Во что верит "Талибан", или Идейная доктрина террориста

© Sputnik / Стрингер / Перейти в фотобанкБоевик движения "Талибан" (террористическая организация, запрещена в России) в Кабуле
Боевик движения Талибан (террористическая организация, запрещена в России) в Кабуле - Sputnik Таджикистан, 1920, 27.08.2021
Предшественники талибов общались с Ганди и призывали к единству индуистов и мусульман. А их ученики создали одно из самых радикальных исламских движений современности
ДУШАНБЕ, 27 авг — Sputnik. Практически во всем западном мире талибы считаются жестокими фанатиками лишь немногим лучше ИГИЛ*. Репутация небезосновательная - первый период их власти в Афганистане запомнился закрытием школ, избиениями женщин, появившихся на улице без мужа или махрама, а также введением жестоких наказаний с отсеканием рук и прочим средневековым судопроизводством. Разрушенные буддистские статуи в Бамиане джихадистам тоже до сих пор не простили.
Сейчас лидеры "Талибана"* пытаются убедить сторонних наблюдателей, что их политическая программа уже не столь радикальна. Например, они объявили амнистию бывшим оппонентам и даже пригласили женщин в правительство. В общем, демонстрируют невиданный, по меркам талибов старшего поколения, гуманизм.
Однако заявлениям этим пока не верят ни афганцы, ни международные игроки - очень уж словам противоречат дела, а конкретнее - недавнее видео публичного обезглавливания офицера афганской армии и замазанные краской женские лица на рекламных витринах в Кабуле.
"Ждала, когда муж умрет": как россиянка уехала за пельменями, а попала к талибам
Но так или иначе, у "Талибана"* есть два принципиальных отличия от любых других подобных группировок, будь то "Хизб ут-Тахрир"*, "Аль-Каида"* или откровенно людоедское "Исламское государство"*.
Во-первых, большинство вопиющих преступлений, совершенных талибами - например, резня таджиков и хазарейцев в Мазари-Шарифе, - были продиктованы не религиозными мотивами, а банальным шовинизмом. Конкретно враждебным отношением пуштунских главарей к другим этническим группам.
Во-вторых, талибы, несмотря на свой террористический статус,, с богословской точки зрения принадлежат к ханафитскому мазхабу - самой умеренной религиозно-правовой школе ислама, наиболее распространенной в России, Таджикистане, Узбекистане, Кыргызстане.
А богословская альма-матер проповедников "Талибана"* на заре существования вообще была известна как дискуссионный клуб религиозных философов, а вовсе не медресе фундаменталистов.

С Кораном против англичан

Чтобы понять, истоки идеология и радикализма талибов, нужно совершить небольшой исторический экскурс в Британскую Индию. Именно там в 1866 году несколько образованных имамов и состоятельных членов исламской общины создали медресе Дар уль-Улюм Деобанд. Одним из первых выпускников, а затем директоров учебного заведения, был Махмуд Хасан. Он был по-настоящему образованным улемом (его перевод Корана на урду долгие годы считался классическим в Пакистане) и убежденным противником британского владычества.
Всего восемь лет в стране назад отгремело кровопролитное Сипайское восстание, мятеж хорошо вооруженных мусульман и индуистов, недовольных политикой колониальной администрации. Выступления сипаев были жестоко подавлены англичанами, однако идеи независимости и освобождения от чужеземного владычества плотно засели в умах миллионов людей.
Elephant and Mule Battery, Second Anglo-Afghan War - Sputnik Таджикистан, 1920, 12.11.2019
Большая игра империй: откуда на карте современные границы Центральной Азии
А потому создание медресе Хасан рассматривал, в том числе, как способ вырастить новое поколение убежденных мусульман на смену погибшим участникам восстания. За антибританскую пропаганду в 1916 году проповедник был арестован и заключен в тюрьму на Мальте, но тюремный срок лишь повысил авторитет Махмуд Хасана - после освобождения он получил титул "Шейх аль-Хинд" (Шейх Индии).
Путешествуя по различным районам Индостана, он призывал к бойкоту британских товаров и полному отказу от сотрудничества с колониальной администрацией, чем мало отличался от Махатмы Ганди, главного идеолога индийского движения за независимость.
За коммунизм, республику и нацию: в каких условиях ковалась Таджикская ССР
Антибританская программа настолько сближала сторонников Ганди и Хасана, что в стенах Дар уль-Улюм собирались видные религиозные деятели, лидеры индуистов, мусульман и сикхов, ведя беседы о мирном будущем в новой и счастливой Индии. Да и сам Махмуд Хасан незадолго до смерти призывал к объединению последователей всех конфессий Индостана ради борьбы за свободу. Представить такой уровень веротерпимости в современной Индии или в Пакистане сейчас попросту невозможно.

Академия джихада

И вот, в 1947 году случилось то, чего столетиями ждали народы Индостана - ослабевший английский лев больше не мог удерживать в своих когтях прежние колонии и доминионы. Наступил раздел Британской Индии.
После обретения независимости риторика выпускников Деобандийской школы заметно изменилась. Некоторые из учеников Махмуда Хасана стали выдающимися литераторами, талантливыми богословами, желавшими территориального единства Индии с автономией для мусульман. Иные, напротив, боролись за создание самостоятельной республики Пакистан, государственным стержнем которой должен был стать ислам. Так, улем Санаулла Амритсари запомнился современникам не только знанием исламского права и литературными сочинениями, но и весьма активными (и не всегда мирными) диспутами с индуистами, христианами и шиитами.
Если отцы-основатели Деобандийской школы хоть и выступали за чистоту веры, но были тесно связаны с суфизмом - мистическим и не всегда ортодоксальным направлением в исламе, то во второй половине XX века проповедники в учебном заведении окончательно порвали с суфиями и стали придерживаться куда более строгих позиций, граничащих с фундаментализмом.
По словам зампредседателя ДУМ РФ, муфтия Дамир-хазрата Мухетдинова, в деобандийской богословской школе было принято считать Сунну - священное предание о жизни пророка - вторым источником веры, ничуть не менее значимым, чем Коран. А примеры из Сунны должны были быть главным ориентиром мусульманина не только в вопросах совести, но даже и в быту.
"Их отличала нетерпимость к нововведениям в исламе, к инакомыслию, к суфийским традициям, которые были распространены на континенте. То есть очищение от всего наносного было характерно и для сторонников Абд аль-Ваххаба в Саудовской Аравии, и для деобандистов в Индии", - отмечает Дамир-хазрат Мухетдинов.
Плакат «Я сейчас тоже свободна!». Москва, 1921 год - Sputnik Таджикистан, 1920, 03.11.2020
Жестче, чем Charlie Hebdo - как в Таджикистане и Узбекистане боролись с исламом
В 1947 году выпускник деобандийской школы Абдул Хак основал в пакистанском Хайбере отдельное медресе, названное позже в его честь. Стремясь оградить мусульманскую веру от "бидаа", запретных нововведений, преподаватели достаточно жестко трактовали положения традиционного ислама - открыто обвиняли последователей других течений в неверии, предлагали серьезно ограничить положение женщин, требовали неукоснительного соблюдения коранических предписаний.
Медресе предоставляло бесплатное обучение юношам из городских низов и беднейшей крестьянской среды, взамен получая не только одобрение верующих, но и безукоризненную верность учеников, для которых духовное образование было едва ли не единственно возможным социальным лифтом.
Ловушка на мигранта: как не попасться на удочку террористов
Многие выпускники Дар уль-Улюм Хаккания развернули активную проповедническую деятельность в пуштунских районах Пакистана и Афганистана, откуда сами были родом.
Как не трудно догадаться, в период Афганской войны ученики и выпускники медресе оказались на острие борьбы с советскими войсками в южных провинциях Афганистана. После ухода СССР и начала гражданской войны в стране, на политическую арену выступило молодое сплоченное радикальное движение "Талибан"*, где практически вся верхушка, включая основателя Муллу Омара, получила богословское образование в пакистанском медресе. Союзником талибов на ниве джихада были террористы из так называемой сети Хакани, где одно название группировки прямо говорит о ее происхождении.
Именно тогда о Дар уль-Улюм Хаккания заговорили как об "академии джихада".

Талибы в поисках компромисса

Испытывая глубокую ненависть к шиитам, талибы в то же время заимствовали у Ирана идею исламской революции и, выражаясь терминами советских революционеров, построения фундаментализма в отдельно взятой стране. Все-таки на создание всемирного халифата "Талибан"* пока не претендует.
Обоснование этому нашлось не в прокламациях аятолл (копировать собственных идейных противников талибам было как-то не с руки), а в теориях весьма неоднозначной организации "Джамаат Таблиг" ("Община призыва"), ставшей своего рода связующим звеном между деобандийским учением и радикальной доктриной "Талибана"*.
Несмотря на преобладание идей деобандизма, движение "Джамаат Таблиг" разделилось на умеренную и радикальную части. Водоразделом стало понимание концепции джихада. Умеренное крыло движения традиционно трактовало джихад в первую очередь как личную борьбу мусульманина с собственными страстями и пороками. А вот радикалы считали, что истинный джихад - это буквально война против неверных в мировом масштабе.
Изображение арабской конницы - Sputnik Таджикистан, 1920, 21.05.2019
Битва при Нехванде: как арабы на острие мечей принесли ислам в Таджикистан
Очевидная связь идеологии талибов и радикалов из "Джамаат Таблиг" привели к тому, что движение сейчас запрещено в большинстве стран СНГ за исключением Кыргызстана, знаменитого своим либеральным законодательством относительно религиозных организации.
Что касается вероучения, то, религиозную строгость деобандистов проповедники "Талибана"* возвели в абсолют, граничащий с абсурдом. Если в Сунне встречаются упоминание о нежелательности струнных инструментов - значит, следует запретить современную музыку по всей стране. Если существует хадис о том, что "женщина - это аурат, и когда она выходит, то шайтан приукрашивает ее", значит, женщинам в принципе надо запретить выходить из дома без сопровождения мужа или мужчины-родственника. Наказание за ослушание также должно соответствовать правовым стандартам VII века - то есть вполне себе средневеково-жестоким.
"Воспроизводство норм, характерных для времен раннего ислама, объясняется доминантой хадисов Сунны над Кораном, когда каждое изречение Пророка, вне зависимости от контекста, ты можешь запихнуть в удобные рамки, доведя до нелепости. В принципе, так поступает "Талибан"*, так делают и некоторые приверженцы ваххабизма, - поясняет Дамир-хазрат Мухетдинов. - Однако взгляды эволюционируют. Еще на моей памяти многие салафитские имамы запрещали фото, даже на страницах газет, или использование микрофонов для призыва на молитву. А теперь почти у каждого своей аккаунт в Facebook или Instagram".
Нельзя сказать, что цифровизация и необходимость искать компромисс с внешним миром добавит талибам гуманизма и компромиссности в вопросах трактовки коранических норм - с ИГИЛ* этого не случилось. В случае окончательной победы "Талибана"* в Афганистане куда более вероятен иранский сценарий, когда в жестко теократическом государстве власти просто не в состоянии дотошно контролировать каждый чих единоверцев. И бюрократический аппарат, будь он хоть трижды лоялен талибанской идеологии, рано или поздно придет к мысли, что повседневный быт людей в XXI веке необязательно должен соответствовать нормам исламского средневековья.
* Группировка запрещена в России и Таджикистане.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
ԱրմենիաՀայերենАрмянскийАҧсныАҧсышәалаАбхазскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский