07:31 31 Марта 2020
Прямой эфир
  • USD10.20
  • EUR11.26
  • RUB0.13
Колумнисты
Получить короткую ссылку
169 0 0

В опубликованном "Инфляционном отчете" за январь 2019 года Нацбанк Украины оценил потребность в валютных средствах на 2020 год только на обслуживание и погашение валютной части государственного долга в "свыше 9 миллиардов долларов США".

Но весьма оптимистично отнесся к вопросу решения этой проблемы.

Причем речь тут идет не об обслуживании и погашении внешнего долга. А именно о валютном долге — кроме всех внешних долгов, изрядная часть внутреннего долга Украины также является валютной, так как облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ) уже много лет размещаются не только в гривне, но и в долларе, а также евро.

На Украине предложили продать земли для "защиты" от России

Сумма для Украины немалая — почти 6% ВВП. Но при этом еще и неполная. Валюта будет необходима также на обслуживание и погашение корпоративных и торговых кредитов, вывода прибыли иностранными компаниями, наконец, под латание дыр в бюджете и текущее потребление.

И надо сказать, что обеспечение необходимого притока валюты представляется не то чтобы совсем невозможным, но весьма проблематичным. Едва ли не единственный вариант — расстаться с последним серьезным активом — землей.

В 2019 году профицит платежного баланса Украины составил немалые для страны шесть миллиардов долларов (и это при дефиците торгового баланса в 12 миллиардов).

Чем же компенсируются эти 12 миллиардов и откуда берется даже приток валюты на шесть миллиардов, который позволяет наращивать золотовалютные резервы? В платежном балансе много статей, но остановимся на самых значимых для Украины.

Во-первых, в последние годы отрицательный торговый баланс с лихвой перекрывается перечислениями украинских гастарбайтеров из-за рубежа — они даже растут примерно одинаковыми темпами. Хотя очевидно, что долго так продолжаться не может: Украина не Таджикистан, и много новой рабочей силы просто не производит.

Не говоря уже о том, что в случае прихода рецессии в мировую экономику первыми под нож европейских работодателей попадут именно "понаехавшие". Но пока в этом вопросе для Украины все складывается удачно, если можно считать удачей тот факт, что украинские работоспособные граждане производят добавленную стоимость для других государств.

Во-вторых, под погашение и обслуживание заимствований Украина берет новые кредиты. Например, в прошлом году было занято на внутреннем и внешнем рынках 464,3 миллиарда гривен (большая часть в валюте). Погашено — 345,2 миллиарда, а процентные выплаты по госдолгу составили 119,2 миллиарда.

Если сложить суммы погашения и выплаченных процентов, то выйдем на 464,4 миллиарда гривен, что равно сумме заимствований. Небольшая проблема, правда, состоит в том, что сам объем госдолга за год вырос, ведь занято было больше, чем погашено.

С учетом того, что украинские заимствования отнюдь не дешевы, этот праздник жизни тоже вечно продолжаться не может. Тем не менее в прошлом году за счет размещения дорогих ОВГЗ Украине удалось привлечь в страну 4,4 миллиарда долларов, по сути, спекулятивных, но тем не менее повлиявших на выправление баланса.

Но и это не все: еще нужно уплачивать "колониальный налог" в виде репатриации прибыли иностранных компаний, работающих на Украине, погашать и обслуживать корпоративные и торговые кредиты и так далее. В оптимальном случае делается это развивающимися государствами, в частности за счет привлечения инвестиций. Но вот на Украину инвестиции (если не считать таковыми кредиты) дождем не проливаются.

Зато в конце прошлого года на украинскую экономику пролился золотой дождь в виде перечисления "Газпромом" "Нефтегазу" почти трех миллиардов долларов. Это, конечно, не инвестиции. Но именно это перечисление увеличило положительное сальдо платежного баланса сразу в два раза. Это не говоря о том, что помогло еще и кое-как выполнить бюджет.

Если же сложить деньги от "Газпрома" с деньгами иностранцев, пришедших на разогретый рынок украинских облигаций, то совокупно они дадут почти 7,4 миллиарда долларов. То есть без этих средств платежный баланс был бы отрицательным, а резервы Национального банка сократились бы.

Но это было в прошлом году. А вот в этом все может быть иначе.

Во-первых, перечисления от гастарбайтеров уже вряд ли сильно вырастут (выехало большинство тех, кто хотел и мог). И чтобы их хватило для компенсации дефицита торгового баланса, нужно, чтобы размеры этого дефицита не выросли.

В пользу этого пока играет падение цен на углеводороды. Но вот падение производства украинской промышленности и цен на металлы оказывает противоположное влияние. Если же после рекордного урожая прошлого года случится относительно серьезное его падение в нынешнем, то "дыра" во внешней торговле может неожиданно вырасти.

Во-вторых, в 2020 году не предвидится очередного "подарка" от "Газпрома" — он был разовым. Правда, руководство "Нефтегаза" уже анонсировало новые иски на еще большие суммы (теперь уже по поводу отъема активов в Крыму и тому подобное), но все же вряд ли стоит ждать повторения аттракциона невиданной щедрости, тем более скоро.

В-третьих, надо как-то убедить иностранцев, которые заходили со своей валютой на Украину под заоблачные проценты по гривневым облигациям (до 20% годовых по облигациям) и под немалые проценты по валютным (до 7%), чтобы они не выводили ее сейчас, когда ставки снизились.

В 2020 году гривневые облигации пока удается размещать под 9,5-10%, а первое размещение ОВГЗ в долларах состоялось под 3,4%. С начала года вложения нерезидентов в украинские гособлигации даже выросли на 400 миллионов долларов — до пяти миллиардов. Но пока и размещено не так много: в январе на 18,6 миллиарда гривен, в феврале за первые два размещения — на 11,5 миллиарда.

Между тем первые тревожные звоночки при трех последних размещениях ОВГЗ уже прозвучали. Если ранее предлагаемые украинским министерством финансов разлетались, как горячие пирожки (как правило, объем удовлетворенных заявок даже превышал объем первоначального предложения), то три последних размещения удалось осуществить на 55-80% от плана.

Наконец, в-четвертых, украинской власти нужно не только сохранить ранее заведенные валютные средства, но и обеспечить приток новых — как для обслуживания ранее взятых валютных кредитов (государственных и корпоративных), так и для обеспечения возможности вывода прибыли иностранными компаниями. Только обслуживание госдолга обойдется почти в 5,5 миллиарда долларов.

Конечно, гривневую часть обслуживания можно было бы закрыть без привлечения валютных займов. Но прошлый год продемонстрировал, что ресурсов для этого нет — госдолг обслуживался, по сути, за счет привлечения упомянутых выше 4,4 миллиарда долларов на рынок ОВГЗ. А с учетом нарастающих проблем с бюджетом обойтись без внешней подпитки будет еще менее вероятно.

На Украине рассчитывают на возобновление сотрудничества с МВФ. Однако в его рамках обсуждается выделение 5,5 миллиарда долларов на протяжении трех лет. И вряд ли в первый год Фонд даст существенно больше того, что Украина должна ему выплатить в текущем году, а это 1,4 миллиарда.

Рассчитывать же на приток валюты из других источников можно либо вернувшись к заоблачным ставкам по ОВГЗ, либо открыв рынок земли на условиях внешних кураторов.

Вот и выходит, что Украина подошла к тому моменту, когда будет вынуждена расстаться с последним серьезным активом.

Теги:
долги, Украина



Главные темы

Орбита Sputnik