08:27 23 Июля 2019
Прямой эфир
  • USD9.44
  • EUR10.59
  • RUB0.15
Кировское водохранилище в Таласской области. Архивное фото

В Кыргызстане может наступить коллапс - энергетики бьют тревогу

© Sputnik / Табылды Кадырбеков
Аналитика
Получить короткую ссылку
Таалайбек Ороскулов
206 0 0

Почему в стране началось маловодье, из-за чего через 10 лет Кыргызстан ждет энергетический кризис и как можно спасти ситуацию, рассказал ученый-энергетик Владимир Липкин

В Кыргызстане наступил период маловодья. Как сообщают синоптики, приток воды в Токтогулке в этом году будет составлять всего 86 процентов от нормы. Энергетики призывают кыргызстанцев к экономии электричества.

Люди опасаются, что зимой начнутся веерные отключения и перебои с электричеством. Предыдущие маловодные сезоны очень сильно влияли на жизнь кыргызстанцев, которые были вынуждены сидеть без света.

От веерных отключений света жители страны страдали в силу разных причин с середины 90-х годов прошлого века. Особенно запомнились отключения энергии в 2008-м — тогда президент Курманбек Бакиев советовал отапливать дома кизяком.

Причиной энергокатастрофы стал экспорт гидроэлектроэнергии в больших масштабах, тогда уровень воды в Токтогулке снизился до критического. В конце 2012 года из-за аварии на Токтогульской ГЭС больше недели также планово отключали электричество. А в 2013-м причиной веерных отключений стало маловодье.

В 2014 году воду тоже пришлось экономить. Летом страна покупала электроэнергию у Таджикистана, а зимой ее уже импортировали из Казахстана. В результате импорта возросли энерготарифы, были введены лимиты потребления, а перегруз в энергосистеме приводил к аварийным отключениям.

С середины апреля 2014 года Узбекистан прекратил подачу газа, и около 60 тысяч потребителей в Оше стали использовать электричество, что тоже привело к перегрузкам — ошанам по ночам отключали свет.

В декабре 2015-го и в середине декабря 2016 года на Токтогульской ГЭС произошли аварии, но тогда удалось избежать веерных отключений.

***

Редакция Sputnik Кыргызстан решила выяснить, насколько верны опасения жителей республики относительно веерных отключений и в каком состоянии находится отечественная гидроэнергетика.

На вопросы отвечал ведущий научный сотрудник, исполняющий обязанности руководителя лаборатории гидроэнергетики Института водных проблем и гидроэнергетики Национальной академии наук Кыргызстана Владимир Иванович Липкин.

И.о. руководителя лаборатории гидроэнергетики Института водных проблем и гидроэнергетики НАН КР Владимир Липкин
© SPUTNIK / ТАБЫЛДЫ КАДЫРБЕКОВ
И.о. руководителя лаборатории гидроэнергетики Института водных проблем и гидроэнергетики НАН КР Владимир Липкин

— Так ли страшен период маловодья и чем он грозит кыргызстанцам?

— Прежде чем ответить на этот вопрос, поясню, что по территории Кыргызстана протекает более 25 тысяч ручьев и рек. Длина 73 рек составляет более 50 километров, остальные чуть короче, при этом даже ручьи достигают 10-километровой длины.

Сток всех рек является основным ресурсом гидроэнергетики, который составляет 48,6 миллиарда кубических метров в год. Этот объем равен 25 озерам Сон-Куль или объему воды в 19 миллионах олимпийских бассейнов. В среднем из всех рек Кыргызстана вытекает 1 530 кубических метров воды в секунду.

Нарын — главная водная артерия страны, в него втекает несколько рек: Кокомерен, Чычкан, Узун-Ахмат, Таркент и другие. У него наблюдаются трехлетний, семилетний, одиннадцатилетний и тридцатитрехлетний циклы притока воды.

Работа Токтогульского водохранилища регулируется в соответствии с этими циклами. Конечно, спуск воды имеет суточное, недельное, месячное и сезонное регулирование в зависимости от потребностей страны. Но это регулирование стоков происходит в соответствии с многолетним режимом регулирования, который составляет 9-10 лет.

Теперь по графикам я попробую пояснить цикличность маловодья. 

Расходы воды реки Нарын перед Токтогульской ГЭС
Расходы воды реки Нарын перед Токтогульской ГЭС

Как видно из графика, есть определенная цикличность в выпадении осадков. Повышенный уровень осадков наблюдался в 2000-м, 2003 годах и так далее с примерной периодичностью 3 года.

В соответствии с показателями выпадения осадков меняются и данные о притоке воды в водохранилище. Один из самых низких показателей притока воды был в 2008 году. Тот кризис был связан с критически малым уровнем осадков в предыдущие два года — 2006-м и 2007-м. Приблизительно такую же картину кризиса по притоку воды в водохранилище мы наблюдали в 1997-м и 2014 годах.

Сезонные по 3 месяца расходы воды через Токтогульскую ГЭС
Сезонные по 3 месяца расходы воды через Токтогульскую ГЭС

На графике видны изменения расхода воды реки Нарын с 1975 года. Данные почти за 40-летний период демонстрируют взаимосвязь показателей расхода воды в Нарыне, Уч-Тереке и на Токтогульской ГЭС. Здесь также четко прослеживаются определенные многолетние циклы.

Расход, приток и максимальный объем воды водохранилища
Расход, приток и максимальный объем воды водохранилища

На диаграмме четко видна картина изменений расхода воды за 40 лет в зависимости от времени года. Самый высокий уровень расхода воды был в летний сезон 1990 года, когда показатели превысили отметку 3 000 кубометров в секунду. А в зимний период 1978 года мы видим самое минимальное потребление воды. 

Приток воды в Токтогульском водохранилище, расход воды через Токтогульскую ГЭС и объем воды в Токтогульском водохранилище(среднее по три года)
Приток воды в Токтогульском водохранилище, расход воды через Токтогульскую ГЭС и объем воды в Токтогульском водохранилище(среднее по три года)

На графике можно увидеть зависимость объема водохранилища и расхода воды от уровня притока за последние 19 лет. Максимальный объем мы наблюдали в 2003-м и 2010-2011 годах, а самые низкие уровни воды — в 2001, 2008 и 2015 годах. Здесь отчетливо прослеживается семилетний цикл маловодья на Токтогульской ГЭС. 

Приток воды в Токтогульском водохранилище и осадки метеостанции Нарын
Приток воды в Токтогульском водохранилище и осадки метеостанции Нарын

За последние 10 лет средний расход воды в Кыргызстане составил 12,3 миллиарда кубометров, а приток — 12,5 миллиарда. В 2008 году был минимальный приток воды, а в 2016-м и 2017-м — максимальный. Тогда уровень потребления отставал от уровня притока на 2-3 года.

Отсюда можно сделать вывод, что максимальные осадки наблюдались в 2016-м. Это стало следствием высокого уровня притока в 2017 году, а 2018-й — год спада показателей.

То есть далее в соответствии с этими данными прогнозируется период маловодья. При нынешнем маловодье около 400 кубометров воды в секунду из этой реки вытекает в Узбекистан, что свидетельствует о расходе из-за необходимости вырабатывать электричество для нужд жителей страны.

— То есть воду соседям мы отдаем не просто так?

— Тут надо рассказать подробнее о самой Токтогульской ГЭС и ее роли в современном Кыргызстане. 

В советское время существовало единое энергетическое кольцо, которое связывало энергосистемы стран СССР и позволяло всесторонне использовать энергетические мощности.

С 1975-го по 1993 год в Средней Азии около 85 процентов электроэнергии вырабатывалось тепловыми станциями. А кыргызстанские и таджикистанские ГЭС тогда использовались лишь для поддержания стабильности энергосистемы во время пикового потребления.

До 1995 года в холодный период при выработке электроэнергии для Кыргызстана использовали только 3 миллиарда кубометров, а вот после 1995-го уже 8 миллиардов кубометров. При этом в год выпускалось иногда до 14 миллиардов кубических метров воды.

Тогда средний годовой объем выпуска воды из Токтогульского водохранилища составлял 10,7 миллиарда кубометров, 7,7 из которых в вегетационный период для нужд ирригации использовали узбекистанцы и казахстанцы.

На Токтогульской ГЭС есть четыре гидрогенератора, каждый из которых может выработать по 300 тысяч киловатт. В летний период в Кыргызстане потребление электроэнергии в три раза меньше, чем в зимний.

В многоводные годы летом возможна дополнительная выработка электроэнергии на экспорт (например, по проекту CASA-1000 - прим. ред), но при условии, что воды в Токтогульском водохранилище будет достаточно для осенне-зимнего и весеннего периодов.

На 5 июля уровень воды в Токтогулке составлял 15 миллиардов 464 миллиона кубометров. Но она имеет максимальный объем 19,5 миллиарда кубических метров.

Минимальный допустимый объем воды в водохранилище, так называемый мертвый уровень, — 5,5 миллиарда кубометров. Если уровень воды будет ниже "мертвого", то работа ГЭС станет невозможной.

Расчетный напор Токтогульской ГЭС составляет 144 метров, а высота плотины — 215 метров. При полном объеме воды для того, чтобы на Нижне-Нарынском каскаде ГЭС выработать условно 1 киловатт-час, должен вытекать 1 кубометр воды в секунду.

Если же уровень воды понижается до минимального значения, то для выработки одного киловатта потребуется расходовать уже в 2 раза больше воды. Поэтому, чтобы избежать критической ситуации, следует сохранять уровень воды в норме.

А для этого нужно заключить договор с Узбекистаном об экспорте электроэнергии, но с неким плавающим графиком в зависимости от уровня воды в Токтогулке. То есть не выдавать постоянно, условно, 500 тысяч киловатт, а менять эту цифру, чтобы не потерять уровень воды.

В Токтогульском водохранилище средний приток воды составляет 12,5–14 миллиардов кубометров в год, но есть вероятность, что в период маловодья он снизится до 9-10 миллиардов.

Это может привести к существенному уменьшению выработки электричества и повлечь веерные отключения. К сожалению, приток воды зависит не от человека, а исключительно от природных условий.

— То есть нам нужно готовиться к худшему?

— Водохранилище пока удовлетворяет потребности кыргызстанцев в электричестве, но это не значит, что население может безрассудно его тратить. Вода — ограниченный ресурс.

Вот вам факт. Кыргызстанцы с 2009-го по 2014 увеличили потребление электричества на 47 процентов. Соответственно увеличилась нагрузка на электрические сети, которые у нас довольно старые. Если мы хотим избежать аварий и веерных отключений, необходимо научиться эффективно и разумно использовать наши энергетические ресурсы.

— Значит, не зря энергетики призывают экономить?

— Не экономить, а быть энергоразумными потребителями. Это не означает, что надо ограничивать свой комфорт. К счастью, современные технологии позволяют пользоваться всеми благами цивилизации, не тратя огромное количество электричества. Для этого каждый кыргызстанец должен всего лишь перейти на энергосберегающие электроприборы.

Самый легкий способ сэкономить — заменить обычные лампы накаливания в доме или квартире на энергосберегающие. Люминесцентные или светодиодные лампы способны давать такой же световой поток, как и обычные, но при этом на порядок экономят электроэнергию.

Важно правильно выбирать обогреватели, электроплиты, холодильники и другую бытовую технику. При этом утепление домов и квартир также позволяет сэкономить электричество до 20 процентов. 

Энергосберегающие лампочки
© SPUTNIK / ПЕТР ЧЕРНОВ
Энергосберегающие лампочки

У нас на рынке - китайские лампы, и они быстро перегорают. При этом цена кусается — от 80 до 200 сомов за штуку.

В Кыргызстане энергосберегающие лампы выпускает Майлуу-Сууйский ламповый завод. Они чуть дороже китайских, но по качеству превосходят даже европейские аналоги. Покупая отечественную продукцию, мы не только поддержим экономику Кыргызстана, но и существенно сэкономим электричество.

При этом эффект от использования светодиодных ламп мы получаем практически мгновенно — счета за электричество снижаются в 10 раз.

Например, кыргызстанец, живя в трехкомнатной квартире с газовой плитой, без электроотопления, с большим холодильником, кондиционером, 14 лампочками, стиральной машиной, микроволновой печью, в месяц платит от 300 до 600 сомов за электричество.

Применив энергосберегающие технологии, можно снизить расход даже до 200-300 киловатт-часов, следовательно, платить практически копейки — порядка 200 сомов в месяц. 

- Хорошо, будем экономить, но это же не может продолжаться вечно. Население растет, расход электричества с каждым годом будет увеличиваться. То есть нам нужно задуматься, где брать энергию. Какими вы видите перспективы развития энергетики в Кыргызстане?

— У Кыргызстана есть огромный потенциал для выработки электроэнергии. Это и возможность строить ГЭС — как крупные, так и малые, — но не стоит забывать и о ТЭС. Однако у каждого из этих способов добычи электроэнергии есть свои плюсы и минусы.

Несомненно, бесплатная энергия воды наиболее выгодна для Кыргызстана. Но чтобы построить гидроэлектростанцию, нужны колоссальные финансовые вливания — миллиарды долларов. Кыргызстан пока не в силах строить самостоятельно такие объекты.

То есть, чтобы построить Верхне-Нарынский каскад ГЭС (ВНК ГЭС) или запустить Камбар-Атинские ГЭС, нам нужны инвесторы. Но и тут мы сталкиваемся с определенными сложностями. 

Срок окупаемости больших и малых ГЭС, если учитывать нынешние тарифы на электричество, очень большой — до 40-50 лет.

Для сравнения: в Кыргызстане цена киловатт-часа — 0,77 сома. Электроэнергия в Казахстане обойдется в 5 сомов за один киловатт, в Эстонии – 13, в Германии — около 21, а в Японии — почти 25 сомов.

***

Справка

В Кыргызстане еще в 1970-х планировалось возвести три Камбар-Атинские ГЭС (КАГЭС). Возведение КАГЭС-2 началось в 1986 году, но в 1990-х после развала СССР работы приостановили из-за отсутствия средств.

В 2007-м строительство возобновилось и был установлен один агрегат. Окончание работ на КАГЭС-2 возможно только после ввода Камбар-Атинской ГЭС-1 мощностью более 1 800 мегаватт и стоимостью более 3 миллиардов долларов. Но ни первая, ни третья станции не построены из-за отсутствия у инвестора средств.

В 2012 году планировалось возвести четыре станции ВНК ГЭС общей мощностью 238 мегаватт и стоимостью 727 миллионов долларов. Но и этот проект не реализовали из-за экономических проблем.

***

У гидроэлектростанции есть одно большое преимущество перед ТЭС. ГЭС, в отличие от теплоэлектростанции, мобильнее реагирует на изменение потребления. Если возникла необходимость выработать больше электричества, достаточно просто поднять шлюз и пустить больше воды. Но плюсом ТЭС является то, что выработка энергии не зависит от природных условий, того же маловодья, и страна стала бы независимой от гидроэнергетики.

В то же время у теплоэлектростанции есть огромный недостаток — это самые экологически "грязные" источники электроэнергии за счет вредных выбросов в атмосферу. При этом ТЭС требуют уголь, который является ограниченным ресурсом, а его добыча — это нарушение природного рельефа и экологии.

Гидроэлектростанции в этом плане намного чище, но при их строительстве идет другое воздействие на окружающую среду — затопление сельскохозяйственных земель, переселение жителей и изменение регионального климата.

— Так что же делать и что произойдет, если мы не построим электростанции?

— Если потребление электричества будет нарастать в таких же темпах, то через пять лет республика будет вынуждена частично импортировать энергию, а лет через десять мы совсем не сможем обеспечивать себя электроэнергией. То есть нас ждет энергетический коллапс.

Поэтому сегодня надо решать, какие электростанции — ТЭС или ГЭС — наиболее выгодны на данный момент, и запускать проекты их строительства, поскольку возведение таких объектов требует много времени. 

- По вашему мнению, что нам нужно строить?

— 20 лет назад я предложил построить ТЭС и ГЭС на реке Кокомерен. Это позволило бы обеспечивать регион энергией, а также улучшилась бы инфраструктура. Например, построена железная дорога для перевозки угля на Бишкекскую ТЭЦ.

Нашим предложением очень заинтересовался директор китайского банка и крупнейшей китайской корпорации, которая владеет электростанциями, вырабатывающими 75 миллионов киловатт-часов в год.

В 2010 году мы с представителями инвесторов объехали всю страну, провели мониторинг Кемина, Чуйской, Нарынской и Иссык-Кульской областей. Было запланировано комплексное строительство ГЭС и ТЭС в нескольких местах на крупную сумму — 4 миллиарда долларов. 

Мы даже успели договориться с губернаторами, айыл окмоту и довольные вернулись в Бишкек. Но через пару дней после этого произошла "апрельская революция". После нее инвесторов и след простыл.

Конечно, строительство ТЭС — это вынужденная необходимость, если учитывать экологический аспект, но есть технологии, которые позволяют минимизировать вредные выбросы. Я считаю, что крупные ГЭС — это гарантия энергобезопасности страны. 

Справка

Вопрос строительства Кара-Кечинской теплоэлектростанции поднимался не раз. Так, в 2005–2007 годах активно обсуждалась эта возможность, но идея развития не получила. В 2016-м государство объявило конкурс на возведение ТЭС "Кара-Кече" (мощность 1 200 мегаватт — такая же, как у Токтогульской ГЭС), разработку угольного месторождения (запас 556 миллионов тонн) и строительство железной дороги Балыкчи — Кочкор — Кара-Кече (протяженность 183 километра). Но из-за отсутствия заявок от инвесторов конкурс был закрыт. Кроме этого, против ТЭС выступили экологи.

***

— То есть, по вашему мнению, мы в тупике?

— Тут все-таки есть одно решение — сделать это с помощью Казахстана и Узбекистана, которые получают нашу воду и электроэнергию. Методом ашара можно возвести ГЭС, и это будет выгодно и нам, и им. Так, можно запустить и ВНК ГЭС, и Камбар-Ату, обеспечив тем самым регион электроэнергией и водой.

Эти страны можно привлечь и к проблеме обслуживания и ремонта наших водохранилищ, плотины которых уже устаревают, поэтому есть риск катастрофы. Прорыв любой плотины на Кировском, Кемпир-Абадском, Орто-Сайском (Касан-Сайском) водохранилищах может привести к гибели казахстанцев и узбекистанцев. Масштабы таких катастроф можно увидеть на примере трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС в России. 

- Пока нам не удается построить ни ТЭС, ни ГЭС. Где же тогда брать дополнительную электроэнергию?

 — Можно использовать альтернативные источники энергии — солнечные станции и малые ГЭС, чтобы при пиковом потреблении или в аварийных ситуациях население было в безопасности и комфорте. Об этом говорят и в Жогорку Кенеше, и в правительстве. Но и тут есть особенности.

Ветроэнергетика в Кыргызстане нецелесообразна из-за низкой средней скорости воздушных потоков. Этого недостаточно для работы мощных ветрогенераторов, таких как, например, в Казахстане. Даже в Боомском ущелье или на Орто-Токое нет смысла возводить ветряные генераторы — эти станции будут малоэффективны.

При этом Кыргызстан — страна солнечная, и перспектив развития солнечной энергетики у нас больше. Но и здесь есть трудности с реализацией. В нынешних условиях потребуются большие капиталовложения и инвестиции, чтобы запустить гелеостанцию.

И здесь мы опять наступаем на грабли тарифов. При действующих ценах на электроэнергию в Кыргызстане будет очень проблематично привлечь инвесторов в такие проекты.

Поэтому сегодня развитие альтернативных источников энергии — это прерогатива мелких фермерских хозяйств и энтузиастов.

Официальный план развития

По данным Государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования КР (ГКПЭН), основными направлениями развития энергетики в Кыргызстане являются строительство новых мощностей и модернизация действующих, энергосбережение и сокращение потерь, а также газификация.

Сегодня реализуется 17 инвестиционных проектов в сфере энергетики, включающие замену гидроагрегатов Токтогульской ГЭС, установку второго гидроагрегата Камбар-Атинской ГЭС-2, модернизацию Ат-Башинской ГЭС, реконструкцию и увеличение мощности подстанций 110 кВ, строительство ЛЭП 500 кВ "Датка — Худжант" по проекту КАСА 1000, установку счетчиков АИСКУЭ и другие.

Координационный совет по энергосбережению и энергоэффективности ГКПЭН изучает международные стандарты энергосбережения и энергоэффективности, которые необходимо внедрить в действующие нормы.

В рамках сотрудничества с Программой развития ООН в КР идет разработка программы правительства по энергосбережению и планированию политики энергоэффективности.

Теги:
коллапс, Кыргызстан



Главные темы

Орбита Sputnik