09:10 27 Февраля 2021
Прямой эфир
  • USD11.30
  • EUR13.69
  • RUB0.15
Аналитика
Получить короткую ссылку
93520

В XX веке Германия пыталась превратить "сердце Евразии" в свой азиатский плацдарм, умело сочетая экономическую помощь и шпионаж. Сгубило Рейх желание достичь целей грубой силой

ДУШАНБЕ, 10 мая — Sputnik, Андрей Злыденный. В 1907 году завершилась "Большая игра" между Российской империей и Великобританией, спор длиною в полсотни лет за раздел сфер влияния в Центральной Азии.

По итогам Россия признала Афганистан британским протекторатом, а соседняя Персия была поделена на три части.

Таким образом эмир Хабибулла окончательно оказался в полной зависимости от решений Лондона в сфере внешней политики: Афганистан даже не мог напрямую устанавливать дипотношения без согласия британцев.

Помимо этого, Лондон обеспечивал львиную долю госбюджета, каждый год выделяя субсидию кабульскому правительству в размере 1,8 миллиона рупий.

Однако с началом Первой мировой войны в 1914 году у Хабибуллы появился шанс добиться суверенитета. В этом ему могли помочь противники Британии и России – немцы и турки.

Тернистый путь из Берлина в Кабул

Уже осенью германский штаб разрабатывал план атаки – военной и дипломатической - по позициям Великобритании и России в Азии. С помощью пропаганды среди местных националистов Берлин хотел разжечь в Индии восстание, а также втянуть в войну Персию и Афганистан.

Со своей стороны османский султан Мехмед V, который формально носил титул духовного лидера всех мусульман – халифа, объявил джихад "неверным" – эта роль, конечно, отводилась России и Британии. По мнению стратегов в Берлине, на волне "священной войны" можно было подбить на восстание мусульманские народы Кавказа, Персии, Индии и Туркестана.

Битва при Нехванде: как арабы на острие мечей принесли ислам в Таджикистан

Турки и немцы активизировали усилия по пропаганде "освободительной" роли обеих держав, распространяя слухи о том, что в ходе секретного паломничества в Мекку Вильгельм II принял ислам (он действительно два раза посещал Турцию с официальными визитами), представляя кайзера защитником веры.

Однако, чтобы претворить грандиозные планы в жизнь, требовалось убедить афганского эмира напасть на Британскую Индию и Российский Туркестан, что стало бы сигналом к началу широкого восстания.

В Кабул было решено направить совместную дипмиссию. Германию представлял старший лейтенант Оскар фон Нидермайер, уже бывавший на Ближнем и Среднем Востоке в составе научной экспедиции, и дипломат Вернер фон Хентиг, до этого работавший секретарем германского посольства в Тегеране.

Турецким представителем стал Казим-бей. К ним присоединились также индийские революционеры и несколько пуштунов-дезертиров, что ясно говорило о целях миссии – разжечь огонь восстания в британском протекторате.

Путь Нидермайера и Хентига лежал через центральные районы страны, которые входили в "нейтральную зону". Надо сказать, что российские и британские агенты узнали о продвижении отряда, и для перехвата противника было организовано патрулирование ирано-афганского приграничья конными разъездами. В течение месяца германо-турецкая миссия уходила от преследования.

"Доходило до рукопашной": пограничники о бое в Таджикистане на 12-й заставе

Британские патрули так и не встретились с отрядом, а вот казаки несколько раз нагоняли противника. Между немцами и русскими возникали перестрелки, однако под покровом ночи преследуемым удавалось скрыться, лишаясь, правда, части багажа и золота, чтобы оторваться от казаков.

21 августа "дипломатическая миссия" пересекла границу с Афганистаном и через три дня прибыла в Герат, а в октябре добралась и до Кабула.

Эмир в сомнениях

Посланцев кайзера и султана поселили в гостевом доме эмира, но добиться встречи с правителем Афганистана оказалось непросто. Члены делегации фактически оказались под арестом, пока эмир Хабибулла размышлял над тем, что предпринять.

Поводов для размышления было достаточно - официальные контакты с противниками Британии противоречили провозглашенному эмиром нейтралитету Афганистана. Однако эмир не мог игнорировать антибританские настроения в обществе после двух англо-афганских войн и непрекращающихся восстаний собратьев-пуштунов в Британской Индии.

Кроме того, при дворе Хабибуллы сложилась достаточно влиятельная группировка во главе с его братом, выступавшая за союз с Германией и Турцией. Прогерманскую позицию занимал также один из сыновей Хабибуллы Аманулла и его зять Махмуд Тарзи.

С другой стороны, британский король Георг V и вице-король Индии Чарльз Гардинг отправили письма Хабибулле, где выражали уверенность в дружеских отношениях Лондона и Кабула, а в качестве доказательства этой дружбы пообещали увеличить ежегодную субсидию Афганистану.

Взвесив все за и против, Хабибулла решил использовать переговоры с немцами, чтобы выбить как можно больше уступок от англичан, а в перспективе – заставить их признать независимость Афганистана.

26 октября в летнем дворце эмира в Пагмане состоялась первая встреча германо-турецкой делегации и эмира. Немцы обещали содействовать присоединению к Афганистану обширных территорий Туркестана и Индии, а также помочь вооружениями и деньгами. Хабибулла выслушал эмиссаров Берлина и Стамбула, но, в духе восточной дипломатии, не ответил ничего конкретного.

Кабульский гамбит: станет ли Афганистан полем битвы между США и Ираном

Поначалу он заявил, что восстание возможно только при невмешательстве России, а потом в дополнение просил перебросить в Афганистан несколько дивизий численностью 20 тысяч человек, а в довершение – поставить 100 тысяч винтовок, 300 артиллерийских орудий и предоставить финансовую помощь в размере 10 миллионов фунтов стерлингов.

Нидермайеру и Хентигу пришлось согласиться на эти условия, хотя они прекрасно понимали, что их будет практически невозможно исполнить.

Хитрость английского льва

24 января 1916 года эмир подписал проект договора о союзе с Германией, согласно которому кайзер признавал независимость Афганистана и обязался помогать Кабулу деньгами и оружием в обмен на вступление в войну против Англии. Казалось, что дипломатическая миссия увенчалась успехом для Берлина. Но проблема была в том, что дальше подписания договора Хабибулла не пошел. 

Эмир позволил открыть в Кабуле военную школу, не стал возражать против образования "Временного правительства Индии", а также отправки немецких агентов к племенам пуштунов.

Тем не менее Хабибулла понимал опасность немецких планов лично для себя и не питал иллюзий по поводу исхода прямого конфликта с Британией или Россией. Немецкая активность была нужна ему лишь как предмет торга, чтобы добиться от Лондона выгодных условий. И эмир их получил.

Через своих агентов британские власти уверяли Хабибуллу, что после окончания войны Англия признает независимость страны и выплатит 5 миллионов рупий единовременно. Помимо этого, британцы согласились увеличить ежегодную субсидию до 2,4 миллиона рупий.

За что Афганистан благодарен СССР: советское наследие в виде мостов и заводов

Но провал немецко-турецкой миссии определили не щедрые посулы англичан, а неосторожные действия агентов кайзера. Понимая, что эмир ведет двойную игру, Хентиг и Нидермайер рассчитывали устроить переворот и сместить Хабибуллу.

Британская разведка узнала об этих планах и донесла эмиру. После таких новостей всех членов миссии, кроме индийцев и турок, выслали из страны.

Пролог к независимости

В 1919-м Хабибулла был якобы случайно убит на охоте, а эмирский трон занял его сын Аманулла, продолживший курс на независимость, что послужило началом к Третьей англо-афганской войне и признанию афганского суверенитета.

Молодое государство начало спешно устанавливать дипломатические связи. К слову, несмотря на то, что СССР был первым государством, признавшим этот суверенитет, это совершенно не помешало Аманулла-хану активно поддерживать басмачей, а позже самому обратиться за помощью к Советам в минуту опасности.

Многим тогда казалось, что молодой Афганистан является геополитической "вотчиной" исключительно Лондона и отчасти Москвы. Однако в Берлине считали иначе.

У Германии, униженной Версальским договором, и молодого Афганистана было немало точек соприкосновения. У обеих стран совсем недавно был один грозный соперник – Великобритания, и обе они нуждались в расширении дипломатического влияния. Да и прогерманская партия при дворе эмира никуда не делась.

С конца 20-х немецкие фирмы поставляли в Афганистан автомобили и различное промышленное оборудование, технические специалисты возводили многочисленные инфраструктурные объекты, а бывшие офицеры германской армии преподавали военную науку командному составу армии. Таким образом Германские резиденты за десять лет приобрели огромное влияние в Афганистане.

Так, многие сотрудники посольства в Кабуле вполне открыто занимались разведывательной деятельностью и, пользуясь широким охватом маршрутов "Люфтганзы", вели аэрофотосъемку афганской территории.

Операция "Аманулла"

С приходом к власти Адольфа Гитлера и началом подготовки к войне интерес Берлина к Афганистану только усилился. Как и при кайзере Вильгельме II, немецкий генштаб рассматривал молодую республику как удобный плацдарм и для атаки на британские силы в колониях.

Миссия невыполнима: как убийство посла США навсегда изменило афганскую политику

Немцы рассчитывали вовлечь короля в войну и поднять восстание пуштунов. Предполагалось также вторжение частей вермахта с территории Афганистана. Содействие немцам должен был оказать посол Италии Пьетро Кварони, который также был резидентом итальянской разведки.

Но вот беда - правящий афганский король Мохаммад Захир-шах вовсе не собирался ввязываться в большую войну. Даже несмотря на влияние "немецкой партии" в своем окружении, он четко заявил о нейтралитете государства. А глава правительства Мохаммад Хашим-хан и вовсе занимал явно проанглийские позиции.

Чтобы устранить это препятствие, немцы вновь решили пойти простым путем и устроить госпереворот, поставив у руля свергнутого в 1929 году Амануллу.

 Для успешной реализации этого плана существовало много предпосылок: в высших эшелонах власти было достаточно германофилов; в том числе и кроме того внутри страны многие оставались верны Аманулле и поддерживали связи с его окружением за границей.

Абвер даже не особо скрывал свои намерения, рассчитывая на поддержку военных и членов правительства, давно симпатизировавших Германии, например, на командующего Мохаммада Дауд-хана.

Огромная "бурубахайка", или Вечный двигатель в афганском исполнении

Однако оставался вопрос – как доставить Амануллу и его сторонников в Афганистан? Для разрешения этой проблемы германский МИД предложил использовать Советский Союз, с которым в августе 1939 года был заключен договор о ненападении.

Немцы рассчитывали, что Кремль разрешит переправить бывшего короля через советскую территорию и даже позволит разместить у себя горную дивизию для внезапной атаки на Кабул. Однако Сталин, не желая ввязываться в опасную игру с непредсказуемыми последствиями, отказал. Операция "манулла" провалилась, так и не начавшись.

Шпионские игры в Афганистане

Столкнувшись с невозможностью устроить переворот, в абвере однако не забывали Афганистан в ходе подготовки восточной компании.

Согласно директивам Гитлера, в операции "Барбаросса" должна была принимать участие оперативная группа "Афганистан" - четыре пехотных, шесть горных и четыре моторизованных дивизии.

Саму же новость о нападении на СССР многие в Кабуле восприняли с радостью, так как афганское руководство еще продолжало рассматривать соседа как "рассадника революционной заразы".

Упомянутый премьер Хашим-хан, даром что был пробританским политиком, в беседах с приближенными напрямую заявлял, мол, после поражения в войне СССР будет расчленен, а большие территории восточных республик – Таджикистана и Узбекистана - достанутся Афганистану.

Хищнические стремления подогревались посулами немецких дипломатов, обещавших присоединить к Афганистану обширные территории Индии и Туркестана. Кроме того, немецкая резидентура установила контакты с лидерами басмачей и бывшим эмиром Бухары Сеид Алим Ханом.

Sputnik узнал как был убит в Таджикистане "архитектор геноцида армян"

Активная подрывная работа абвера требовала объединения усилий советских и британских спецслужб. Однако тесное взаимодействие друг с другом с самого начала установить не удалось – несмотря на заявление Уинстона Черчилля о готовности помочь СССР, между Кремлем и Лондоном существовало взаимное недоверие.

Фактически на первых порах взаимодействие сторон вылилось лишь в обмен общей информацией о действиях гитлеровской разведки.

В то же самое время германские и итальянские спецслужбы начали расширять свою деятельность. В Кабул прибыли агенты Обердорфер и Брандт, которые должны были осуществить операцию "Пожиратель огня".

В Афганистан под видом дипломатической почты начались переброски вооружения, боеприпасов и радиопередатчиков, а уже 19 июля 1941-го немецкие диверсанты выехали к индо-афганской границе.

Однако по пути они попали в засаду, организованную англичанами: Обердорфер был убит, а Брандт ранен и пленен. Оказалось, что как британской, так и советской резидентуре было известно о начале операции, благодаря чему удалось предотвратить прорыв немцев к пуштунам-повстанцам.

Немецкий посол Пильгер отправил в афганский МИД гневный протест по поводу действий против "немецких ученых", однако всем была очевидна цель этой "научной экспедиции". И именно этот эпизод наконец-таки подтолкнул Лондон и Москву к тесному взаимодействию.

Конец надежд Рейха

Уже на следующий день британский посол в СССР Стаффорд Криппс направил Молотову официальное послание о том, что "правительство Его Величества приветствует предложение… относительно совместных действий по оказанию нажима на афганское правительство".

Стороны условились добиться выдворения из страны граждан Германии и Италии, не являвшихся сотрудниками дипмиссий.

Из дехкан в большевики: жизнь, смерть и наследие Нусратулло Махсума

Немцы предпринимали попытки устроить в стране сеть секретных аэродромов для организации прямых поставок оружия из Германии для басмачей и проживавших в Индии пуштунов. Однако теперь все эти амбициозные планы так и остались на бумаге.

25 августа 1941-го британские и советские войска вошли в Иран, не допустив участия страны в войне на стороне Третьего рейха. Операция завершилась довольно быстро: за две с небольшим недели основные центры Ирана были заняты  частями союзников.

Вторжение к соседу произвело сильное впечатление на Кабул: стало ясно, что Афганистан не сможет противостоять советской и британской армиям, возникни угроза прямого конфликта.

В октябре афганский МИД заявил, что примет советско-британские требования, а немецкие и итальянские специалисты будут высланы из страны.

Для закрепления своего нейтралитета Захир-шах и Хашим-хан созвали в Кабуле в Лойя Джиргу – чрезвычайный съезд наиболее влиятельных вождей племен и мусульманских богословов.

Каждому из 1200 заседавших на всякий случай вручили "ценные подарки", однако и без них старейшины приняли нужное решение: "никакому иностранному правительству не будет позволено использовать нашу дорогую родину для военных целей".

И хотя афганцы в 1942 году после стремительного наступления вермахта на Кавказ и Сталинград раздумывали о сотрудничестве с Германией против СССР и Великобритании, Кабул сохранял нейтралитет на всем протяжении войны.

Окончательный провал блицкрига в степях под Сталинградом убедил Афганистан в верности выбранного курса и позволил королю выйти из неблагоприятной обстановки с наименьшими потерями.

Теги:
Германия, Вторая мировая война, Афганистан



Главные темы

Орбита Sputnik