуренции" с западными странами, подталкивавшими их к рыночным изменениям.
Например, перед вступлением в ЕС в Венгрии "умер" некогда один из крупнейших в Европе производителей автобусов "Икарус", а сельское хозяйство сократилось примерно вполовину (и продолжило падать после вступления).
Теперь в Венгрии все чаще можно встретить автобусы марок Mercedes и Volvo, а на рынках страны, некогда обеспечивавшей 130% своей продовольственной потребности, стало гораздо больше мяса, овощей, молочных продуктов и другого продовольствия из крупных стран ЕС.
По оценке научных сотрудников Института экономики РАН, присоединение Венгрии к ЕС оказало благоприятное воздействие лишь на десятую часть венгерских предприятий – они сумели воспользоваться преимуществами единого рынка Союза.
Для оставшихся 9/10 предприятий наступили кризисные времена. Доля иностранных компаний в ВВП Венгрии с 2016-го превышает 50 % (признанный безопасный предел – 30%), а отдельные отрасли находятся практически в полном владении иностранцев.
В Польше, среди прочего, на дно отправились Гданьская судоверфь, предприятия металлургического комплекса и угольная промышленность (добыча в 1988-м – более 260 млн тонн, в 2004-м – более 160 млн тонн, в 2020-м – порядка 100 млн тонн).
В Болгарии, ранее снабжавшей сельхозпродукцией чуть ли не весь соцлагерь, по данным местной ассоциации организаций производителей овощей и фруктов, порядка 90% данных товаров сегодня импортные (в том числе традиционно выращивавшиеся в стране перцы и томаты), а отечественное производство практически полностью уничтожено. Об экспорте, конечно, не может идти и речи.
Литва, получившая в наследство от СССР один из крупнейших в Европе рыболовных флотов (в открытых источниках сообщается примерно о 500 судах), при вступлении в ЕС получила квоты на рыболовство, а практически весь флот отправила на металлолом. То же случилось с Латвией и Эстонией. Никакие компенсации из еврофондов за введенные ограничения на отлов рыбы отрасль, естественно, не спасли.
Несколько стран ЦВЕ столкнулись с волей Брюсселя о необходимости закрытия АЭС, построенных силами СССР.
Литва, которая благодаря Игналинской АЭС не только закрывала свои потребности в электроэнергии, но и "кормила" ею соседние государства, по требованию Евросоюза остановила и вывела из эксплуатации станцию. Так из экспортера электроэнергии республика превратилась в ее импортера.
Болгария – некогда крупнейший экспортер электроэнергии на Балканах, снабжавший ею Албанию, Грецию, Македонию, Румынию, Сербию и Турцию – по требованию ЕС вывела из эксплуатации 4 из 6 энергоблоков на АЭС "Козлодуй".
Словакии все по той же причине (условие Брюсселя для вступления страны в ЕС) пришлось закрыть АЭС V-1 в Ясловске-Богунице.
Таким образом, Литва, Болгария и Словакия были лишены Евросоюзом значительных возможностей для самостоятельного экономического развития и еще больше впали в зависимость от Брюсселя. Взамен ЕС бросил этим странам подачку в виде денежной компенсации за закрытие АЭС.
И схожая история прослеживается во всех странах ЦВЕ в самых разных отраслях экономики.
"Для успешной экспансии Евросоюза его социально-экономическая жизнь организована по принципу "центр – периферия", что позволяет экономически сильному центру из 9 стран создать устойчивую систему доминирования над 18 периферийными странами Европы, которые добровольно передают определенную долю своего суверенитета Брюсселю в обмен на контролируемые центром финансовые дотации", – заявил научный руководитель Института глобальных исследований Финансового университета при правительстве РФ Александр Ильинский.
© SputnikДотации из фондов ЕС
Дотации из фондов ЕС - Sputnik Таджикистан, 1920, 27.04.2023
Дотации из фондов ЕС

Дотационная игла для искусственного поддержания жизни

Периферия ЕС "сидит" на "дотационной игле" центра Союза. Эта "игла" в значительной мере обеспечивает их экономический рост, при этом уничтожая возможность для самостоятельного развития.
Безусловно, бывшие участники "Восточного блока", ныне входящие в состав Евросоюза, получили немало пользы от вступления в данное объединение. Среди них: свобода передвижения, доступ к рынкам труда Западной Европы, возможность получения образования за рубежом, образование новых торговых и финансовых потоков, и т.д.
Но все это следует воспринимать в контексте того, что при вступлении страны со слабой экономикой в объединение с серьезной интеграционной составляющей это самое государство попадает в жесткую зависимость от более сильных участников Союза.
Евросоюз поистине чудесное место – рай для обездоленных и нищих. То и дело миру рассказывают о том, как преобразилась экономика той или иной страны из бывшего соцблока. Тут и "балтийские тигры", и "татранский тигр" (Словакия), и польское "экономическое чудо", и румынское…
Но вот незадача, даже с ростом ВВП, открытыми рынками и остальными позитивными составляющими вступления в ЕС, о которых регулярно рапортуют чиновники стран ЦВЕ, государства бывшего соцблока не могут решить проблемы дефицита собственных бюджетов (когда расходы бюджета превышают его доходы).
А решаются подобные проблемы за счет субсидий структурных фондов Евросоюза, за счет всевозможных дотаций из Брюсселя и т.д.
Учитывая объемы финансовой поддержки стран ЦВЕ, можно с уверенностью сказать, что экономики данных государств более не способны к самостоятельному развитию и не готовы к уменьшению дотаций, поскольку это мгновенно и сильно ударит по уровню жизни этих самых стран.
При всем при этом ложатся все эти дотации на плечи так называемых стран-доноров – богатых государств ЕС. Они отчисляют в общий бюджет Евросоюза гораздо больше, чем получают из не
© SputnikСтраны с наименьшим уровнем взносов в бюджет Евросоюза
Страны с наименьшим уровнем взносов в бюджет Евросоюза - Sputnik Таджикистан, 1920, 27.04.2023
Страны с наименьшим уровнем взносов в бюджет Евросоюза
"Крупнейшим "донором" является Германия, но и главным получателем от этой донорской помощи, уходящей в разные страны, является та же самая Германия, – объясняет директор Института социально-экономических исследований, доктор экономических наук Алексей Зубец. – За счет этой помощи Берлин поддерживает спрос на собственную продукцию".
Другими словами, в Евросоюзе действует система разделения труда, говорит эксперт. "Есть промышленные страны – их там буквально 5-7 из 27 стран-участниц ЕС, и есть все остальные –поставщики дешевых человеческих ресурсов и сырья, если таковое имеется", – заявил он.
Действительно, страны бывшего соцблока стали донором рабочей силы для передовых стран ЕС – население многих государств ЦВЕ постоянно сокращается, ценные кадры и студенты массово уезжают работать и учиться на Запад (что не всегда объективно отражается в официальной статистике, на завышенную численность населения в которой нередко указывают различные источники).
"Демографические тенденции в Европе потребуют увеличения миграции из периферии Евросоюза и постсоветских государств, – рассказывает Александр Ильинский. – Треть европейских домохозяйств состоит из одиноких домохозяйств, включая как одиноких молодых, так и одиноких стариков. Увеличение продолжительности жизни и стремительное старение населения Европы разрушает рынок труда и создает нерешаемые проблемы для системы социального обеспечения стран ЕС. Соответственно, массовая эмиграция молодого трудоспособного населения из стран ЦВЕ на Запад продолжится".
© SputnikКак менялась численность населения стран ЦВЕ
Как менялась численность населения стран ЦВЕ - Sputnik Таджикистан, 1920, 27.04.2023
Как менялась численность населения стран ЦВЕ
Бывший еврокомиссар по бюджету и человеческим ресурсам Гюнтер Эттингер также ранее выражал мнение, что богатые страны получают больше выгод от общего рынка, нежели бедные, так как на деньги, внесенные ими в общий бюджет и "переданные Риге, Таллину и Любляне", те "закупают в Германии и Голландии" оборудование и промышленную продукцию.
А иначе никак – их собственное производство не выдержало "конкуренции" в рамках ЕС, отечественные фирмы или исчезли, или продались своим новоприобретенным "конкурентам" из метрополии.
В выигрыше во всей этой истории остается, очевидно, центр, выжимающий из периферии все соки. И если центр без периферии сегодня прожить вполне сможет, то периферия без центра – очень вряд ли.
"Предположим, что завтра страны ЦВЕ останутся без дотаций. Это приведет к серьезному экономическому кризису, снижению уровня жизни, произойдет обеднение, за которым последует отъезд экономически активного населения туда, где есть хорошая работа – Германия, Франция и еще несколько стран. Остальным придется "лапу сосать", вариантов других нет", – говорит Алексей Зубец.
Проблемы у периферии при этом уже прямо под носом. Сейчас все чаще на самом высоком уровне говорят о том, что финансовую помощь для стран-иждивенцев пора сокращать, что за прошедшие годы им было выделено достаточно средств для того, чтобы они построили достаточно сильные экономики.
"Что касается сокращения помощи странам-иждивенцам – скорее всего, так оно и будет. Просто потому что ресурсы стран-доноров не безграничны, – считает Алексей Зубец. – Причин сокращения помощи несколько: это и общая усталость (прежде всего Германии) от европейского иждивенчества, и сокращение возможностей для помощи (кризисное положение экономики, почти триллион евро потрачен только на помощь населению в связи с ростом цен на энергию), и откровенная враждебность, проявляемая странами ЦВЕ по отношению к старым промышленным странам Европы (например, требования Польшей репараций от Германии), попытка давления на них с внешним заказчиком (Польша в своих требованиях открыто обращается за поддержкой к США)".
В этих условиях, по мнению эксперта, поощрять "хотелки" центральных и восточных европейцев у той же Германии нет никаких оснований.
"Да и возможностей, которые были раньше, у них тоже нет. Поэтому сокращение дотаций – это история, которая неизбежна", - считает Алексей Зубец.
Резюмируя: страны со слабой экономикой, вступая в такие интеграционные объединения, как ЕС, попадают в сильную зависимость от стран с сильной экономикой.
Дешевая рабочая сила из "слабых" стран устремляется на заработки/обучение/за лучшей жизнью в "сильные" страны, из-за невозможности конкурировать в "слабых" странах закрываются производства и происходит отток всевозможных ресурсов в "сильные" государства.
Для продолжения существования "слабых" стран им необходимы денежные вливания и подобного рода поддержка.
Так, "слабые" попадают в сильную зависимость от различных программ перераспределения финансов в этом самом интеграционном блоке, фактически оказываясь на своеобразных аппаратах искусственного поддержания жизни в виде всевозможных субсидий и дотаций.
Никакого выравнивания "слабых" и "сильных" стран (как это заявляется Брюсселем) при этом, соответственно, не происходит – разрыв между ними лишь увеличивается.

Печальные последствия

"Если Грузия, Молдова или то, что останется от Украины, когда-нибудь вступят в Евросоюз, то всех их ожидает та же самая участь, что постигла страны ЦВЕ, – говорит Алексей Зубец. – С одной стороны, это какая-то финансовая помощь для того, чтобы они могли как-то содержать свою экономику, а с другой стороны – превращение в придаток тех самых промышленных стран".
Вряд ли страны "ассоциированного трио" вообще вступят в ЕС, считает эксперт, объясняя это тем, что их там просто не ждут. "Но если пофантазировать, то попасть они туда могут только в качестве дешевой рабочей силы, – говорит он. – Граждане Грузии, Молдовы и Украины при вступлении этих стран в ЕС приобретут полноценное право работать на территории ЕС. То есть, это будет дешевая рабочая сила, которая поедет заниматься грязной и тяжелой работой где-нибудь в сельском хозяйстве на виноградниках во Франции или в теплицах в Испании".
Возвращаясь к польскому примеру евроинтеграции, на который уповают постсоветские государства, желающие вступить в Евросоюз, можно констатировать, что он тоже далеко неидеален.
В феврале 2023-го года Еврокомиссия сообщила о возбуждении судебного иска против Варшавы. Причина – решение Конституционного суда Польши о верховенстве польской конституции над европейским правом.
По мнению экспертов, эта история может привести к финансовым санкциям против Варшавы. И это притом, что Польша уже обязана платить штраф в размере 1 млн евро ежедневно за неисполнение постановления Суда ЕС о режиме работы судей в Польше – общая сумма штрафов с ноября 2021-го уже превысила 450 млн евро, часть из которых вычитается из положенных Варшаве дотаций из еврофондов.
Еще в 2021-м польское издание Rzeczpospolita подсчитало, что при прекращении европейского финансирования Польша пусть и не исчезнет с карты мира, но уровень жизни ее граждан значительно снизится, а само государство может стать беднейшим в ЕС.
То есть, даже сохранившую определенную долю самостоятельности Польшу (с каким бы то ни было уровнем промышленного и прочего производства) удалось подсадить на "дотационную иглу", которую иногда использовать как рычаг давления, чтобы диктовать Варшаве, какую политику ей следует вести.
Той же неугодной Брюсселю Венгрии и вовсе не так давно "заморозили" выплату 22 млрд евро из фондов сплочения ЕС, пока страна "не вернется к демократическим реформам и не выполнит условия, связанные с независимостью судебной системы, академическими свободами и правами ЛГБТ".
При таком развитии событий – с учетом уже начавшегося в ЕС сворачивания политики "кормления Востока" – последствия для других стран бывшего соцблока (в том числе тех, что сейчас еще только на пути в Евросоюз) могут быть гораздо печальнее.
Лента новостей
0