23:51 26 Ноября 2020
Прямой эфир
  • USD11.30
  • EUR13.44
  • RUB0.15
Колумнисты
Получить короткую ссылку
294 0 0

Москва и Пекин заключили военный союз, а через несколько месяцев начали войну с Америкой. Нет, это не прогноз на будущее — а напоминание о событиях 70-летней давности

На днях Владимира Путина снова спросили о возможности российско-китайского военного союза — этот вопрос в последние годы ему задают регулярно.

Только во второй половине прошлого года он трижды высказывался на эту тему, напоминая, что "у нас нет военного союза с Китаем, и мы не планируем его создавать". В этом году президента спросили о том, можно ли вообразить такой союз:

"Вообразить все можно. Мы всегда исходили из того, что наши отношения достигли такой степени взаимодействия и доверия, что мы в этом не нуждаемся, но теоретически вполне можно себе такое представить. <...> Так что, как это будет развиваться дальше — жизнь покажет. Но перед собой такой задачи сейчас не ставим. В принципе и исключать этого не собираемся. Поэтому посмотрим".

При этом Путин подробно рассказал о достигших "беспрецедентно высокого уровня российско-китайских отношениях" — в том числе и в военной сфере.

Действительно, две великие державы все больше сближаются — к недовольству наших общих противников и к беспокойству западников в обеих странах. Очень часто — и не только на Западе — звучит мнение, что это сближение вызвано главным образом наличием общих угроз для России и Китая, что Путин и Си дружат против Америки, а вообще-то у двух стран столько противоречий, что их альянс не может быть надежным и стратегическим.

Этой мантрой Штаты очень долго успокаивали самих себя, как бы оправдывая собственный геополитический провал, то есть резкое ухудшение отношений одновременно и с Москвой, и с Пекином: ну и что, что мы забыли о "треугольнике Киссинджера", согласно которому Вашингтон должен иметь с Россией и Китаем отношения лучше, чем у них между собой, — все равно русские с китайцами скоро перессорятся. Это было глупо и до 2014 года, а уж потом и вовсе стало смешно.

На самом деле Вашингтон уже давно в принципе не мог повлиять на российско-китайское сближение, ставшее следствием осознанного выбора Москвы и Пекина, но никто не заставлял его играть на обострение, помогая цементировать альянс двух держав-цивилизаций.

Сейчас отыграть назад уже в принципе невозможно — кто бы ни победил на президентских выборах в США, их конфронтация с Китаем и Россией если и не будет нарастать, то сущностно не изменится.

Потому что Путин и Си Цзиньпин играют вдолгую — работая на ликвидацию мира по-американски, то есть глобального атлантического проекта. США могут признать очевидное и согласиться участвовать в глобальной перестройке — или же пытаться сопротивляться объективному ходу вещей, продолжая политику сдерживания России и Китая.

Второй вариант более реален, хотя и менее выгоден для самих США. Потому что даже пытаться сдерживать в одиночку две крупные державы для Америки уже не под силу, а привлечь союзников к давлению на Китай и Россию получается все хуже. Даже 70 лет назад война с Китаем и Россией окончилась ничьей — а сейчас ситуация принципиально иная.

Речь о корейской войне, в которой США воевали с Китаем, получавшим помощь от СССР. Она началась летом 1950-го как война северных и южных корейцев — но вскоре, после разгрома армии Юга, в нее вступили американцы.

А 25 октября на помощь Северу пришли китайцы — при активной поддержке (поставками техники и прямым участием военной авиации) Советского Союза. Американцы воевали под флагом ООН, китайская армия называлась "народными добровольцами", участие советских ВВС было неофициальным — но все понимали, что США воюют против КНР и СССР.

При этом Москва и Пекин находились в союзнических отношениях с февраля 1950-го, поэтому планы американских генералов по нанесению атомных ударов по Китаю так и остались планами.

Хотя инициатором корейской войны и был Пхеньян (при поддержке Москвы и Пекина), агрессором все же можно назвать США — без их вмешательства внутрикорейские разборки закончились бы победой коммунистического Севера.

А вот появление американских войск около китайских границ и привело к вмешательству Китая, который честно предупреждал, что не потерпит присутствия иностранных войск севернее 38-й параллели (то есть границы Северной и Южной Кореи). Миллионная китайская армия не просто пришла на помощь корейским коммунистам — она билась за то, чтобы на сухопутных границах Китая не оказались американские войска.

Поэтому в Китае хорошо помнят об этой войне — и на днях торжественно отмечали 70-летие начала похода "добровольцев". Выступление Си Цзиньпина на праздничном мероприятии было подчеркнуто злободневным:

"Семьдесят лет назад империалистические захватчики обстреляли пороги нового Китая. Китайский народ понял, что он должен использовать язык, понятный захватчикам, — вести войну и остановить вторжение силой, завоевывая мир и уважение своей победой. <...> Великая война, направленная на сопротивление агрессии США и помощь Северной Корее, позволила противостоять империалистической агрессии и экспансии, защитила безопасность нового Китая, защитила мирную жизнь китайского народа, стабилизировала ситуацию на Корейском полуострове, поддержала мир в Азии и других регионах планеты.

Китайский народ не создает проблем, но мы не боимся их. Независимо от трудностей или проблем, с которыми мы сталкиваемся, наши ноги не будут дрожать и наши спины не будут сгибаться.

<...> Любая страна и любая армия, какими бы могущественными они ни были, будут разбиты, если выступят против международного сообщества. <...> Пусть мир знает, что народ Китая теперь един и с ним нельзя шутить".

В речи председателя КНР были еще и слова о том, что "мы никогда не позволим какой-либо силе вторгнуться и разделить священную территорию нашей Родины" и если "возникнет такая серьезная ситуация", с ней будут бороться напрямую. Это прямой отсыл к американским попыткам снова разыграть тайваньский вопрос. Но самое главное, Си напоминает о том, что на Китай бесполезно давить, ведь ответная реакция может быть самой серьезной.

За неделю до этого выступления председатель КНР посещал военную базу морпехов и заявил, что "мы должны направить все наши умы и энергию на подготовку к войне и поддерживать состояние повышенной готовности". Неужели Китай в самом деле готовится к скорой войне с США?

Конечно, нет. Китай просто поднимает ставки в глобальном противостоянии с Америкой. Причем поднимает в ответ на эскалацию со стороны американцев, ведь те ведут одновременно три кампании против Пекина.

Торговую войну (причем пытаясь привязать к ней Европу), стратегическое давление и военные демонстрации (в том числе в Южно-Китайском море), а также идеологическую войну (объявляя китайскую компартию "главной угрозой человечеству" — еще до всякого коронавируса, который тоже вовсю используется в пропаганде).

При этом воевать с Америкой Китаю сейчас негде — точнее у США нет возможности устроить Китаю некую прокси-войну, то есть конфликт на чужой территории под прикрытием.

Новая корейская война невозможна. Нападки на КНДР закончились ничем — было понятно, что США не решатся ни на какой удар по корейским ядерным объектам, потому что это привело бы к катастрофическим последствиям как для Южной Кореи, так и для находящихся там американских войск.

Демонстративные попытки сдерживания Китая в Южно-Китайском море, где Пекин строит на оспариваемых у него соседями островах военные аэродромы и базы, тоже не дадут никакого результата: китайцы не остановятся. Тотальная гонка вооружений бессмысленна — Пекин штампует авианосцы (которые позволят ему вытеснить американцев из своих морей и расположенных в зоне его интересов проливов) с пугающей скоростью, а в области стратегических вооружений все более тесно взаимодействует с Россией.

Неслучайно в прошлом году Владимир Путин рассказал о том, что мы помогаем КНР создавать систему предупреждения о ракетном нападении.

Но ведь создание такой системы само по себе является признаком союзнических отношений? Да, конечно — и, начиная с прошлого года, Путин, говоря об отношениях двух стран, стал использовать термин "союзники":

"Это союзнические отношения в полном смысле многопланового такого, стратегического партнерства".

Китайцы пока предпочитают говорить о "лучших за всю историю" отношениях, а в официальных двусторонних документах речь и вовсе идет просто о "всеобъемлющем партнерстве и стратегическом взаимодействии в новую эпоху" — так всем спокойнее. Зачем Москве и Пекину подчеркивать свой военный альянс? По факту он уже существует — но его нет нужды выпячивать.

"Мы не дружим и не работаем вместе против кого бы то ни было. Мы всегда работаем в позитив, в интересах друг друга", — так Владимир Путин все время характеризует российско-китайские отношения. И тут нет лукавства. Москву и Пекин действительно объединяют совместные интересы, совместная выгода, совместные цели.

Да, главная из этих целей — построение нового миропорядка, отвечающего интересам обеих стран, — очень не нравится атлантистам, они даже называют наши страны "ревизионистскими" (не зная, что именно этот термин применялся к Хрущеву, по чьей вине были обрушены советско-китайские отношения).

Но то, что Китай и Россия рассматриваются как угроза Америке — это проблема исключительно самих США. Ведь именно они объявили весь мир зоной своих жизненных интересов — не признавая интересы других, не желая договариваться о новом балансе сил и мироустройстве, пытаясь сдерживать восстанавливающие свое место в мире Китай и Россию.

Эпоха американского глобального доминирования закончилась на наших глазах — сейчас наступает время, когда сами США должны распрощаться с верой в собственное превосходство. Если для того, чтобы быстрее осознать это, им нужно будет увидеть российско-китайский военный союз — Москва и Пекин пойдут на это. Чего не сделаешь ради блага американского народа.




Главные темы

Орбита Sputnik