Удары кризиса: предприниматели сворачивают бизнес из-за кредитов

© Sputnik Амир ИсаевЗдание Налогового комитета при Правительстве РТ. Архивное фото
Здание Налогового комитета при Правительстве РТ. Архивное фото - Sputnik Таджикистан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Терпит ли крах таджикский бизнес, и какова тенденция по аннулированию своего дела? Как будет выполняться госбюджет на 2016 год, если на самом деле многие предприниматели выходят из игры? В ситуации разбирался корреспондент Sputnik.

В управлении налогового комитета по столичному району Фирдавси всегда многолюдно — кто-то приходит заплатить налоги, кто-то сдать отчет о деятельности и декларацию. Немало и тех, кто хочет зарегистрировать свою деятельность и получить патент или свидетельство. Есть предприниматели, которые, наоборот, хотят закрыть свою компанию.

Взлетевшая валюта: торговцы закрывают магазины, доллар в дефиците

Молодого человека лет 30 по имени Мансур я встретила случайно, пока ждала у входа в управление. Он из тех, кто решил закрыться из-за кризиса и безденежья.

"Моя главная ошибка в том, что я взял в прошлом году кредит в банке в долларах. Курс доллара повысился, сами знаете как. Мало того, что я плачу проценты от кредита, еще и надо выплачивать сам кредит в долларах или с учетом курса, плюс аренду помещения, где я работаю, зарплату одному сотруднику, так тут еще и налоги. Я знал, что будет сложно, но не думал, что до такой степени", — объясняет свое решение молодой человек.

Начинающий бизнесмен не думал, что покупательская способность и спрос на его товар упадут до такой степени — он занимался продажей различных видов и модификаций электрических ламп.

Чтобы открыть магазин и привезти товар, ему понадобился кредит в 15 тысяч долларов, которые он пустил в оборот. Если в 2014 году эта сумма равнялась 80 тысячам сомони, то сейчас — уже 105 тысяч.

"Налоги, конечно, забирают немалую часть дохода, тем более что мы платим налоги от валового дохода, а не от прибыли, но я бы с ними справился, наверное, если бы товар покупали и не этот кризис…", — говорит Мансур.

По официальным данным Налогового комитета Таджикистана, в 2015 году регистрацию прошли 57 694 субъекта предпринимательства, из которых — 1480 юридических лиц, 33 филиала и представительства зарубежных компаний и 56 тысяч индивидуальных предпринимателей, работающих по патенту и свидетельству.

Что же касается тех, кто решил закрыть свой бизнес, то их в 2015 году насчитывается 26 тысяч 365 человек, из которых 24 тысячи — это индивидуальные предприниматели.

Это норма?

Много это или мало? В Налоговом комитете говорят, что это нормально, и тенденция закрытия бизнеса была таковой всегда. В то же время они не скрывают, что эта цифра немного выше, чем два или три года назад. Объясняют все влиянием кризиса.

ВБ: объем денежных переводов в Таджикистан не вырастет в 2016 году

В кризис люди меньше потребляют, стараются покупать самое необходимое и лишнее не могут себе позволить, от этого страдают те, кто привозит товар. Денежные переводы сократились, и доходы населения упали.

"Конечно, мы спрашиваем у предпринимателей причину закрытия. Кто-то, например, закрывается через год после регистрации, кто-то — через три-четыре года. Они говорят, что им сложно стало работать, и что у них кредиты. Есть и те, кто от одного вида деятельности переходят к другому. К примеру, от патента — к свидетельству, а потом в юрлица, но таких сейчас мало", — объясняет сотрудница управления налогового комитета.

В коридоре я встретила еще двоих, которые пришли закрывать патенты. Как оказалось, это водители маршрутных такси. Для информации: оплата по патенту на подобную деятельность составляет 120 сомони (около 18 долларов). Однако, как оказалось, и это не устраивает молодых водителей. Сухроб считает, что сумма патента грабительская.

"Да я лучше в Россию вернусь работать, там вообще не требуют налоги платить. У нас невозможно работать. Сумма моего патента накопилась за 1 год, а я не знал, что надо платить. 1440 сомони заплатил в кассу и закрыл патент", — рассказывает он.

Оказалось, молодой человек более 6 лет работал в Рязани и, приехав на родину, купил место на самом крупном рынке Таджикистана — "Корвон". Затем отдал его в аренду. Это место приносит ему 500 долларов ежемесячно, что вполне хватает для жизни.

Финансист Самиджан Насирджанов, который сам долгие годы работал в структуре Налогового комитета, считает, что участившиеся случаи по закрытию патентов и других видов деятельности связаны с неспособностью покрыть расходы.

Таджикские сомони - Sputnik Таджикистан
ВЭФ дал "высокую" оценку налогообложению в Таджикистане

Он предлагает смотреть на проблему вкупе со всеми причинами. Картина вырисовывается неприятная.

"Кроме кредитов, есть еще и давление со стороны контролирующих органов — пожарная, санитария, госстандарт, экология и много других. Часто налоговый орган требует предоплаты, ведь им тоже план надо выполнять", — говорит Насирджанов.

По его словам, в среднем ежедневный расход одного магазина в 10-15 квадратных метров составляет, как минимум, 100 сомони. Сюда входят аренда, налоги, электричество и другие виды выплат. В месяц — 3000 сомони. Бывает и так, что магазин работает только на покрытие расходов, без прибыли.

Конечно, нельзя сказать, что таких случаев много. Есть и те, кто успешно продвигает свой маленький бизнес. Одна из них — Махина Низомова, которая также работает по патенту. Пять лет назад она взяла кредит в банке и открыла магазин одежды. За эти годы не смогла расшириться и взять продавца в свой магазин, все еще сама сидит за прилавком. Однако, по ее словам, закрываться не собирается и ее все устраивает.

"Налоги платить никто не хочет, и я тоже, — смеется Махина, — но их надо платить, и я тоже плачу. Кредит я погасила давно. Сейчас сложно работать, торговли почти нет. Если раньше в день я могла продать товар в среднем на 4 тысячи сомони, то сегодня еле-еле доходит до 2,5 тысячи, но закрывать магазин я не буду".

Кризис и налоговый кодекс диктуют свое, но, наверное, не зря у рыночной экономики есть такая аксиома — выживает сильнейший.

Лента новостей
0