Душанбе и Ташкент: общие интересы и общая "мозоль"

© Пресс-служба Президента УзбекистанаПрезидент Таджикистана Эмомали Рахмон и Президент Узбекиситана Шавкат Мирзиёев
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон и Президент Узбекиситана Шавкат Мирзиёев - Sputnik Таджикистан, 1920, 07.06.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Эксклюзив
Недавно Таджикистан и Узбекистан подписали декларацию о вечной дружбе, что явно упрочнит связи между странами. Но на афганский вопрос государства все равно смотрят по-разному
ДУШАНБЕ, 7 июн — Sputnik. Состоявшийся на прошлой неделе визит президента Таджикистана Эмомали Рахмона в Ташкент и количество, а самое главное, уровень подписанных документов говорят о том, что в отношениях между соседями окончательно сформирована своеобразная точка невозврата.
Маркером успешного прохождения этой "исторической точки бифуркации" для Таджикистана и Узбекистана станет практическая реализация совместных проектов и условий достигнутых договоренностей.

Что изменилось и чего ждать

Отношения между двумя центральноазиатскими республиками после прихода к власти в Узбекистане президента Шавката Мирзиёева приобрели более конструктивные черты, нежели это было при Исламе Каримове.
Хотя идея создания из страны ключевого центра экономического притяжения в Центральной Азии никуда не делась из стратегической повестки Ташкента, изменились методы достижения этой цели.
Во многом свою положительную роль сыграла политическая воля Мирзиёева и его готовность пересмотреть формат отношений с соседями, в том числе и с Таджикистаном. Лидерам двух стран удалось преодолеть глубокие разногласия в отношении строительства Рогунской ГЭС.
Станция долгое время была яблоком раздора между соседями. Уровень конфликта в 2014 году дошел до призывов от отдельных представителей "научных" кругов Узбекистана с обоснованием необходимости бомбардировок сооружения.
Эти и другие нападки фактически превратили ГЭС в политический проект Душанбе по типу "назло соседям". На текущий момент конфликт удалось купировать и сместить акценты в сторону экономической взаимовыгоды.
Это, кстати, один из основных трендов внешнеполитического курса узбекского лидера - там, где мы не можем ничего изменить, мы будем извлекать прибыль. Более того, на нынешней встрече президентов удалось вплотную подойти к реализации совместных проектов в области гидроэнергетики.
Мирзиёев встретил Рахмона в Хорезмской области: фото
Речь идет, прежде всего, о совместном проекте строительства Яванской гидроэлектростанции, проектная мощность которой составит 140 МВт. Первый совместный энергетический проект может стать системообразующим для взаимодействия двух стран не только в области энергетики, но и послужить неким эталоном оптимального формата отношений.
Ни Таджикистан, ни Узбекистан не являются друг для друга основными торговыми партнерами. Тем не менее поставленная президентами цель достичь взаимного товарооборота в миллиард долларов сейчас не кажется недостижимой, особенно принимая во внимание тот факт, что только по итогам работы форума предпринимателей двух государств сумма подписанных соглашений достигла 570 млн долларов.
Стремление двух лидеров активизировать взаимопроникновение экономик вполне логично и обосновано - оба государства не входят в состав ЕАЭС, что делает их рынки обоюдно перспективными.
Поиск мест взаимодействия бизнес-элит представляется наиболее верным инструментом, особенно для Таджикистана, поскольку без доступной транспортной инфраструктуры Узбекистана Душанбе фактически лишается возможности выхода со своими товарами на внешние рынки, в том числе и западные.
Кстати, в отличие от таджикистанцев, которые не первый год "продолжают изучать плюсы и минусы" от членства в ЕАЭС, узбекистанцы уже являются наблюдателями этого союза, и в конце января 2022-го Мирзиёев подписал Стратегию развития Узбекистана на 2022-2026 годы, в которой среди прочего предусмотрен анализ договора о Евразийском экономическом союзе и выработка предложений по дальнейшей интеграции республики в него.
Россия и Узбекистан увеличили число авиарейсов
Кроме этого, президент республики в декабре прошлого года выступил инициатором расширения участия стран - наблюдателей союза в работе ЕЭК. И очень может быть, что активная позиция соседа по интеграции с ЕАЭС послужит спусковым механизмом и для Таджикистана.

Афганистан - таджикско-узбекская "мозоль"

Развитие торгово-экономических и культурных связей между двумя центральноазиатскими республиками - дело вне всяких сомнений благое и нужное для народов двух государств.
Однако специфика геополитического положения и двух стран такова, что возможность развивать экономики плотно завязана на спокойствие довольно протяженного общего участка границы с вечно неспокойным Афганистаном.
Государство стало прибежищем для многих деструктивных элементов из бывшей объединенной таджикской оппозиции "Партия исламского возрождения Таджикистана" (ПИВТ)* и "Исламского движения Узбекистана"*. Примечательно, что эти боевики умудрились отметиться на территории не только двух уже упомянутых стран, но и Кыргызстана, а также повоевать на стороне талибов.
Стоит отметить, что при всем сходстве принципиальных позиций по укреплению безопасности на границе с Афганистаном отношение Ташкента и Душанбе к новым "хозяевам" страны имеют существенную разницу.
Узбекские власти поддерживают постоянный диалог, в том числе и по экономическим вопросам с новыми властями "нового" государства. Ярким примером может служить совместный проект строительства железной дороги Термез - Мазари-Шариф - Кабул - Пешавар.
Что изменится между Таджикистаном и Узбекистаном: самые важные документы
Официальный Душанбе, напротив, не выражает желания принять талибов как новую безальтернативную реальность южного соседа, за что периодически получает инциденты на границе, подобные майскому обстрелу талибами Фархорского района Таджикистана.
Но если талибы, а также боевики ИДУ* и ПИВТ* - уже знакомые для Душанбе и Ташкента "персонажи", то вот плодящиеся без контроля на территории Афганистана прочие террористические группы и движения - пакистанские талибы, "Исламское государство" (ИГ, ИГИЛ)*, "Хорасан"* и "Исламское движение восточного Туркестана"* и т. д. - могут стать для властей Таджикистана и Узбекистана черным лебедем, поскольку, в отличие от талибов, готовых довольствоваться исключительно нынешними условиями, они считают своей вотчиной все приграничные страны.
Все эти проблемы осознаются властями обеих стран, и решать им их придется тоже вместе.
При всей неоднозначности и взаимной опасности южного направления успешная совместная работа силовых ведомств двух государств на данном поприще станет залогом того, что в будущем подобные вызовы будут ликвидироваться оперативно.
Если говорить о промежуточных итогах текущего сотрудничества, то, безусловно, наметившаяся после встречи двух президентов положительная динамика внушает оптимизм, тем более после затяжного пандемийного периода.
Рахмон сделал резонансные заявления после встречи с Мирзиёевым
Совпадение текущих экономических условий, воли и стремления к сотрудничеству Таджикистана и Узбекистана в будущем может стать для них моделью успешной организации взаимодействия и с другими странами региона. Для таджикистанцев, например, решение постоянных конфликтов на границе с Кыргызстаном.
К слову сказать, проблему делимитации границы с Узбекистаном удалось же решить без кровопролития.
Еще один нюанс, на который хотелось бы обратить внимание, - это тот факт, что Ташкент идет, как говорится, на полкорпуса впереди Душанбе в плане региональной активности, будь то торгово-экономическая или социально-политическая сферы, это и достойная уважения смелость при взаимодействии с Россией и ЕАЭС, несмотря на действующее санкционное давление со стороны коллективного Запада, и готовность пусть не признавать, но взаимодействовать с новыми властями Афганистана.
В целом Таджикистану стоит более активно продвигать себя в рамках Центральной Азии.
* Террористические организации, запрещенные в России и Таджикистане.
Лента новостей
0