09:20 22 Сентября 2019
Прямой эфир
  • USD9.69
  • EUR10.70
  • RUB0.15
Министр иностранных дел Республики Таджикистан Сироджиддин Мухриддин принял участие в работе Встречи высокого уровня С5+1

Американский взгляд на безопасность в Центральной Азии

© МИД РТ
Аналитика
Получить короткую ссылку
28410

Директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев рассуждает о том, что могли обсуждать главы МИД республик Центральной Азии и замгоссекретаря США Дэвид Хэйл на встрече в Нур-Султане

Владимир Евсеев, директор Центра общественно-политических исследований – для Sputnik

Информация о встрече, состоявшейся в Нур-Султане (Казахстан) в формате C5+1 на уровне министров иностранных дел с участием государственного секретаря США по политическим вопросам Дэвида Хэйла, весьма ограничена.

Можно предположить, что в ее рамках обсуждалась возможность воссоздания "северного маршрута" доставки американских военных грузов в Афганистан через Казахстан и другие страны Центральной Азии. Необходимость в таком транзите обусловлена сложными отношениями между Вашингтоном и Исламабадом.

Формат, выгодный Вышингтону

Формат взаимодействия между центральноазиатскими государствами и США – С5+1 возник в ходе визита в Центральную Азию государственного секретаря США Джона Керри в октябре-ноябре 2015 года. Формат С5+1 предполагает проведение регулярных встреч и консультаций для обсуждения наиболее важных региональных проблем.

Особенность указанного формата состоит в том, что он объединяет все государства Центральной Азии без их привязки к другим странам, в первую очередь к России, Китаю и Ирану.

Успешное развитие формата С5+1 дает США в Центральной Азии следующие преимущества.

Во-первых, обеспечение присутствия в относительно стабильном регионе с определенным инвестиционным, торговым и экономическим потенциалами.

Во-вторых, создание инструмента по сдерживанию интеграционных механизмов России и Китая (Евразийский экономический союз, китайская инициатива "Экономический пояс "Шелкового пути").

В-третьих, существенно повышается эффективность региональной политики США.

Надо отметить, что экономические отношения США с государствами Центральной Азии остаются ограниченными. Так, падение мировых цен на нефть и природный газ не только ударили по экспортирующим их центральноазиатским странам, но и уменьшили поток инвестиций в энергетический сектор региона.

Из-за высоких барьеров входа на рынок Центральной Азии для иностранного бизнеса и бедности местного населения, за исключением Казахстана, рассматриваемый регион в целом не является привлекательным для американского бизнеса. Поэтому формат С5+1 не имеет серьезного экономического базиса. Упор делается на вопросы политического влияния и безопасности.

В период президента Дональда Трампа США в Центральной Азии усилили переориентацию своей политики сдерживания с России на Китай. Это осуществляется в рамках "реалистичного подхода", основанного на стратегии "уравновешивания издалека".

Как считается, это позволяет американцам выборочно выступать в качестве партнера стран Центральной Азии и компенсировать геополитический вес России и Китая. А также избавляет США от бремени непосредственного обеспечения безопасности в нестабильном регионе.

"Северный маршрут" как вспомогательный, но крайне важный

Вышеуказанное проявилось и в ходе нынешнего заседания в формате C5+1 в Нур-Султане. Так, на первой сессии рассматривались вопросы поддержки экономической безопасности и партнерства (модератор с американской стороны), на второй – мира в Афганистане (модератор из Узбекистана), на третьей – проблемы безопасности Центральной Азии (модератор из Таджикистана).

Сейчас в Афганистане находится 14 тысяч американских военнослужащих и 8,6 тысячи человек из других стран-членов НАТО и их партнеров. Вывод иностранных войск из страны как минимум отложен на три–пять лет (первоначально это планировалось осуществить за 18 месяцев, в реальности США стремятся сохранить свое военное присутствие в Афганистане).

Их тыловое обеспечение в основном осуществляется наземным транспортом по пакистанской территории. Конечно, "северный маршрут" будет носить вспомогательный характер, но факт его наличия существенно усиливает переговорные позиции Вашингтона в диалоге с Исламабадом.

Основанием для транзита американских военных грузов по казахстанской территории служит то, что в мае 2018 года в Республике Казахстан вступил в силу закон "О ратификации протокола о внесении изменений в межправительственное соглашение с США об обеспечении коммерческого железнодорожного транзита специальных грузов по территории Казахстана в связи с участием США в усилиях по стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан (ИРА)".

Эти договоренности позволяют Вашингтону перевозить через казахстанские порты Актау и Курык военные грузы, включая бронетехнику со снятым вооружением, и сопровождающий персонал.

Учитывая отсутствие у Казахстана общих границ с Афганистаном, США планируют транзит военных грузов в ИРА по узбекской территории. В 2011 года был построен участок железной дороги Галаба – Хайратон – Мазари-Шариф, который связал Афганистан с портами Актау и Курык через Узбекистан.

В Ташкенте готовы продолжить магистраль до Герата, который соединен с иранскими железными дорогами. Но это не отвечает политике США по сдерживанию Ирана. Рядом с пограничным переходом Галаба – Хайратон находится узбекский речной порт Термез, который позволяет доставлять грузы на баржах по Амударье.

В случае необходимости военные грузы в Афганистан могут быть доставлены через Таджикистан (транзитом по узбекской территории) или Туркмению.

Пока таджикская территория используется для доставки таких грузов только автомобильным транспортом по мосту в Нижнем Пяндже, который построен в 2007 года на средства Пентагона (ближайшая железнодорожная станция – Хошоди на границе с Афганистаном). На границе с Афганистаном Туркмения имеет два железнодорожных перехода: Серхетабат (Кушка) – Торугунди и Керки (бывший Атамурат) – Имамназар – Акина (далее военные грузы могут доставляться автомобильным транспортом).

Ранее американцы активизировали контакты и с другими государствами, которые могут быть вовлечены в "северный маршрут" доставки грузов в Афганистан. Так, в конце октября 2018 года состоялись визиты в Азербайджан и Грузию советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона. В ноябре Баку посетил командующий Транспортным командованием США генерал армии Стивен Лайонс. Он изучил возможности Бакинского международного морского торгового порта в поселке Алят для транзита грузов через Каспийское море.

Создание "северного маршрута" доставки американских военных грузов в Афганистан обеспечивает доступ США к военной инфраструктуре государств Центральной Азии, в том числе членов Организации Договора о коллективной безопасности. Особую тревогу это будет вызывать в случае начала американо-иранской войны, что грозит втягиванием в указанную войну Казахстана в условиях возможных ответных действий Тегерана.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.




Главные темы

Орбита Sputnik