06:15 31 Марта 2020
Прямой эфир
  • USD10.20
  • EUR11.26
  • RUB0.13
Аналитика
Получить короткую ссылку
83720

Переизбрание Ашрафа Гани показало устойчивость курса Кабула и слабость оппозиции. Жаль, главных проблем государства это все равно не решает

ДУШАНБЕ, 21 фев — Sputnik. В Афганистане спустя полгода после самого голосования наконец-то объявили результаты президентских выборов. 

Нельзя сказать, что они в полной мере отражают реальные симпатии народа. Из-за угроз со стороны "Талибана" был поставлен своеобразный антирекорд – голосование осуществлено при минимальной явке за всю историю современного Афганистана. На участки пришли всего 2 миллиона человек, учитывая, что население страны  13 миллионов.

Большие сомнения вызывала и сама процедура выборов. В середине дня на некоторых участках избирательные комиссии сообщили, что биометрические устройства не работают, так как в них отсутствовали три или четыре букв алфавита, к примеру, буквы "а", "м" или "с".

По словам афганского политика Латифа Педрама, такие ситуации создавались умышлено, с целью сфальсифицировать результаты в пользу Гани. Да и времени для подделки бюллетеней и прочих подобных фокусов было достаточно - более 5 месяцев.

И тем не менее выборы были признаны состоявшимися.

Афганистан выбирает стабильность

Оглашение итогов обошлось без интриги: как и ожидалось, действующий президент Ашраф Гани получил чуть больше 50% голосов и пошел на второй срок.

Его основной соперник, премьер-министр и главный кандидат от оппозиции доктор Абдулла Абдулла набрал ощутимо меньше - 39% голосов.

Еще два кандидата - легальный исламист Гульбеддин  Хекматияр, известный как "мясник Кабула", и представитель силового блока Рахматулла Набиль – набрали 3,8 и 1,8% голосов.

Омар Нессар: текущие результаты выборов ведут к расколу

Итоговые заявления участников гонки оказались куда интереснее самих результатов. 

Абдулла Абдулла, будучи последовательным оппозиционером, отказался признавать победу Гани, потребовал пересчета голосов, в противном случае угрожая создать параллельное "инклюзивное" правительство и вывести на демонстрации своих сторонников.

Его уже поддержал влиятельный генерал Дустум, представляющий интересы узбекского меньшинства на севере страны.

"Никто не может игнорировать наши права", - заявил генерал, добавив, что Абдулло скоро создаст коалицию, куда будет включено широкое представительство непуштунских этнических групп – таджиков, узбеков, хазарейцев.

Весьма оригинальной оказалась реакция Гульбеддина Хекматияра. Лидер Исламской партии Афганистана заявил, что Гани "выбрал путь кризиса, а не путь сотрудничества", а выборы, разумеется, нечестные.

По его мнению, стране нужно не параллельное оппозиционное правительство, а по-настоящему всенародное, где будут представлены все политические силы. В том числе и "Талибан".

Так Хекматияр, вполне соответствуя одиозной репутации фанатика-моджахеда, сделал изящный реверанс в сторону террористов.

 Что год грядущий нам готовит: Центральная Азия на афганском перепутье

Что касается формирования будущего правительства, то, по мнению политолога Шерали Ризоёна, сюрпризов здесь ждать не стоит. Большинство крупных игроков и в Кабуле, и за пределами страны не желают рушить достаточно хрупкую конструкцию текущей политической системы Афганистана, а потому постараются сохранить статус-кво.

Конкретно это значит, что повторится ситуация пятилетней давности - и Ашраф Гани и Абдулла Абдулла должны будут вновь прийти хоть к какому-то компромиссу.

"Во-первых, представителям США, занятым построением афганского мира, не нужен конфликт внутри политической элиты. Во-вторых, важно учитывать  и позицию соседних государств – Китая, Пакистана, России, – ни одно из которых не заинтересовано в эскалации конфликта в стране. В-третьих, конфликты снижают их репутацию как избирателей, так внешних игроков", - полагает Ризоён.

Соответственно, элита Афганистана приедет к консенсусу и в ближайшее время начнется поиск компромисса между Гани и Абдулло и разделение министерских портфелей.

Оппозиция на торгах

Собственно, у соперника президента не так много вариантов, кроме как признать итоговый результат. Ведь кандидатура Гани пользуется абсолютной поддержкой Запада и администрации США, в частности.

Так, последнее время Дональд Трамп несколько раз встречался с Гани, но ни разу с Абдуллой –  и это отчетливо заметили в народе, полагает Андрей Серенко, эксперт Центра изучения современного Афганистана.

"Если он проявит больше, чем просто жест отчаяния, и реально решит вывести людей на улицу, у него будут большие проблемы с международными партнерами. Но поскольку премьер – человек рациональный, думаю, эту грань он не перейдет. Сегодня для него важно продемонстрировать силу и ресурс, поэтому все его нынешние заявления – это приглашение к торгам", – пояснил Серенко Sputnik Таджикистан.

Однако, по мнению Серенко, новое правительство национального согласия Абдулла Абдулла сформировать не сможет, так как в стране изменился политический климат.

За пять лет с момента последних выборов, Гани смог собрать вокруг себя третью силу – команду сравнительно молодых афганских политиков, не связанных ни с джихадистами еще советских времен (этот сомнительный ветшающий электорат все равно остается за Хекматияром), ни с талибами.

Это энергичная часть истеблишмента, получившая западное образование и в своих политических ориентирах устремленная именно на Запад. У них нет никаких иллюзий касательно некого идеалистичного будущего Афганистана или искренности союзников в Европе, но они знают, у кого больше денег и военной силы.

В свою очередь команда доктора Абдулло, громко заявлявшая о массовом недовольстве народа режимом Гани, не смогла сделать главного – убедить этот самый народ голосовать против. Главным козырем премьер-министра была поддержка непуштунского населения, но и таджики с узбеками, хотя и действительно не любят Гани, к премьер-министру особого доверия не питают.

Миллионы безголосых: почему таджики и узбеки лишаются влияния в Афганистане

Проще говоря, угрозы талибов оказались весомей предвыборных обещаний – голосовать люди не пошли. И теперь отсутствие у премьера широкой народной поддержки в масштабе всей страны стало очевидным фактом.

"Абдулла хотел бы продлить формат национального единства, но идея эта себя изжила и обанкротилась, коалиционного правительства больше не будет", - подчеркивает Серенко.

Талибам наплевать

За афганскими выборами пристально следят не только США и Пакистан, но и республики Центральной Азии: все-таки проблемы у беспокойного соседа касаются их напрямую, будь то межграничная торговля или безопасность.

Но судя по всему, для стран региона никаких изменений ждать не стоит: торговля продолжается, террористическая угроза сохраняется.

Если быть до конца честными, кто бы ни победил на выборах, сам статус "Талибана" в республике не изменится, раз уж экстремисты с самого начала считали их нелегитимными.

И уж точно на переизбрание Ашрафа Гани и заявления оппозиции талибам по большей части наплевать. Ради имиджа или сиюминутной выгоды они готовы сесть за стол переговоров, но в действительности прислушиваются только к своим кураторам в Пакистане. А чтобы договариваться с ними без американских и российских посредников, Кабулу нужно что-то посильнее громких речей и подковерных интриг.

"Талибы знают цену и Абдулле, и Гани, а потому не слишком с ними считаются. Единственная сила, что может хоть как-то заставить экстремистов считаться с афганскими интересами – это армия, – подчеркивает Серенко. – И только военные могут говорить с талибами на понятном им языке силы, принудив их к переговорам".

Теги:
Ашраф Гани, Талибан, Афганистан, выборы



Главные темы

Орбита Sputnik