Рябикин: Россия должна включиться в проект "Энергообменный мост"

Подписаться на
Yandex newsTelegram
Вице-премьер Кыргызстана поручил Национальному энергетическому холдингу начать проработку вопроса о возможности поставки электроэнергии из Таджикистана в летний период и взаимообмена электроэнергией.

ДУШАНБЕ, 7 июл — Sputnik. По мнению экспертов, властям Таджикистана и Кыргызстана сейчас важно рассмотреть все варианты сотрудничества, в том числе необходимо серьезно изучить проект "Энергообменный мост Таджикистан — Кыргызстан".

Энергетики говорят, что проект Анатолия Колесниченко, — это тот самый случай, когда инженер-гидроэнергетик пытается решить проблемы энергообеспечения в условиях, когда политики никак не могут достичь консенсуса в использовании речного стока.

Напомним, в своем проекте автор предлагает объединить эксплуатацию 2-х водохранилищ — Нурекского и Токтогульской ГЭС. Обмениваться предполагается выработанной электроэнергией — из энергосистемы Таджикистана в энергосистему Кыргызстана и обратно. Подробнее о проекте читайте здесь.

В рамках дискуссии по проекту уже высказали свое мнение кыргызский экономист Марат Мусуралиев, инженер-гидротехник Андрей Захватов, известный таджикский энергетик Георгий Петров и академик международной инженерной академии Бахром Сироджев.

"Проект Колесниченко безукоризнен"

Александр Рябикин, советский и российский гидростроитель, в 2006-2007 годах — руководитель строительства ГЭС "Сангтуда-1" в Таджикистане, в 2010- 2012 гг. — Загорской ГАЭС-2, кандидат технических наук.

"Техническая часть проекта Анатолия Колесниченко, с которым я работал на строительстве ГЭС "Сангтуда-1", для концептуального проекта проработана более чем глубоко. Анатолия Ивановича я считаю очень авторитетным инженером, чье мнение часто было окончательным при выработке решений на строительстве Сангтудинской ГЭС-1 и других ГЭС Вахшского каскада", — заявил Александр Рябыкин.

С проектом "Энергомост — Таджикистан-Кыргызстан" он знаком более года. Эксперт полагает, что детализация этого проекта должна продолжиться с участием авторитетных специалистов по трем направлениям: гидроэнергетика; электросети и системы; макроэкономическая аналитика электроэнергетического рынка Центральной Азии.

По мнению Рябикина, для осуществления этого проекта целесообразно было бы создать консорциум из трех стран — Таджикистана, Кыргызстана и России. Выработанное ими мнение должно быть единым, безо всяких особых мнений.

Гидростроитель уверен, что в этом проекте Россия могла бы выступить в качестве инвестора, который бы уравновесил возможные перекосы в амбициях партнеров и эффективно реализовал бы согласованные технические решения. Причем участие России, по его мнению, нужно в самом начале процесса, "иначе никто ни о чем не договорится".

CASA энергетической взаимопомощи

"Мелкие замечания и ссылки оппонентов проекта в рамках той дискуссии, что идет сейчас в СМИ, на колебания цен на электроэнергию в регионе я считаю несущественными. Почему? В бытность моей работы в 2006-2008 годах в Центральной Азии, региональные оптовые цены по перетокам "прыгали" от 1 цента (Узбекистан — Таджикистан) до 14 центов (Афганистан — Пакистан)", — напомнил Рябикин.

Он уверен, что реализация этого проекта приведёт к появлению нового инструмента регулирования оптовых цен на электроэнергию в лице упомянутого консорциума.

"Еще раз подчеркну — технически проект Колесниченко безукоризнен, причем отработанные им варианты придают ему необходимую гибкость при любом сценарном развитии", — заключил Александр Рябикин.

Зульфия Марат, эксперт международного общественного фонда "Институт по исследованию проблем водопользования и водно-энергетических ресурсов Центральной Азии" говорит, что проект Колесниченко не решает водно-энергетические проблемы Центрально-Азиатского региона, тем не менее, с точки зрения решения части этих проблем проект интересен, особенно в свете последних событий вокруг проекта CASA-1000.

"Этот проект, как и прогнозировали многие эксперты, может оказаться проектом на бумаге, поскольку в министерствах Афганистана и Пакистана уже раздумывают над отказом от CASA-1000. Афганистан отказался от энергопотребления и намерен выполнять лишь функции страны — транзитера. Пакистан в связи со снятием санкций с Ирана может в корне пересмотреть свои планы по энергообеспечению. Поэтому, с моей точки зрения, проект Анатолия Колесниченко "Энергомост Таджикистан — Кыргызстан" следует рассмотреть вне рамок проекта CASA-1000 (хотя он и увязан с CASA-1000)", — подчеркивает эксперт.

По мнению Зульфии Марат, в проекте Колесниченко интерес представляет его главная идея — связать два крупнейших речных бассейна Центральной Азии — Сырдарьинский и Амударьинский.

"Здесь необходимо подчеркнуть, что Кыргызстан в последние годы не раз импортировал таджикскую электроэнергию, но обычно в конце лета и до середины осени, около 200 млн. кВт-ч. Проект же предлагает обмен, и уже с апреля, а это требует переосмысления работы кыргызской энергосистемы, — считает эксперт. — Кыргызстан в настоящее время может производить обмен электроэнергией и с Казахстаном, проект Колесниченко не учитывает этот нюанс", — убеждена она.

Марат отмечает, что Таджикистан, по проекту Колесниченко должен будет взять на себя обязательства сработки в апреле — июне Кайраккумского водохранилища. Казахстан должен будет взять на себя обязательства, при необходимости полной сработки Шардаринского и Коксарайского водохранилищ для сохранения водного режима в низовьях реки Сырдарьи и для освобождения ёмкости под осенние "возвратные" объёмы сработки воды из Токтогульского водохранилища.

Также она напоминает, что нужно учитывать, что имеют место зимние подтопления в странах низовья Сырдарьи, так как ГЭС Кыргызстана, как было выше отмечено, работают в преобладающе энергетическом, а не в преобладающе ирригационном режиме. Именно это обстоятельство, по ее мнению, требует критического отношения к проекту Колесниченко.

"Но в его проекте заложены некоторые потенциально интересные возможности, в том числе по более полному удовлетворению ирригационных нужд Узбекистана, Казахстана. Иными словами, предложение Колесниченко требует доверительного сотрудничества не двух, а четырех стран — Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана, — говорит Зульфия Марат и предлагает в связи с этим провести следующую работу".

— Составить помесячно выверенные сравнительные графики реальных притоков в Токтогульское и Нурекское водохранилища в маловодные, средневодные и многоводные годы; уточнить объемы и графики попусков воды из Нарын-Сырдарьинского каскада водохранилищ. Пересмотреть длительность этапов обмена электроэнергией (например, этап передачи таджикской электроэнергии в Кыргызстан будет проходить в средневодные годы не три месяца, а лишь два весенних месяца — апрель и май; для маловодных и многоводных лет — надлежит тщательно проверить, насколько возможен такой обмен).

"Зимний" этап проекта, на мой взгляд, под вопросом, — считает она. — Следует учесть все возможные варианты и разницу в стоимости выработки электроэнергии между двумя странами. Заново придется поставить вопрос о строительстве высоковольтной ЛЭП, связывающей две страны, и определить финансовую ответственность за возможные расходы в связи с этим".

Электроэнергия по CASA-1000 будет экспортироваться до 2039 года

Колесниченко предлагает вариант возврата электроэнергии Таджикистану примерно в 1,5 — 2 раза меньше, чем было получено Кыргызстаном. Именно поэтому я считаю, что его проект — это один из вариантов сбыта таджикской электроэнергии. Пока проект в его нынешнем виде не столь убедителен для кыргызской стороны — нужны дополнительные расчеты.

К окончательному заключению по проекту Анатолия Колесниченко, по мнению Зульфии Марат, можно будет прийти только после проведения совместной работы специалистов Таджикистана и Кыргызстана с приглашением к работе узбекских и казахских специалистов.

"Но именно, здесь и кроется основное препятствие осуществления подобных проектов — в регионе так и не выстроен постсоветский механизм согласованного комплексного развития, доверие между странами "верховья" и "низовья" — на низком уровне, — говорит она. — Для того, чтобы повысить доверие и получить реальную заинтересованность всех сторон, с моей точки зрения, следует выдвигать проекты, которые несут убедительные выгоды для всех стран региона, использовать наиболее оптимальные способы урегулирования нынешних проблем региона".

Лента новостей
0