14:29 22 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD10.34
  • EUR12.27
  • RUB0.13
Колумнисты
Получить короткую ссылку
499 0 0

Пока американская пропаганда готовит страну к отражению нового нападения России на Америку и вмешательству в приближающиеся президентские выборы, Трамп и его администрация пытаются перевести стрелки с РФ на Китай

Пекин, а не Москва является главной угрозой и для США, и для всего мира, говорят трамписты — но их увещевания тонут в мощном шквале антироссийской истерии, пишет автор РИА Новости.

При этом главная цель демонизации России давно уже лежит не в геополитической плоскости, объясняется не противостоянием (вполне реальным) двух стран на мировой арене — нет, миф о российском вмешательстве нужен в первую очередь для решения внутриполитической задачи: недопущения переизбрания Трампа. Четыре года раскручивали тему "русских связей" Трампа, вмешательства Кремля в выборы — и сейчас надеются добить его все той же дубинкой.

Понятно, что вся эта вакханалия довела американо-российские отношения, и так находившиеся после Сноудена и Крыма (то есть после того, как Москва окончательно похоронила иллюзии об американской гегемонии в мире) в стадии жесткой конфронтации, до совсем низкого уровня. Проблема не в накале борьбы двух стран, а в крайне низком уровне контактов. В условиях реальной "охоты на ведьм" американские чиновники и политики просто боятся контактов с русскими коллегами — и это не преувеличение.

Нормальные каналы связи практически отсутствуют. Понятно, что они сохраняются на уровне президентов, есть они и на секретном уровне, есть взаимодействие на уровне руководителей генштабов (в первую очередь по Сирии), однако на политическом уровне они сведены едва ли не ко временам полувековой давности, то есть ситуации, предшествовавшей начавшейся при Ричарде Никсоне разрядки. Такой уровень не может удовлетворять ни одну из сторон — и не потому, что кто-то надеется сменить вражду на дружбу, а сугубо по прагматическим соображениям. Нужно начать серьезно разговаривать друг с другом — хотя бы потому, что от двух держав слишком многое зависит в этом мире.

Есть большой шанс на то, что после переизбрания в ноябре Дональд Трамп получит относительную свободу действий на русском направлении, то есть наконец-то приступит к выполнению своего обещания "поладить с Путиным" (в нынешних обстоятельствах это означает всего лишь возобновление нормального, полноценного диалога на всех уровнях). Правда, для этого ему нужно не только победить самому, но и сохранить контроль над верхней палатой конгресса.

Конечно, в случае победы Трампу предстоит еще отбить новую, самую серьезную атаку на свое президентство — попытки оспорить и отменить результаты выборов. И тогда есть шанс, что внутриполитический кризис в США хоть как-то ослабнет и настанет время ремонтировать американо-российские отношения. Что думают об этом в США? Ведь, несмотря на всю внутриполитическую смуту, в Штатах хватает серьезных людей, которые понимают необходимость скорейшего вывода отношений с Россией из того тупика, в который их завела сама Америка.

Нет, признавать собственную вину в фактической заморозке отношений двух стран в США мало кто готов — но есть те, кто прямо говорит: "Пора пересмотреть нашу политику в отношении России". Именно под таким заголовком 6 августа в Politico вышло открытое письмо 103 американских специалистов по внешней политике.

Причем это не рядовые эксперты — среди подписавших немало настоящих тяжеловесов и ведущих спецов по России: три бывших министра (включая рейгановского госсекретаря Джорджа Шульца и бывшего министра обороны Уильяма Перри), три бывших посла в России (включая совсем недавнего трамповского Хантсмана), бывшие высокопоставленные сотрудники Госдепа, Минобороны и Совета национальной безопасности (например, замгоссекретаря Роуз Геттемюллер и старшие директора Совета национальной безопасности по России Томас Грэм и Фиона Хилл, несколько заместителей министра обороны и госсекретаря), знаменитый экс-сенатор Сэм Нанн, не говоря уже о множестве экспертов из университетов и мозговых центров. Причем есть как республиканцы, так и демократы — да, чиновники отставные, но, учитывая американскую специфику, многие из них еще наверняка вернутся на госслужбу. То есть это достаточно серьезная компания.

О чем они пишут? Ничего сенсационного в письме, естественно, нет — но по нынешним американским временам реалистическая позиция уже выглядит огромным достижением.
Вначале констатируется, что "российско-американские отношения зашли в опасный тупик" и "это создает угрозу национальным интересам США":

"Риск военной конфронтации, способной перерасти в ядерный конфликт, снова вполне реален. Мы дрейфуем в сторону обременительной гонки ядерных вооружений, а в арсенале нашей внешней политики остались только реакции, санкции, публичные порицания и резолюции конгресса".

Прямо не говорится, что все это не работает, но именно к этому подводится:

"Между тем серьезные угрозы миру и нашему благосостоянию, требующие сотрудничества между Россией и США, в том числе по таким жизненно важным вопросам, как ядерная война и изменения климата, остаются без внимания. Ставки очень высоки, потому что грозящие миру опасности и издержки колоссальны. Поэтому мы считаем, что необходим тщательный, беспристрастный анализ, а потом и изменение нашего сегодняшнего курса".

Изменение курса? Это же невозможно — уже через пять дней в том же издании появился ответ 33 экспертов под названием "Нет, время для новой перезагрузки отношений с Россией еще не пришло". Подписанты там поменьше рангом (к примеру, бывший спецпредставитель Госдепа по Украине Курт Волкер), да и взгляды многих из них откровенно русофобские.

Например, бывший командующий американскими войсками в Европе Бен Ходжес недавно на полном серьезе утверждал, что Россия готовится к атаке на Прибалтику. Но об ответном письме чуть позже, а пока — о призыве 103-х.

Говоря о необходимости изменения политики, они сразу же оговариваются, то есть повторяют весь стандартный набор из арсенала нынешнего курса:

"Мы приступаем к этому вполне сознательно. Россия осложняет и даже расстраивает наши планы и действия, особенно вдоль своей огромной периферии в Европе и Азии. Она захватила часть территории Украины и Грузии. Она оспаривает нашу роль глобального лидера и бросает вызов тому мировому порядку, который мы помогли построить. Она вмешивается в нашу внутреннюю политику, чтобы усугубить имеющиеся разногласия и очернить репутацию нашей демократии".

Поэтому "в лучшем случае наши отношения будут сочетанием соперничества и сотрудничества" — хотя на самом деле на первом этапе речь вообще должна идти о банальном налаживании диалога. Чтобы "найти самый выгодный и безопасный баланс между нашим соперничеством и сотрудничеством", авторы предлагают шесть общих рекомендаций по формированию американского курса.

Среди них нет ничего экстраординарного.

На первом месте стоит тема противостояния российскому вмешательству в выборы — если бы этот пункт не стоял в самом начале, подписантов тут же объявили бы "путинскими марионетками". Предлагается стандартный набор мер — не дать взломать, не дать подорвать, разоблачать, вводить санкции. Но и пытаться договориться, угрожая России ответом:

"Вместе с тем нам надо налаживать контакты с Россией посредством переговоров, проводя их в спокойной обстановке и фокусируя внимание на возможностях каждой из сторон причинить серьезный ущерб важнейшим элементам инфраструктуры".

Миф о вмешательстве стал неотъемлемой частью американской повестки — так что тут нет смысла что-то анализировать. Однако третий и остальные пункты куда содержательнее.

"Нет никакого смысла в том, что две страны, способные уничтожить друг друга и за 30 минут покончить с цивилизацией, не имеют полновесных дипломатических отношений. После украинского кризиса ключевые контакты на правительственном уровне были заморожены, консульства закрыты, а посольский персонал существенно сокращен. Мы слишком часто и ошибочно считаем дипломатические контакты наградой за хорошее поведение, в то время как на самом деле они служат продвижению наших интересов и передаче жестких сигналов и посланий. Дипломатические отношения нужны нам как важное средство обеспечения безопасности, чтобы свести к минимуму неверные представления и просчеты, могущие привести к ненужной войне. Восстановление нормальных дипломатических контактов должно стать высшим приоритетом для Белого дома, и эти действия обязан поддержать конгресс".

Не просто совершенно разумная с любой точки зрения позиция, но и абсолютная банальность — однако сам факт того, что ее приходится объяснять американской публике, свидетельствует о многом.

Четвертый пункт говорит о необходимости, как и в годы холодной войны, сочетать "хорошо сбалансированную приверженность сдерживанию и разрядке". То есть — "поддерживая оборону на должном уровне, мы должны привлечь Россию к серьезному и последовательному диалогу". Давайте разговаривать о "важных и неотложных проблемах безопасности, с которыми сталкиваются наши страны". Да кто же в России против? Тем более что скоро истекает срок действия СНВ-3 — и мы предлагаем продлить его. Подписанты тоже не против:

"Важно возродить российско-американское лидерство в наведении порядка в ядерном мире, который стал еще опаснее. <…> Это значит, что надо продлить действие договора СНВ-3 и быстро перейти к следующей фазе контроля над вооружениями в целях укрепления ядерной стабильности, которая будет тщательно выверена и хорошо приспособлена к новой обстановке в мире, где сегодня гораздо больше ядерных государств".

Да и о военном противостоянии в целом можно поговорить:

"Важно сделать безопаснее и стабильнее то военное противостояние, которое сегодня существует в самых неустойчивых регионах Европы от Балтийского до Черного моря. Важно решительно сохранять существующие ограничения, такие как Договор по открытому небу, который сегодня оказался под угрозой, и Венский документ от 2011 года, а также вырабатывать новые меры по укреплению доверия".

И здесь слова "нет" от России в США не услышат.

Пятый пункт касается самого болезненного для США вопроса — того, ради которого реалисты и призывают к изменению отношений с Россией. Как вернуть Америке инициативу и выигрышную позицию в отношениях в треугольнике США — Россия — Китай? Как ослабить российско-китайское сближение, как не дать укрепляться альянсу Москвы и Пекина? Как привлечь Россию на свою сторону в набирающем силу противостоянии США и КНР? Прямо об этом не говорится, но суть именно в этом:

"Успех американо-китайской политики будет в немалой степени зависеть от того, позволит ли состояние российско-американских отношений осуществлять трехстороннее сотрудничество по важнейшим вопросам. Своей нынешней политикой мы лишь усиливаем готовность России поддерживать наименее конструктивные аспекты политики Китая в отношении США. Перевести стрелку в противоположном направлении будет непросто, однако наша цель должна состоять именно в этом".

Тут, увы, от Америки уже ничего не зависит. Не только потому, что она сделала все возможное и невозможное для углубления глобальной конфронтации с Москвой и Пекином, подталкивая их друг к другу, но и потому, что объективные законы геополитики диктуют русским и китайцам проведение согласованного курса на демонтаж американского миропорядка. Причем как в рамках трехсторонних отношений, так и на всей мировой шахматной доске в целом.

Даже если бы США пошли на все ради того, чтобы "увести Москву от Пекина", Россия не соблазнилась бы — стратегический курс и национальные интересы не могут быть предметом торга. А США пока не готовы даже отказаться от попыток атлантизации Украины, хотя реалисты и предлагают уменьшить влияние подобных конфликтов на американо-российские отношения в целом (интересно, как они это себе представляют — заморозить спор из-за Украины? Но для России неприемлем даже подвешенный статус "атлантического будущего" для Киева):

"По самым животрепещущим вопросам, где американские и российские интересы входят в серьезный конфликт (скажем, Украина и Сирия), США должны придерживаться твердой и принципиальной позиции, которую разделяют наши союзники и которая чрезвычайно важна для справедливого исхода. Тем не менее надо уделять больше внимания суммарному воздействию на наши отношения, которое появится благодаря выверенным, сдержанным и поэтапным шагам, а также тем возможностям, которые улучшающиеся отношения создают для дальнейшего продвижения вперед".

Ну и последним пунктом идут санкции — которые нужно оставить, но при этом сделать "продуманными, точечными, а применять их нужно вместе с другими элементами государственной мощи, особенно с дипломатией".

Потому что "устойчивое накапливание вводимых конгрессом санкций <…> лишает Москву любых стимулов для смены курса, так как она считает эти санкции постоянными и неизбежными". Поэтому "надо восстановить гибкость санкционного режима, сосредоточив внимание на точечных санкциях, которые можно быстро отменить, если Россия будет способствовать успеху переговоров с целью поиска приемлемых решений по урегулированию конфликтов, включая очевидные усилия России по прекращению вмешательства в наш избирательный процесс".

При всей навороченности тут есть разумное зерно — ведь каким-то образом Штатам нужно будет отменять санкции за выдуманное российское вмешательство. Нужно будет выдумать, что вмешательства больше нет, и снимать препятствия для нормального диалога. Разбирать завалы предстоит тем, кто их создал, — пускай и прикрываясь оправданием, что "русские исправились". Опять-таки Россия не рассчитывает на снятие санкций — это необходимо самим США, если они хотят восстанавливать ими же разрушенные отношения.

Но самое главное в письме 103-х — это его завершающая часть, то, что нужно признать огромным достижением американской геополитической мысли.

"Сегодняшняя реальность такова, что Россия при Владимире Путине действует в таких стратегических рамках, которые выстроены на глубоко укоренившихся националистических традициях, находящих отклик у элиты и у масс. Преемник Путина, причем даже с более прочными демократическими наклонностями, наверняка будет действовать в таких же стратегических рамках. Было бы неверно строить американскую политику на посыле о том, что мы можем и должны изменить эти рамки. Точно так же с нашей стороны было бы глупо полагать, что у нас нет иного выбора, кроме сохранения нынешней политики. Мы должны строить отношения с Россией, какая она есть, а не с такой, какой мы хотим ее видеть. Мы должны в полной мере задействовать свои сильные стороны, придерживаясь при этом средств дипломатии. Так мы сумеем преодолеть те вызовы, которые бросает Россия, и поставить наши отношения на более конструктивные рельсы. Если мы не сделаем этого, платить придется слишком высокую цену".

Это же просто гениально — давайте строить отношения с той Россией, которая есть, а не с той, которую нам бы хотелось иметь! Это до чего же нужно было довести даже не российско-американские отношения, а состояние умов в американской элите, чтобы подобный призыв звучал чуть ли не революционно — и  вызывал отповедь со стороны 33 откровенных "ястребов", чье ответное письмо появилось пять дней спустя:

"Данная позиция также противоречит ценностям, интересам и принципам Америки и, что столь же важно, подрывает доверие российского народа, когда его терпение по отношению к режиму иссякает. <…> Путину кажется, что он должен стимулировать и эксплуатировать националистические настроения, чтобы сохранить власть в своих руках. Однако вопреки утверждениям авторов письма, что "Россия при Владимире Путине действует в пределах стратегических разработок, глубоко укореняющихся в националистических традициях, созвучных в равной степени элите и широкой общественности", лишь три процента россиян считают Соединенные Штаты врагом, по данным опроса "Левада-центра", проводившегося ранее в этом году. Путин стремительно теряет связь с российским народом".

То есть Путин не выражает интересы России — и зачем с ним разговаривать? Пускай сначала изменит свою политику:

"Америка должна подать сигнал о готовности сотрудничать с российскими властями, только когда станет ясно, что Москва не расценивает Соединенные Штаты как врага и заинтересована в том, чтобы внести свой вклад в изменение своей политики и поведения для развития отношений. До этого времени мы должны избегать бессмысленного бесконечного диалога, который никогда не приводит к решению проблем, оказывая вместо этого решительное и непрерывное сопротивление угрожающим действиям Путина. Это подразумевает необходимость более тесного сотрудничества с нашими союзниками для сдерживания Путина, ужесточения санкций, усиления поддержки соседей России, обеспечения поддержки российскому гражданскому обществу и принятия более строгих мер против коррупции в России".

То есть на Россию нужно давить и дальше — потому что она не хочет быть такой, как мы ее хотим видеть. Проблема даже не в том, что подобная "стратегия" не работает, а в том, что, игнорируя реальную Россию, Америка делает хуже только себе самой. Именно об этом пытались напомнить реалисты в письме 103-х, прямо заявив, что если не поставить отношения с Россией на конструктивные рельсы, то Америке придется платить слишком высокую цену.

Высокую цену — потому что дело тут, по существу, не в американо-российских отношениях и не в России, а в степени адекватности американской элиты как таковой, в ее способности оценивать и международную ситуацию, и положение дел в самих Соединенных Штатах. А с этим все больше и больше проблем — "вашингтонское болото" не желает иметь дело с теми США, которые есть на самом деле, предпочитая выдуманную Америку, все проблемы у которой от "русского вмешательства" и "путинской марионетки" Трампа.

Теги:
выборы, Дональд Трамп, политика, США, Россия



Главные темы

Орбита Sputnik