Серпентарий для террориста: с кем сейчас конкурируют талибы в Афганистане

© AFP 2022 / ELISE BLANCHARDТалибы с оружием
Талибы с оружием - Sputnik Таджикистан, 1920, 02.03.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Прошло 9 месяцев с момента захвата Афганистана талибами. Однако новые хозяева Кабула так и не смогли решить ряд ключевых проблем однак из которых - что делать с другими группировками джихадистов
ДУШАНБЕ, 2 мар — Sputnik. Несмотря на все дипломатические потуги талибов добиться международного признания, результата они не приносят - в обозримом будущем легитимность им "не светит". При этом дело вовсе не в отсутствии у них опыта госстроительства, административного управления или поддержании уровня жизни населения.
В конце концов, Афганистан и во времена американского протектората никогда не славился прогрессом в этих вопросах. Все дело в том, что сегодняшний Афганистан как никогда прежде напоминает банку с пауками или змеями. Только вместо членистоногих и чешуйчатых там террористы.
Именно этот факт в ноябре прошлого года пытался донести до своих визави секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев на заседании "Делийского диалога по региональной безопасности в Афганистане".
Тогда Патрушев сообщил о 20 действующих группировках, общая численность которых в Афганистане достигает 23 тыс. человек. Среди многообразия экстремистов лидерами джихада - не считая самих талибов - однозначно выступают ИГИЛ* и "Аль-Каида"*. После фактического поражения ИГИЛ* в Сирии и Ираке более подходящей тыловой базы для зализывания ран, чем Афганистан, и придумать нельзя. По оценочным сведениям дипломатов, в настоящее время на территории страны находятся около 5,5 тыс. боевиков ИГИЛ* или, как называет себя местное крыло группировки, "Виялат Хорасан".
Попытка отыграться: Грозин назвал "поджигателей" афганско-таджикской границы
Информация относительно них от самих талибов крайне противоречивая - от победоносных сообщений об уничтожении того или иного местного лидера ИГИЛ*, как это было 16 января 2022-го с полевым командиром Аслама Фаруки, до полного отрицания присутствия игиловцев в стране, о чем также в ноябре 2021-го сообщил представитель талибов в Катаре Мохаммад Наим.
Политика талибов понятна. Во-первых, они воюют прежде всего со своими конкурентами. Факт остается фактом - террористы воюют против террористов за сферы влияния. Во-вторых, война с ИГИЛ* соответствует текущей актуальной мировой повестке, а демонстрация такого упорства в борьбе с этой структурой хоть косвенно, но позволяет талибам рассчитывать на легитимизацию.
Тем более что ИГИЛ* действительно представляет большую угрозу для безопасности государств Центральной Азии, поскольку после значительных потерь и сокращения финансирования единственным источником для вербовки остается не только Афганистан, но и дружественные России Таджикистан и Узбекистан. А с пропагандой и рекрутингом у сторонников халифата все в порядке - по крайней мере несколько командиров талибов уже перешли на сторону "Вилаят Хорасан".
Большая маленькая ложь: кому выгодны вбросы об армии талибов у таджикских границ
Во многом из-за того, что в рядах самих талибов до сих пор нет единства. Если ИГИЛ*, как и положено транснациональной группировке, видит своей законной вотчиной не только Афганистан, но и соседние регионы, то нынешнее руководство в Кабуле готово скромно довольствоваться только Афганистаном. Относительно небольшая численность рядов этой организации и отсутствие серьезного финансирования делают "Вилаят Хорасан" вдвойне опасной и для населения Афганистана, и для самих талибов, поскольку, как известно, агрессия голодного озлобленного зверя может зашкаливать. Талибы, стремящиеся к бесспорному лидерству в Афганистане, будут стремиться выдавить ИГИЛ* со своей территории и в зоне риска снова, в первую очередь - Таджикистан и Узбекистан.
В самом Афганистане у регионального крыла этой террористической организации также имеются "подельники". Речь идет о так называемой "Сети Хаккани"*, о точной численности которой достоверных данных нет. Это обстоятельство, как отмечают в дипломатических кругах, связано с постоянной миграцией боевиков-террористов между организациями. Факт существования "совета Хаккани" также отрицается новыми властями Афганистана. Таким образом, можно говорить о некой аффилированности этих террористических структур.
Раскрыта шокирующая правда об армии талибов на границе с Таджикистаном
Теперь о самом слабом звене в нынешних политических позициях талибов. Речь идет о наличии на территории Афганистана ячеек "Аль-Каиды"*, из-за кровавых действий которой в 2001-м и началось последняя афганская война. Долгое время "Аль-Каида"* и талибы воспринимались мировым общественным мнением как союзные группировки, чьи методы во многом совпадают.
По информации ООН, в настоящее время боевики этого движения присутствуют в 15 афганских провинциях на юге, юго-востоке и востоке страны. И сейчас в Афганистане находятся около 1000 боевиков "Аль-Каиды"*.
Как ни странно, победив правительство Гани, талибы частично унаследовали от него антитеррористическую повестку. Потому как с союзниками ссорится не с руки, но и оставлять их тоже весьма опасно - кому нужны вооруженные конкуренты, мешающие строить собственное государство? Дистанцироваться от своих прежних связей с "Аль-Каидой"* получается у талибов весьма неуклюже. Одних заявлений все того же Мохаммада Наима в конце августа 2021-го о том, что, цитируем: "Аль-Каиды"* на территории Афганистана нет, и связи с ними мы больше не поддерживаем" - явно недостаточно для получения индульгенции от мирового сообщества.
Однако Кабулу рано или поздно придется либо интегрировать, либо устранить экс-соратников по джихаду. В противном случае вчерашнее союзники могут взять в оборот экстремистов поменьше. В северных провинциях Кундуз, Сари-Пуль и Джаузджан до сих пор действует "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ)*, "хорошо отличившееся" в свое время на территории стран Центральной Азии.
Афганистан до и после прихода к власти талибов: фото
Его численность в настоящее время невелика, порядка 700 человек, и явно нуждается в сильных союзниках. Так что забот у талибов еще на годы вперед. И в такой неоднозначной ситуации, когда им как рыбе вода нужно мировое признание, бывшие связи с "Аль-Каидой"* и ИДУ* играют против них. В ситуации, когда властям эмирата нечем по факту кормить население, шансы на то, что сотни молодых людей выберут нелегкую судьбу исламского террориста, чрезвычайно высоки.
Приведенные Николаем Патрушевым данные о количестве террористических организаций в Афганистане ярко свидетельствуют, что молодых людей с радостью примет в свои "террористические" объятия любая из этих незаконных структур и найдет им иное применение, чем талибы, стремящиеся строить некое подобие государства и даже вести какую-то импровизированную внешнеполитическую деятельность.
*террористическая организация, запрещена на территории России и Таджикистана
Лента новостей
0