03:29 01 Июня 2020
Прямой эфир
  • USD10.27
  • EUR11.42
  • RUB0.14
Колумнисты
Получить короткую ссылку
19401213

Три года назад Нуржамал Орозакунова потеряла зрение. Мать двоих детей с горечью вспоминает, как нелегко ей пришлось. "Стыдно сказать всю правду", — признается девушка.

В редакции Sputnik Кыргызстан раздается звонкий смех Нуржамал Орозакуновой. Жизнелюбие этой 26-летней кыргызстанки на мгновение позволяет забыть, какие трудности выпали на ее долю: тяжелый развод, болезнь, которая обернулась слепотой… Несмотря на это, Нуржамал смогла найти в себе силы, чтобы не просто выживать, а жить.

— Расскажите о себе.

— Я родилась в Балыкчи. Родители развелись, когда мне исполнилось два года, и мы с мамой переехали в Бишкек, к бабушке. Чтобы я ни в чем не нуждалась, мама вскоре отправилась на заработки в Россию. Воспитала меня бабушка.

— Вы ведь рано вышли замуж?

— Да, сразу после окончания колледжа. Мне было 18 лет. Если честно, мы с будущим мужем особо не дружили, просто наши родственники были знакомы. Мы виделись всего пару раз, а потом поженились.

Многие девушки горько пожалели о романе с арабскими богачами — откровения

Не скажу, что я сильно хотела замуж, это произошло по глупости. Так бывает в юности: тебе интересна свадьба, белое платье и все такое. Ты даже не думаешь о будущем. 

— Как протекала ваша семейная жизнь?

— Сначала все было хорошо, а потом выяснилось, что мы хотим от жизни разного. Со временем начались споры.

Я мечтала, чтобы муж устроился на госслужбу, получал стабильную зарплату, но он увлекался азартными играми, ходил по букмекерам. Его заработки были нестабильными.

Я долго прощала, но в какой-то момент поняла, что терпеть это больше не буду. Через три года брака мы развелись.

— Не страшно было уйти от мужа с двумя детьми?

— Тогда я еще была беременна вторым ребенком. Многие женщины испытывают стресс после развода, а я почувствовала только облегчение. Страха не было, ведь я могла обеспечить себя и детей.

Я молила родных мужа сказать правду, они отводили глаза — откровения вдовы

Еще в браке готовила обеды и отдавала их реализаторам на Орто-Сайском рынке. Потом я освоила наращивание ресниц и ногтей, принимала девушек на дому. Я могла и с детьми справляться, и деньги зарабатывать.

— Как вы лишились зрения?

— Заболела гриппом. Казалось, что это обычная простуда… У меня покраснели глаза — там как будто был песок. Сначала я думала, что это вот-вот пройдет, но почему-то становилось только хуже.

Врач сказала, что у меня обычный конъюнктивит (воспаление слизистой оболочки глаза — ред.). Мне назначили капли, но они не помогали.

Казалось, что на глазах какая-то мутная пленка. Постепенно я вообще перестала видеть… По ночам меня лихорадило, рвало, поднималась температура.

Стало понятно, что все серьезно. Меня положили в Национальный госпиталь и там поставили диагноз — увеит (воспаление сосудистой оболочки глаза, в четверти случаев приводит к слепоте — ред.).

Наши врачи сказали, что уже ничего не могут сделать — нет оборудования, чтобы провести операцию.

Нужно было искать подходящие клиники за границей. Чтобы найти деньги на лечение, пришлось продать квартиру в Бишкеке. 

— Вам помогла эта операция?

— Сначала я поехала в одну клинику Новосибирска, но там сказали, что мои глаза в очень плохом состоянии и такую ответственность местные врачи на себя брать не станут. Рекомендовали обратиться к московским специалистам.

Муж передарил жену брату: что на самом деле происходит в лагерях боевиков

Я отправилась в столицу, мне провели операцию на правом глазу — поменяли хрусталик. Это казалось чудом: я снова начала видеть! Думала, все плохое уже позади…

— Что пошло не так?

— Повысилось внутриглазное давление, и я опять перестала видеть. Причин могло быть много: тот же грипп или стресс...

— Как вы переживали этот период?

— Сначала не понимала, что происходит. До меня не доходило, что я лишилась зрения, все ждала, когда оно восстановится.

Я осталась без работы и сидела дома. Было неприятно, что даже чая себе налить не могу. И хотя никто мне такого никогда не говорил, но я считала себя обузой, овощем, растением…

Из-за болезни приходилось пить гормональные препараты. У меня выпали все волосы, я поправилась на 10 килограммов. Вырос живот, появился второй подбородок, за щеками не был виден нос... Кроме того, непонятно было, как зарабатывать на жизнь.

Разумеется, я больше не могла наращивать ресницы или делать маникюр.

Поэтому решила заняться шугарингом (способ эпиляции с использованием густой сахарной пасты — ред.), но мастера объяснили мне, что из-за отсутствия зрения я могу неправильно снять воск и оставить на теле клиента травму. Нет, мне никто не отказал, даже предлагали попробовать, но я сама не рискнула. 

— Вы пытались обратиться за помощью к бывшему мужу? Все-таки с вами его дети…

— Он никогда не приезжал к нам и не общался с детьми. Я попросила его о помощи лишь один раз — полгода назад. Но этот человек сказал, что у него своих проблем хватает, он недавно женился, уже и ребенок есть.

Признался, что влез в долги. Пообещал помочь, но "потом, когда будут деньги". После этого разговора он добавил меня в черный список на телефоне — сейчас абонент недоступен.

— Как вы справились с ужасным состоянием?

— Стыдно сказать, что со мной происходило… Мне ничего не хотелось, я впадала в отчаяние… К жизни меня вернули дети.

Был и другой момент: когда мне оформляли инвалидность, дали номер Гульназ Жузбаевой. Эта незрячая девушка организовала курсы для таких, как она сама. За шесть месяцев нас научили всему: ходить с тростью, делать уборку, готовить еду, пользоваться компьютером и телефоном. Хотя самое главное не это.

Я узнала, что есть незрячие, у которых успешный бизнес, крепкие семьи. Поняла, что могу жить так же. Да-да, не существовать, а именно жить!

На курсах девочки-волонтеры научили меня делать йогурты и прочие полезные сладости. Я стала готовить десерты из орехов и сухофруктов.

Все это загружается в блендер, перемалывается, а потом делаются конфетки типа "рафаэлло". Сначала я приготовила немного на пробу, пошла на рынок и легко продала свои конфетки. Сейчас у меня уже четыре вида десертов.

— Вас не пытаются обмануть на рынке?

— Только в хорошем смысле. Например, упаковка конфет стоит 150 сомов, а человек протягивает 300 и говорит, что это без сдачи. 

— Как ваши дети отреагировали на то, что мама больше не видит?

Старушка унизила беременную девушку — о неприятном поведении пожилых

— Они были слишком малы, чтобы как-то реагировать: дочке исполнилось 2,5 года, а сыну — 4. Дети просто знают, что их мама не видит, и все.

Думаю, они до сих пор не до конца понимают, что произошло. Они никогда не стеснялись меня, сразу всем говорят, что мама не видит. Иногда разыгрывают меня, но по-доброму: например, прячутся и ждут, когда я их найду.

— Как вам удалось похудеть?

— Я стала изучать разные методы похудения на YouTube. Узнала, что нужно пить много воды. Это действительно помогает притупить чувство голода.

Кроме того, на тренинге для незрячих я услышала, что многие из них занимаются бегом. Сначала удивилась: ну как можно бегать, если ты ничего не видишь?

Врачам запрещают о таком говорить — крик души девушки, бросившей медицину

Оказывается, все просто: помогают волонтеры. Я тоже стала бегать и благодаря этому сбросила вес.

— Что сейчас говорят врачи? Есть ли шанс вернуть вам зрение?

— Врачи из Башкирии, где меня уже оперировали, сказали, что могут вернуть 10-20 процентов зрения. Это значит, что я смогу самостоятельно ходить.

— Сколько это будет стоить?

— Довольно дорого: 150-200 тысяч сомов за каждую операцию, а их нужно две. Конечно, таких денег я не заработаю, поэтому приходится просить помощи у людей… 

— Какая у вас заветная мечта?

— Хочу открыть цех по изготовлению сладостей, чтобы там работали кыргызстанцы с инвалидностью. Хочу, чтобы люди осознали: нельзя сидеть сложа руки! Важно понимать, как достаются деньги. Ты получаешь гораздо больше удовольствия, когда зарабатываешь их сам, а не получаешь от кого-то.

Теги:
девушка, помощь, черный список, муж



Главные темы

Орбита Sputnik