14:48 17 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD9.69
  • EUR10.69
  • RUB0.15
Сотрудник службы безопасности с собакой у зоны паспортного контроля, архивное фото

Свой собственный "шенген". Что может поменяться на границах России

© Sputnik / Кирилл Каллиников
В России
Получить короткую ссылку
353 0 0

Насколько нужен единый визовый режим некогда братским республикам — читайте в материале

ДУШАНБЕ, 15 окт — Sputnik. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев предложил ввести для СНГ единый визовый режим наподобие Шенгена. Если идею реализовать, Россия получит общие с некоторыми государствами Содружества границы.

Пока же это не удалось даже в рамках Союзного государства. Минск ввел безвизовый режим для граждан 80 государств в 2017-м, что привело к взаимному недовольству. Насколько нужна "виза Содружества" некогда братским республикам — разбиралось РИА Новости.

Близкие и разные соседи

Токаев, предлагая "визу СНГ", ссылался на необходимость развивать туризм.

"У каждой страны Содружества есть уникальные рекреационные, природно-ландшафтные и исторические объекты", — отметил он.

Предшественник Токаева Нурсултан Назарбаев был идейным вдохновителем интеграции на просторах бывшего СССР. Но вряд ли дело только в поддержании традиции: второй казахстанский президент — кадровый дипломат, который произносит то, что будет иметь продолжение. Правда, глава республики указал и на препятствия, мешающие реализации такого проекта.

Дороже и быстрее: как изменятся правила получения виз разных стран

"К сожалению, в национальных визовых и миграционных законодательствах стран СНГ сохраняются значительные отличия", — сказал Токаев.

Граница, которой нет

Действительно, Казахстан, например, предоставил безвизовый въезд на свою территорию гражданам нескольких десятков стран — от Австрии и Австралии до США и Филиппин. Но без взаимности — ответных шагов со стороны "мирового сообщества" и "развитых стран" на инициативу Нур-Султана (ранее Астаны) не последовало.

Граждане Казахстана должны получать визу, проходя стандартные процедуры. Бывшая республика СССР просто облегчает жизнь потенциальным инвесторам и поощряет въездной туризм. У нее нет единого миграционного пространства с другими государствами, поэтому проблем не возникает. Но если между странами нет пограничного контроля, то их границы становятся общими.

С такой проблемой столкнулись Россия и Беларусь. В феврале 2017-го Минск отменил визы для граждан 80 государств. С одной стороны, это было суверенное право республики. С другой — с 1997 года Россию и Беларусь объединяет договор о Союзном государстве. Пересечение границы до 2017-го между двумя странами было в чем-то формальностью, обе соседки провозгласили, что имеют общие рубежи.

Поэтому Москва не могла не отреагировать — в Кремле подчеркнули, что безвизовый режим касается только самой Беларуси. И Россия заблаговременно ввела вдоль всей границы с союзником режим пограничной зоны. Федеральная служба безопасности (ФСБ) оборудовала посты для контроля граждан и транспортных средств. Авиарейсы из Беларуси перевели в международные терминалы аэропортов, у пассажиров начали проверять документы.

Белорусским властям это не понравилось. Пресс-секретарь МИД республики Дмитрий Мирончик заявил, что созданием погранзон Россия приравняла граждан Беларуси к иностранцам. Александр Лукашенко усмотрел в действиях союзника нарушение союзного договора.

"Существуют межгосударственные договоры, соглашения. И один министр, пусть даже сильный, эфэсбэшник (глава ФСБ России Александр Бортников — прим. ред.) и прочее, одним росчерком пера поставил крест на всех договоренностях, издав свой приказ. Это что, нормально?" — возмущался белорусский президент. Несмотря на то что Минск отказался понимать резонность действий Москвы, дальше негодующих заявлений дело не пошло.

На территории Содружества Независимых Государств разрешение в паспорте сейчас требуется для посещения Туркмении. Другие члены СНГ приняли подобные меры по отношению к Ашхабаду.

После конфликта 2008 года Россия и Грузия ввели взаимный визовый режим, затем в 2012-м Тбилиси снял ограничения в надежде поощрить приток российских туристов. До 2018 года визы требовались гражданам Узбекистана и Таджикистана для поездок друг к другу.

"Лучше поработать дальше"

Замдекана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андрей Суздальцев к идее общих виз Содружества отнесся скептически. "Ряд стран СНГ уже имеют особый режим взаимоотношений с окружающим миром. Возьмите хотя бы Туркменистан, он не только заявляет о суверенитете, но дистанцировался и изолировался от других государств Содружества — туда нужна виза даже соседям, гражданам ближнего зарубежья, бывших советских республик", — напомнил он.

"Какие проблемы возникнут при попытке реализации этой инициативы, можно посмотреть на примере российско-белорусского формата, — продолжил Суздальцев. — Мы не можем открыть страну, как белорусы, в одностороннем порядке — это вопрос и безопасности, и престижа, и многого другого. Для того чтобы иностранцы спокойно пересекали наши границы с Белаорусь, Арменией, Кыргызстаном и Казахстаном, нам нужно сначала унифицировать законодательство и визовую политику.

Синхронизировать подходы. Скажем, когда Израиль предоставил россиянам безвизовый въезд, этого же стали добиваться и белорусы. В то же время мы с Минском пытаемся ввести хотя бы общую союзную визу, огромную работу проделал государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота. Несколько раз это анонсировалось, но не реализовано до сих пор".

Действительно, в 2018-м о причинах, мешающих введению общих виз, Рапота сказал максимально обтекаемо: "Ряд технологических деталей потребовал дополнительного изучения нашими правоохранительными органами и министерствами иностранных дел". "Я считаю, что в данном случае лучше подольше поработать, но сделать такой документ, чтобы потом не приходилось его переделывать", — объяснил госсекретарь Союзного государства причины отсутствия спешки.

Чтобы ОДКБ стала ОБСЕ

Казахстанский политолог Данияр Ашимбаев напоминает, что "по первому месту работы Токаев — дипломат". "Он осведомлен о значении международных договоров и публично говорит лишь то, что стороны так или иначе проработали в кулуарах. Отторжения или аллергии такое предложение у присутствующих вызвать не должно", — говорит эксперт.

Кроме того, у инициативы профессионального дипломата есть настоящая, не всегда явная цель.

Казахстан входит во все возможные объединения на постсоветском пространстве, Нур-Султан, а до того Астана, были локомотивами интеграции. Но Казахстан, скажем так, — не самая влиятельная страна. Инициативы России объединяться воспринимаются с опаской — как призыв вступать в конфронтацию с Западом. Есть страхи и по поводу инициатив Пекина. Хотя та же Организация договора о коллективной безопасности вполне может примерить на себя роль ОБСЕ, которая за сорок лет работы в Европе всех мирит, судит-рядит, выступает арбитром и так далее. В общем нарастила политический вес и влияние. Такая организация нужна и в Азии. Но если у нас пока нет собственной ОБСЕ, то почему бы для начала не сделать собственный "шенген"?" — реконструирует логику высказывания Токаева Ашимбаев.

По мнению политолога, единое миграционное пространство придаст новый смысл объединениям постсоветских стран.

"Все критиковали СНГ за бессодержательность, ЕАЭС — за то, чтобы якобы создана она в интересах России, ШОС — за то, что, дескать, обслуживает интересы Китая. Но на практике никто не желает покидать эти организации. Разве что Грузия — но то отдельная история. Даже Украина, чья позиция по отношению ко всему советскому и постсоветскому строится на яростном неприятии, не спешит покидать СНГ — быть в Содружестве, даже невнятном и с аморфными структурами, слишком удобно. А общее визовое пространство может придать импульс интеграции. ЕС и Шенгенская зона тоже часто воспринимаются как нечто единое", — дополняет Ашимбаев.

Токаев говорил о визах для туристов. Но бывший замдиректора Федеральной миграционной службы России Владимир Поставнин указывает, что, реализовав эту идею, придется решать и другие, пока умозрительные проблемы. Фактически СНГ или иное объединение на территории Содружества станет единым миграционным пространством.

"Острее стоит вопрос о том, как единое визовое пространство СНГ будет действовать на внешнем периметре. То есть, как "условный "шенген" внутри СНГ повлияет на отношения стран, которые под этот режим не подпадают и в отношении которых действуют визы, — говорит Поставнин. — Сейчас иностранец из визовой страны получает разрешение на трудоустройство непосредственно у конкретного работодателя в конкретной стране. Получив его, он не может уехать в другую страну внутри СНГ и работать там свободно. Если же единое визовое пространство СНГ создаст условия, что иностранцы из визовых стран смогут свободно работать в любой стране Содружества, это в корне меняет картину. Практическая значимость этого пространства при подобном раскладе расширится".

Теги:
виза, СНГ



Главные темы

Орбита Sputnik