16:16 25 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD9.68
  • EUR10.72
  • RUB0.15
Неруҳои худдифоии маҳаллӣ

Что досталось современному Таджикистану в наследство от гражданской войны

© Sputnik / А. Замахин
Аналитика
Получить короткую ссылку
189840

Спустя 21 год население страны до сих пор помнит страшные уроки войны и до конца так и не справилось с ее последствиями

ДУШАНБЕ, 5 мая — Sputnik, Рубен Гарсия. В мае 1992 года в Таджикистан пришло горе — гражданская война. Молодая республика заплатила за кровавое противостояние десятками тысяч жизней и экономической разрухой, сумма которой составила более 10 миллиардов долларов.

Самый пик противостояния пришелся на 1992-1993, однако мирные переговоры начались только в 1994, а сам конфликт удалось прекратить лишь в 1997 году.

"Происходили какие-то очевидно провокационные атаки, нападения на посты. А в одном из городов, появившиеся неизвестно откуда БТРы стали внезапно давить мирных людей, когда мы приехали туда с комиссией, — картина была жуткая", — вспоминает события тех дней глава Центра стратегических исследований Таджикистана Худоберди Холикназаров.

И все же Соглашение об установлении мира и национального согласия было подписано.

За прошедшие 26 лет в Таджикистане выросли люди, заставшие конфликт совсем детьми. Большинство из них уже обзавелись семьями, а их собственное потомство стало первым поколением, не увидевших лично чудовищно разрушительных последствий войны.

Однако ее наследие, разумеется, до сих пор живо в таджикском обществе, в самой республике и за рубежом.

"Несмотря на то что война прекратилась в 1997, в идеологическом смысле она закончилась только в 2015", — полагает историк Рахимбек Бобохонов.

До этого времени согласно мирному договору ряд значимых постов и чиновничьих кресел занимали сторонники Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), куда вошли представители и полевые командиры объединенной оппозиции, готовые к компромиссу с официальными властями.

Хотя за десятилетия партия подрастеряла свое влияние, она по-прежнему оставалась влиятельной оппозиционной силой в республике.

Но в 2015 году лидера ПИВТ Мухиддина Кабира признают виновным в подготовке вооруженного мятежа, он бежит из страны. Сама организация признается террористической, что, естественно, влечет ее запрет на территории всей страны.

Руководство оказывается в тюрьме, рядовые члены организации либо вступают в правящую Народно-демократическую партию, либо отрицают, что открыто поддерживали ПИВТ.

Интерпол исключил из списка разыскиваемых еще одного члена ПИВТ

Главная оппозиционная сила, наследница исламистов времен гражданской войны, была объявлена вне закона, но при этом внутренний конфликт в обществе сохранился.

Остались религиозные предрассудки, запреты, которые в значительной степени влияют на общество и ошибочно преподносятся как неотъемлемая часть исламской традиции.

Такие предрассудки, слепое соблюдение коранических норм часто отвергают внутреннюю, добродетельную суть вероучения.

По-русски это называется начетничество, по-таджикски — хорофот.

Когда члены ПИВТ еще хоть как-то находились у власти, такие проповеди можно было нередко услышать с кафедры мечети. Однако когда партия была изгнана из страны, религиозный фундаментализм окончательно ушел в подполье в самом Таджикистане, но при этом частично остался в быту и ярко проявил себя за пределами страны.

"Хорофот — самое страшное, что есть на сегодняшний день. Людская память уходит от гражданской войны, а исламизация усиливается. Часть молодежи вообще не очень приемлет светскость как основу государства. И нередко находит аргументы и поддержку в интернете", — пояснил Бобохонов Sputnik Таджикистан.

Халифат, версия 2.0: ИГИЛ уходит с поля боя, но не из Telegram

Со времен конфликта остались в обществе и проблемы криминала и насилия, когда тысячи взрослых вооруженных мужчин после гражданской войны оказались по большей части без дела, но зато с автоматами в руках.

Достаточно вспомнить хорошо известную историю семьи Лангариевых.

Самый знаменитый представитель многочисленного клана — Лангари Лангариев, командир спецназа, стоявший у истоков Народного фронта, национальный герой, погибший после нападения из засады.

Его отец Салман и братья Бахтиер и Файзали также стали командирами отрядов ополчения, а после подписания мирных соглашений получили посты в силовых ведомствах.

А вот еще один младший брат — Сухроб, напротив, сколотил собственную банду, занялся рэкетом, наркоторговлей и достиг таких высот в мире таджикского криминалитета, что в 2006-м его дом брали штурмом с бронетехникой и артиллерией. В итоге он получил пожизненное, а его сообщнику и племяннику Азаму Лангариеву присудили 21 год тюрьмы.

В Бишкеке задержали командира взвода спецохраны с партией наркотиков

И все же главным последствием гражданской войны стал не рост криминала, и даже не религиозный фундаментализм, до сих пор представляющий серьезной угрозу государству.

В результате кровопролитного противостояния мысль о том, что худой мир всегда лучше доброй войны, накрепко засела в сознании большинства таджикистанцев.

Кто-то до сих пор спорит о причинах начала войны, кто-то о справедливости мирного договора. Но таджикистанцы согласны в одном — она никогда не должна повториться. 

Теги:
гражданская война, конфликт, Гражданская война в Таджикистане 1992-1997 годы, ПИВТ, Таджикистан



Главные темы

Орбита Sputnik