Самарканд слезам не верит: история любви белоруски и таджика

© Из личного архива семьи НиколенкоОльга и Джуракул Расуловы, архивное фото
Ольга и Джуракул Расуловы, архивное фото - Sputnik Таджикистан
В советские годы межнациональные браки были обычным делом. В 1950-е белоруска Ольга вышла замуж за таджика Джуракула и переехала жить в Узбекистан, соединив в одной семье культуру трех народов

ДУШАНБЕ, 25 июл — Sputnik, Екатерина Маркова. История Галины Николенко сильно напоминает сюжет многосерийного фильма. За свою жизнь она успела пожить в Беларуси, Узбекистане и России. Причина этому в многонациональной семье, какие были не редкость в Советском Союзе.

Ее мать — белоруска, отец — таджик, а сама она выросла в Узбекистане. Галина рассказала Sputnik Таджикистан историю трех поколений своей семьи, которая началась с красивой истории любви.

Восточная сказка и быль

Встреча простой девушки Ольги Тепусюк и солдата срочной службы Джуракула Расулова произошла в 1950-е годы в белорусском селе Красное, Брестской области. Именно там молодой таджик служил в армии.

"История началась довольно просто. Познакомились они на танцах, полюбили друг друга, потом решили оформить отношения, сыграли свадьбу. Родственники из Узбекистана не смогли приехать на бракосочетание, однако дали добро", — вспоминает дочь Ольги Галина.

Когда срок службы в армии подошел к концу, Джуракул получил билет домой в Самаркандский район. В телеграмме молодой жене мужчина написал, что с нетерпением ждет ее в Узбекистане. Ольга стала стремительно собирать чемоданы.

© Из личного архива семьи НиколенкоДжуракул на службе, архивное фото
Джуракул на службе, архивное фото - Sputnik Таджикистан
Джуракул на службе, архивное фото

"Все подруги завидовали маме: отец рассказывал, что женщины там совсем не работают, вокруг много фруктов, чуть ли не во дворце жить будут — сказка! На контрасте с жизнью в Беларуси, где все девушки наравне с мужчинами вкалывали в колхозах, это действительно казалось манной небесной. Но когда мама приехала в кишлак, там ее ожидало горькое разочарование", — вздыхает женщина.

К сожалению, обещанный "замок" больше напоминал потрепанный сарай. Чувствовалась внутренняя неприязнь родственников мужа к чужестранке, но они относились к ней все равно радушно — первым делом новоявленная свекровь подарила невестке национальную таджикскую одежду.

Девушка не понимала таджикского языка, поэтому муж старался говорить с ней по-русски. Даже когда проходила свадьба по местным обычаям, гости говорили на таджикском языке.

© Из личного архива семьи НиколенкоТепусюк Ольга Ивановна, архивное фото
Тепусюк Ольга Ивановна, архивное фото - Sputnik Таджикистан
Тепусюк Ольга Ивановна, архивное фото

"Чужая страна, чужой язык, чужая религия — согласитесь, сразу сложно ко всему привыкнуть. А когда моя мама забеременела, то остро встал детский вопрос. У моей тети были сыновья и дочери, и особенности местного воспитания сразу отпугнули девушку из Беларуси", — рассказывает Галина.

Например, ее сильно удивил бешик: узкая и тесная колыбель, в которой ребенок проводит первый год своей жизни. В бешике проделано специальное отверстие, куда устанавливается горшок, к нему от ребенка идет специальная трубка. Такое устройство заменяет младенцу туалет, в результате он остается сухим, а мать освобождается от необходимости менять пеленки.

Отца же все устраивало: он вырос в таких условиях, и для него это было нормой.

Счастье закончилось

Когда наступило время рожать, Ольга попросила Джуракула отправиться в Беларусь, пока ребенок не окрепнет. Местные условия казались ей крайне трудными для воспитания малыша, да и с работой в 1960-е было сложно, питание в семье было довольно скудным.

В Беларуси с пропитанием помогало собственное хозяйство, фермы. В кишлаке же очень редко ели мясо, в основном готовили овощи. Джуракул предложил Ольге уехать одной. Сам он обещал подзаработать денег и отправиться вслед за ней. В итоге она вернулась в Беларусь, но муж так и не приехал за ней.

Таджикистанец с детьми от русской женщины, Горный Каратегин - Sputnik Таджикистан
Межнациональные браки: история таджикского Штирлица и русской женщины

Как только Ольга уехала из дома Расуловых, ее мужу сразу же сосватали молодую таджикскую девушку. Джуракул стал жить с ней в гражданском браке, так и не разведясь со своей первой женой.

"В поезде, возвращаясь в Беларусь, мама познакомилась с двумя женщинами, которые потом стали ее хорошими подругами. Девушки собирались в Самарканд, звали ее в гости. Мама переписывалась с ними уже после моего рождения, просила узнать, что случилось с отцом. Джуракул не писал ей и не отвечал на письма", — рассказывает Галина.

Подруги Ольги решили заехать в тот кишлак и проверить, там ли Джуракул, и так узнали, что у него вторая жена и в Беларусь он уж точно не собирается.

"Это был большой удар, с которым мама еле справилась. Так до конца жизни она и не смогла выйти замуж, поскольку очень любила моего отца", — говорит Галина.

Переезд в Узбекистан

Когда девочке исполнилось 6 лет, Ольга все-таки согласилась на предложение подружек посетить Самарканд, чтобы заодно доехать до мужа, посмотреть ему в глаза и показать дочь.

"Как ни странно, он был безумно рад нам, дарил шикарные подарки, наряды, игрушки. Та его жена даже не особо давала о себе знать и, как я понимаю, других детей у него тогда не было. Я помню, что,  провожая нас, он плакал", — рассказывает Галина.

Производитель одежды и аксессуаров Анастасия Семенова - Sputnik Таджикистан
Страсть к Востоку: как дизайнер из РФ превратила адрас в настоящий бренд

Потом мать и дочь вместе с родственниками ненадолго переехали в Нижний Новгород, а затем, поддавшись на уговоры подруг, Ольга решила перебраться с Галиной в Самарканд. Там она устроилась работать на завод, получила хорошую квартиру. 

По советским меркам семья жила очень хорошо. Джуракул с ними не контактировал и даже не знал, что они живут Узбекистане. Впрочем, Ольга этого и не особо хотела.

Шли годы, Галина Расулова выросла, окончила школу, поступила в институт на вечернее отделение. В 19 лет девушка вышла замуж за Михаила Николенко, однокурсника, русского по национальности. В 20 Галину с мужем и матерью все-таки отыскал Джуракул.

"Мы были в шоке, ведь прошло целых 14 лет! Отец плакал, хотел вернуться к маме, просил прощения. Неудивительно: у мамы была хорошая квартира, а он продолжал жить в кишлаке. Отец заваливал нас подарками, часто искал встречи. Звал к себе в гости, хотя у него была та жена, которая ему родила троих детей. Однажды он нас все-таки привез к себе, накрыли шикарный стол, и потом он звал нас на каждый праздник, уговаривал, считал своей семьей", — рассказывает Галина.

У нее самой постепенно появилась большая семья.

"Отец видел всех моих детей: и старшего Олега, и среднюю Яну, и младшую Алину. Алина была очень беспокойным и крикливым ребенком, как сейчас помню, на руки ни к кому не шла. Но когда Джуракул ее взял — сразу утихла, заулыбалась: признала родную кровь. Потом, к сожалению или нет, связь мы потеряли", — вспоминает она.

© Из личного архива семьи НиколенкоСемья Николенко, архивное фото
Семья Николенко, архивное фото - Sputnik Таджикистан
Семья Николенко, архивное фото

Так и закончилась история любви Ольги и Джуракула, который прожил всю жизнь с другой женщиной и тремя их детьми. А Ольга до смерти оставалась его законной женой и не смогла никого больше полюбить.

Прощай, Азия

После распада Советского Союза жизнь Галины Николенко поменялась, как и у многих в то время.

"Начались расовые предрассудки, все русские старались массово мигрировать из страны", — вспоминает она.

Галина с мужем тоже решились на переезд, но чуть позже. В 2001 году они вместе с детьми переехали в Россию, где вот уже 16 лет живут в Ростове Великом, но Узбекистан не забыли.

"Всё-таки я скучаю по жизни в Центральной Азии. Мы с подругами часто ездили на рынки в соседний Таджикистан, покупали красивые наряды. Я научилась готовить национальную еду и, признаться, того разнообразия фруктов и овощей в России очень не хватает. Воздух, даже вкус воды — там все другое, еще не испорченное, свежее. И люди очень добрые и понимающие", — говорит она.

По ее словам, внимательное отношение было заметно везде. Так, местные врачи всегда хорошо относились к больному олигофренией и эпилепсией сыну Олегу, оказывали помощь на дому, и при этом отказывались от финансовой благодарности.

Блогер Михаил Ронкаинен - Sputnik Таджикистан
Тревел-блогер рассказал, что его больше всего поразило в Таджикистане

Конечно, Восток — есть Восток, поэтому на рынок Галина всегда ходила со своими весами, чтобы продавцы не обвешивали. Но такие мелочи со временем вспоминаются с улыбкой.

"Как бы то ни было, мы все равно любим и Узбекистан, и Таджикистан. У мужа до сих пор там осталось жилье. Мы всей семьей внимательно следим за местными новостями, безумно скучаем по стране и вскоре собираемся посетить ее вновь. Я не вижу различий между узбеками и таджиками и считаю, что это единый народ. Это я могу утверждать как женщина с таджикской кровью, которая большую часть своей сознательной жизни провела в Узбекистане", — улыбается Галина.

Гены сильнее памяти

Младшая дочь Галины, 24-летняя Алина, к сожалению, совершенно не помнит деда-таджика. Но признается, что с годами все сильнее чувствует влияние дедушкиной крови.

"Я — натура страстная, вспыльчивая. Это и помогает мне по жизни, например, в творчестве, и одновременно очень мешает. Спросите у моего мужа", — смеется она.

Когда семья Николенко уехала из Самарканда, девочке было 8 лет. Но детство и учебу в первом классе в Центральной Азии Алина помнит очень хорошо.

"Да, жизнь там кардинально не похожа на жизнь в России, на Ростов Великий, куда мы переехали из Самарканда. Я до сих пор помню ту потрясающую природу, тех добрых людей вокруг, своих одноклассников и друзей. Помню, в первом классе нам подарили очень красивые рюкзачки и школьные принадлежности, как сказал директор — от дедушки Ислама Каримова", — рассказывает она.

© Из личного архива семьи НиколенкоАлина с сыном, архивное фото
Алина с сыном, архивное фото - Sputnik Таджикистан
Алина с сыном, архивное фото

Алина тоже подтверждает слова матери, говоря о доброте узбеков.

"Однажды, когда мама меня поздно забирала из школы, я решила, что меня оставили, и очень сильно расплакалась. Многие старшеклассники сидели со мной и успокаивали меня до самого прихода мамы", — вспоминает она.

Алина мечтает вернуться в Самарканд, показать своему сыну родной город, познакомить его с частью культуры и истории семьи.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский