03:31 15 Декабря 2018
Прямой эфир
  • USD9.42
  • EUR10.64
  • RUB0.14
Афганская женщина, архивное фото

"Ждала, когда муж умрет": россиянка уехала за пельменями, а попала в "Талибан" – эксклюзив

Rahmat Gul
Мнение
Получить короткую ссылку
45220

Как российская девушка оказалась среди террористов, следуя идеалу примерной жены, узнала правду о талибах-геях, похоронила мужа, родила двух детей и надеется вернуться в Россию - читайте в материале Sputnik

ДУШАНБЕ, 7 дек — Sputnik. Внешне Алиса мало напоминает жену боевика, которых показывают в новостях: ни чадры с головы до ног, ни столь желанного для телевизионщиков настороженного взгляда исподлобья или изможденного лица мученицы.

Обычная башкирская девушка тридцати лет. Семь из них она провела в "Талибане"*, забравшим у нее мужа и, как это ни банально звучит, лучшие годы жизни. О том, как ее угораздило связаться с одной из самых опасных террористических организаций, она рассказала корреспонденту Sputnik Таджикистан. 

Долгая дорога в Стамбул

Алиса родилась и жила с родителями в Башкортостане, в Уфе. Когда ей исполнилось 18, она вышла замуж и вскоре забеременела.

Ее супруг Дамир был спокойным, но довольно консервативным. Так, запретил ей продолжать учебу в медицинском колледже, мол, давай-ка занимайся семьей и домом. Семьей так семьей, Алиса сильно не возражала. 

К 2011 году, когда впервые зашел разговор о переезде за границу, у них уже было двое детей - старший Ибрагим и младшая Лейла.

Дамир рассказал о неких знакомых в Турции, предложивших ему заняться бизнесом в сфере пищепрома, а конкретно – организовать производство полуфабрикатов, мантов и пельменей.

Алиса отнеслась к переезду с сомнением, но поскольку в их семье главным был муж, отказывать не стала. О том, что Дамир, неплохо знающий арабский, уже давно почитывал агитматериалы запрещенных в России исламистских группировок, Алиса либо не догадывалась, либо считала это поверхностным интересом сродни любопытству.

SMM Халифата: ИГИЛ уходит с поля боя, но не из Telegram

Молодая семья продала часть имущества, взяла накопления и отправилась за границу. Первую остановку сделали в Азербайджане, где у Дамира внезапно нашлись какие-то друзья. Алису это не насторожило, друзья так друзья, да и мало ли трансферных рейсов до Турции.

Беспокоиться она начала, когда перелет завершился не в Стамбуле или Анкаре, а в Тегеране. Дамир объяснил, что всего лишь выбирал маршрут подешевле и скоро они прибудут на место.

Следующую остановку они сделали в каком-то глухом иранском городишке. На ночлег жену и детей поселили отдельно.

"Нас завели в комнату, где сидели одни женщины, все узбечки. Было грязно, полно детей. У меня началась паника, но муж стал успокаивать, дескать, мы на финишной прямой, отдохнем денек - и поедем в Турцию. Я поверила", - рассказывает Алиса.

Но вместо поездки к турецкой границе, ее ждал путь длиною в несколько дней, закончившийся в Пакистане. Чтобы не привлекать внимания иранских силовиков, кортеж из микроавтобусов двигался не спеша, в темное время суток. Алису все время укачивало, дорогу она не запомнила, и осмотрелась, лишь когда они прибыли в Северный Вазиристан, в селение Дарпахель. Жене с малолетними детьми по-прежнему не давали увидеться с главой семейства.

Их новые "апартаменты" оказались куда хуже сомнительной иранской гостиницы. По сути, это был большой сарай без электричества, разделенный хлипкой перегородкой на кухню и комнату, где ютились несколько семей. Большинство из них были выходцами из Узбекистана, объединенными в одну общину – джамаат.

В худшую сторону изменился не только быт, но и отношение окружавших людей к Алисе. Соседки не доверяли ей даже простую работу в общине, а мужчины и вовсе отказывались общаться по-человечески.

"Охранником у нас был муж одной из женщин. Он постоянно орал на нас, наверное, хотел запугать, – делится впечатлениями Алиса. -  И так все время. Как-то я зашла в соседний дом и увидела группу мужиков, смуглых, почти черных, длинноволосых, с оружием. Не отвечают на вопросы, только смотрят зло и шарахаются".

Экстремизм "не той" ориентации

Алиса отчетливо поняла, что Дамир связался с какими-то темными людьми и потребовала встречи с мужем.  На удивление, ее отвели к супругу, которого не видела уже больше двух недель, и даже поселили в отдельном домике. Ветхое глинобитное жилище было ничем не лучше сарая, но создавало некую иллюзию личного пространства.

При первом разговоре Дамир напрямую заявил: здесь мусульманская страна, мы будем жить по законам ислама, а в стране неверных – России нашим детям делать нечего. К местному нраву со временем привыкнем, да и пути назад все равно нет, документы сожгли. Если хочешь – уходи сама, но детей оставь здесь.

Российские власти готовятся вернуть из Ирака еще около 60 детей

И для наглядности пригрозил Алисе принесенным автоматом - выбирать ей не приходилось. Человек, за которого она выходила замуж в Уфе, остался в прошлом. Теперь девушке жила в страшных реалиях репортажей из горячих точек, а ее супругом теперь был боевик "Талибана"*.

"Я смирилась с такими условиями, но начала укорять мужа – что ты за человек, раз отнял меня у родной семьи, даже не даешь им позвонить", – сетовала Алиса. Дамир возражать не стал, но запретил рассказывать о своем окружении и добавил, что если родня девушки решит приехать в Пакистан, обратно не вернется.

На новом месте страдали и дети. Они плакали, спрашивали, где бабушка и куда уходит папа, но старшие отмалчивались, и малыши прекращали задавать вопросы. По словам Алисы, им хватало своих проблем – сверстники дразнили и часто били ребят, обзывая "неверными" – кафирами. Несколько раз в старшего Ибрагима кидались камнями.

Неприязнь местных была вызвана "не такой, как у всех", светлой внешностью и джинсами, одеждой кафиров.

Сестра и мать не раз спрашивали Алису, когда та вернется домой, но девушка знала, что уйти с подконтрольных "Талибану"* территорий можно будет лишь в случае гибели человека, затащившего ее в Пакистан.

"В голове всегда была мысль: когда же он умрет! Только тогда я смогу вернуться", - рассказывает Алиса.  

Условия быта оставались чудовищными: ни освещения, ни элементарных удобств, не говоря уже об интернете.

С адаптацией все обстояло еще хуже. В России Алиса считалась правоверной мусульманкой – хиджаб, покорность мужу, пятничный намаз. Но то было в светской стране десятка конфессий и множества народов. А вот в Пакистане она ощутила на себе все прелести жизни по шариату, помноженные на местную традицию пренебрежения к женщинам.

"Ты в их глазах никто, сиди смирно, не подавай голос – делится впечатлениями Алиса. -  Если мужчина приходит в дом, даже твоей обуви не должно попасться ему на глаза, ни то что ты сама".

Правда, местные консервативные обычаи имели обратную сторону, не слишком-то нравственную. Одна из соседок рассказала, что двух мужчин из джамаата уличили в грехе мужеложства, поймав их прямо в медресе, что называется, с поличным.

Пол в законе: легко ли быть трансгендером в Иране и Пакистане

В ответ на укоризненные замечания Алисы о несоответствии шариатских идеалов и окружающей действительности муж пытался отговориться, дескать везде находятся грешники, оказавшиеся на порочном пути гомосексуализма.

Реальная причина была скорее не в морали, а в финансах. У местных парней часто нет денег на достойный выкуп за невесту. Соответственно, жениться они не могут, ну и удовлетворяют плотские потребности друг с другом.

"Талибан" в бегах

Жизнь Алисы кардинально изменилась в июне 2014 года. Силовики Пакистана проводили крупную военную операцию в Вазиристане, и семья Алисы вместе с другими жителями бежала в соседний район Шаваль. К этому времени девушка успела родить от Дамира еще одного ребенка.

Убежищем им стала обычная туристическая палатка, стоявшая на отшибе, а их новыми соседями - шакалы и скорпионы. С наступлением осени в горный район пришли холода, и к утру палатка покрывалась ледяной коркой.

Алиса надеялась, что муж, увидев страдания семьи, одумается. Но реакция супруга была обескураживающе проста: чем больше трудностей перенесешь сейчас, тем слаще будет жизнь в раю.

Денег у них почти не осталось. Дамир сдал их сбережения в общую кассу талибов, а взамен те обеспечивали семью едой. Правда, продуктовая корзина экстремистов не отличалась разнообразием – рис, масло, мука и немного овощей.

Особо впечатлил девушку тамошний уровень медицины. Когда ее сын упал со скалы и получил закрытый перелом руки, местные посоветовали нанести на место перелома разогревающую мазь. Ибрагиму помог лишь ветеринар в соседнем кишлаке, сумевший наложить примитивную шину и сделать перевязку.

Медицина по-таджикски: врачи против знахарей

В феврале 2015 военные добрались до Шаваля, и Дамир с семьей перешел границу, бежав в афганскую провинцию Забуль.

Для него эта была финальная точка маршрута - месяц спустя Дамир погиб в результате спецоперации афганских военных. Алиса узнала о его смерти спустя несколько дней после очередного переезда.

Настала пора возвращаться домой

Горевала вдова недолго, ведь со смертью Дамира у нее появилась долгожданная возможность уехать. К этому подталкивала и обстановка в провинции, где шли перестрелки то ли между отрядами местных командиров "Талибана"*, то ли разборки талибов и бойцов "Исламского государства"*.

Начался кромешный ад. Все семьи загнали в один дом и безвылазно держали 20 суток.

"Была одна мощная тетка, ребятки ее Боксершей звали, никого не выпускала, даже в туалет ходили всего два раза в день. Еды и воды не хватало, свою порцию приходилось отдавать детям", - вспоминает Алиса.

Однажды в дом зашли три женщины в поясах смертников и объявили: если враг войдет в деревню, они взорвут всех, чтобы не попасть в плен. К счастью, тогда все обошлось.

Кошмар закончился, и у девушки даже появилась некоторая степень свободы передвижения. По крайней мере, Алисе удалось продать золотые серьги, купить телефон и сообщить родным о своем возвращении.

Помогли ей и дела сердечные. Муж одной из женщин в джамаате захотел взять ее второй женой. Узнав об этом, первая супруга дала возможной сопернице денег на дорогу, лишь бы та уехала куда подальше. Но слух об отъезде вдовы боевика "Талибана"* быстро дошел до ушей авторитетов, которые от греха подальше решили ее не выпускать.

Как живут вернувшиеся в Россию дети убитых террористов

Вскоре к Алисе пришла женщина из таджикской общины и сообщила, что среди местных талибов есть один татарин, ищущий встречи с беглянкой. Как выяснилось, земляк сам не горел желанием дальше воевать за "Талибан"* и тоже стремился попасть в Россию. Он предложил Алисе брак с целью упростить бегство из Афганистана.

Работа над ошибками

Они совершили обряд никаха и стали жить вместе. Вскоре у пары родился ребенок, и когда тому исполнилось три месяца, решились бежать. Увы, добираясь пешим ходом, они пришли в деревню, находящуюся под контролем талибов.

Боевики потребовали некое путевое разрешение, а до тех пор посадили семью под замок. Спас пару, как ни странно, бывший командир татарского джихадиста, приехавший в деревню и подтвердивший личность своего бойца. Впрочем, их выпустили из тюрьмы, но не из деревни.

В полуплену у талибов они зарабатывали деньги медициной. Муж по образованию стоматолог, лечил зубы, а жена выполняла обязанности акушерки.

Спустя какое-то время Алису с детьми отпустили, а вот супруга, мужчину, способного держать оружие, да еще и ценного специалиста – нет. Девушке удалось с горем пополам добраться в город Джелалабад, а оттуда в Кабул, под защиту российского консульства.

Кров ей предоставлял Российский центр науки и культуры в Кабуле. По сравнению с сараем в Пакистане, новое убежище - просторная "двушка" с водопроводом и отоплением, были просто райскими условиями.

События семи прошлых лет Алиса вспоминает, как страшный сон, и очень жалеет, что безоглядно послушалась первого мужа.

"Красавица и чудовище": история женщины - вдовы "министра" ИГ

"Он привез семью на край света, где для них нет будущего. Из образования у талибов было только совместное чтение молитв, да математика на уровне таблицы умножения. Преподавали ее, кстати, в том же медресе, где поймали "голубых", - отмечает девушка.

Пока она сама не знает, что ее ждет. К жене боевика запрещенной в РФ террористической организации у силовиков, несомненно, будет много вопросов.

Но она надеется, что российские власти помогут хотя бы ее детям вернуться к нормальной жизни, которой лишил их "Талибан"*.

 

*Террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории РФ и ряда других стран

Теги:
Россия, "Талибан", Терроризм, Афганистан
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Антитабачному закону - год: Sputnik Азербайджан искал результаты

    Sputnik Азербайджан решил выяснить, каковы результаты антитабачного закона и узнать, насколько охотно азербайджанские курильщики соблюдают законодательство.

  • Александр Лукашенко и Борис Ельцин, 1998 год

    Александр Лукашенко рассказал, как Борис Ельцин учил его не читать газеты и не реагировать на критику в медиа.

  • Компьютер

    О том, как тренировать память и зрение, что делать, чтобы держать мозг в тонусе и как изучать иностранные языки, читайте в материале Sputnik.

  • Львицы в еревaнском зоопарке

    Армения может стать транзитной страной для нелегальной торговли животными: эксперты связывают отравления в Ереванском зоопарке с криминалом.

  • Зимние виды спорта. Лыжи

    В Латвии открываются новые лыжные трассы: представители спортивных комплексов рассказали, как борются с отсутствием снега.

  • Литовские пограничники сняли на видео рысь

    Литовские пограничники опубликовали видео с камер наблюдения, на котором рысь перелезает через забор, и предложили угадать его высоту.

  • Лаборатория

    Группа молдавских физиков разработала новый наноматериал, который может спасти жизни.

  • Пуск сверхзвуковой противокорабельной ракеты Москит с ракетного катера

    Эксперты американского военного журнала National Interest написали сценарий неядерной войны между НАТО и Россией на территории Балтии.

  • Показательные учения на полигоне.

    Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов подписал указ о проведении военных сборов с гражданами республики в запасе.