Экологические проблемы Центральной Азии: второго тайма не будет

CC0 / Pixabay / Засуха
Засуха - Sputnik Таджикистан, 1920, 04.02.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Таджикистан и страны Центральной Азии хоть и находятся на вершине мировых рейтингов, сохраняя низкий уровень выбросов в атмосферу, не смогут избежать последствий изменения климата
ДУШАНБЕ, 4 фев — Sputnik. Слова "глобальное потепление", "истощение озонового слоя" и "углеводородный след" уже давно не режут слух обывателя. Масштабные изменения системы производства и потребления естественным образом отражаются на окружающей среде.
В современном мире едва ли найдется государство, которое обошли стороной проблемы экологии. Не минула сия чаша и центральноазиатские республики.
И в корне неверными будут заявления, что где-то эти проблемы более существенны, а где-то менее.
Центральная Азия, имеющая уникальное географическое положение на континенте, объединяет множество ландшафтных форм, климатических зон и биологических видов. В этой экосистеме, связывающей все страны региона, и заключается уникальность Центральной Азии. И если беда стучится, то стучится ко всем в регионе.
Над Таджикистаном нависли четыре угрозы: чего нужно бояться
Корень всех нынешних экологических проблем Центральной Азии кроется в нарушении естественного круговорота - истощение водных ресурсов из-за глобальных изменений климата ведет к увеличению количества стихийных бедствий, опустыниванию и исчезновению биологических видов.
А обилие "грязного" производства и его промышленных отходов, в свою очередь, привносят свой вклад в изменения климата. И так по кругу, из года в год.

Тающие запасы

ООН выделяет проблему водных ресурсов как одну из ключевых в мире. В случае с Центральной Азией эта проблема может обернуться не только взаимными упреками и обвинениями, кто расходует больше, но и стихийными вооруженными противостояниями.
Еще свежи воспоминания о приграничном конфликте между гражданами Таджикистана и Кыргызстана в апреле 2021-го, унесшем жизни 52 человек. А ведь не поделили тогда именно водораспределительный пункт.
Потому что без воды: Таджикистан бьет тревогу из-за оскудения водных ресурсов
Важным нюансом является трансграничный характер гидросистемы Центральной Азии. Таяние ледников становится причиной участившихся селей и прочих стихийных бедствий, экономический ущерб от которых, по данным Всемирного банка, может составлять от 0,4% до 1,3% от ежегодного ВВП стран региона.
Таджикистан, занимающий лидирующие позиции по количеству ледников, является, по сути, водным донором региона. "Снежная корона" республики растянулась на более чем 8,5 тыс. кв км и питает речные системы Амударьи и Зеравшана, от которых в значительной степени зависят Узбекистан, Казахстан и Туркменистан.
Однако на фоне глобального изменения климата ледники республики отступают, их общая площадь стремительно сокращается из-за повышения температуры воздуха. Если самые пессимистичные прогнозы сбудутся, то среднегодовой прирост температуры в Центральной Азии к концу века может составить 5,6°C.
Температура воздуха в Центральной Азии растет рекордными темпами
Ряд экспертов полагает, что еще одним фактором, усугубляющим процесс таяния ледников, стало катастрофическое обмеление Аральского моря, соляные ветры с которого достигают таджикских гор. По неутешительным прогнозам, в ближайшее время в Таджикистане исчезнут многие мелкие ледники.
Темпы деградации таджикских ледников впечатляют, площадь оледенения республики может сократиться на 30-40% в ближайшие десятилетия, что, в свою очередь, существенно изменит водный режим рек Зеравшан, Кафарниган, Каратаг, Обихингоу.
Крупнейший в Центральной Азии ледник Федченко за последние 30 лет отступал в среднем на 80 метров в год. Лишившись поступлений воды с таджикских высокогорий, соседние государства столкнутся с проблемой катастрофического опустынивания, упадка сельского хозяйства, а Арал исчезнет и вовсе.
Миллионы за ледники: сколько потратят власти на спасение Таджикистана
Не менее тревожная ситуация с ледниками сложилась и в соседнем Кыргызстане, где их площадь превышает 6,5 тыс. кв км, однако сокращается каждый год примерно на 1%. Из-за этого, а также из-за нерационального забора воды на сельскохозяйственные нужды в сезон таяния отчаянно страдает кыргызская жемчужина - уникальное озеро Иссык-Куль, береговая линия которого на некоторых участках сократилась на 10 метров.
В обозримой перспективе, как полагают специалисты, таяние таджикских и кыргызских ледников станет причиной резкого увеличения стока в реки, но в дальнейшем это неминуемо приведет к серьезному дефициту воды.
Снежная корона Таджикистана: как сохранить ледники Центральной Азии
Пострадает не только сельское хозяйство, но и гидроэнергетика, функционирующая на базе стока рек.
Например, у Таджикистана гидроэнергетический потенциал составляет почти 80% от текущего потребления электроэнергии. По расчетам гляциологов, таяние ледников в этих двух республиках должно выйти на свое плато к 2030-му, но уже к 2080-му площадь и объем снежных шапок сократится настолько, что потоки не смогут обеспечивать потребности гидроэнергетики, сделав ее ненужной. Даже на период действия плато эффективность гидроэнергетики в среднем упадет на 20%.

А без воды...

В Казахстане имеется сразу 3 проблемных водных бассейна: Каспийское и Аральское моря и озеро Балхаш. Про Арал говорят много и давно, а всевозможные программы по его восстановлению, к сожалению, результатов либо не демонстрируют, либо не гарантируют.
Ни о каком восстановлении Арала в настоящее время речи и быть не может. По мнению специалистов, для его спасения необходимо поступление около 86 куб. м воды каждую секунду. Прискорбно, но это, увы, невозможно.
Так что речь должна уже идти не о восстановлении, а о спасении хотя бы того, что осталось. Уменьшение площади многострадального Арала было пропорционально увеличению забора воды на орошение из Амударьи и Сырдарьи.
Таджикистан столкнулся с рекордным дефицитом воды в истории
Обсыхание Арала послужило катализатором того, что снизился базис денудации, изменилось дренирование его дельтовых территорий и увеличилось выдувание солевых отложений. А вот уже пыле-солевая смесь с Арала переносится на ледники Таджикистана и Кыргызстана, усиливая их таяние.
К слову сказать, ледники Кыргызстана и Таджикистана играют заметную роль в питании Аральского моря: Таджикистан формирует более 55% общего стока бассейна Арала, Кыргызстан - более 25%. Доли остальных республик региона крайне незначительны.
Не менее тревожная ситуация и на казахстанском озере Балхаш, площадь которого также сокращается из-за уменьшения стока реки Или. Плюс к этому, "помогает" и Балхашский горно-металлургический комбинат, вносящий разнообразие в химический состав воды в виде свинца и цинка.
Генсек ШОС назвал главную экологическую проблему Центральной Азии
И как знать, не ждет ли это озеро печальная участь Арала. Дальнейшая деградация водных ресурсов Центральной Азии потянет за собой все более интенсивное опустынивание территорий, старт которому был дан еще в середине прошлого века.
Взаимосвязь между таянием ледников, стремительным исчезновением Арала и опустыниванием очевидна, а ее антропогенность бесспорна. И как знать, может уже нынешнему поколению в странах этой части Евразии придется выживать в условиях полноценной пустыни.
Российские ученые помогут остановить рост пустынь в Центральной Азии
Наиболее тревожная ситуация с опустыниванием складывается в Туркменистане и Узбекистане. В Казахстане опустынивание носит неоднородный характер, но особенно страдают южные области.
В Кыргызстане и Таджикистане ситуация тоже не радужная: ледники тают, а площадь лесных массивов не восстанавливается в той степени, чтобы сдерживать процесс превращения немногочисленных продуктивных земель в безжизненное пространство.

Дым Отечества

Еще одним фактором, влияющим на изменение климата в Центральной Азии, в значительной степени стал уголь, его добыча и преобладание в энергетике.
В Казахстане его доля среди возобновляемых источников составляет около 40%. Суммарный объем промышленных выбросов в Казахстане - 85% от общего, превышающего 2,5 млн т ежегодно.
Таджикистан и Кыргызстан, несмотря на достаточно развитую гидроэнергетику, также пока не в состоянии отказаться от использования угля в энергетической отрасли в городах.
В Комитете охраны окружающей среды рассказали о качестве воздуха в Душанбе
Ярчайшим примером является душанбинская ТЭЦ-2, работающая на угле, которая ежегодно "дарит" жителям и гостям таджикской столицы свыше 14 тыс. т углекислого газа. Свою лепту вносят и цементные заводы, расположенные в городе и использующие в качестве топлива опять же уголь.
А на бишкекской ТЭЦ ежегодно сжигается около 1,5 млн т угля, при этом все население страны использует на бытовые нужды чуть более 1 млн т.
Достоверных данных по объемам выбрасываемых парниковых газов в Узбекистане нет.
Однако в постановлении президента Узбекистана Шавката Мирзиёева отмечается, что, "несмотря на принимаемые меры, энергоемкость отечественной экономики остается высокой, уровень диверсификации топливно-энергетического баланса за счет вовлечения в промышленное производство возобновляемых источников энергии не отвечает мировым тенденциям. При производстве электрической и тепловой энергии практически не используется имеющийся достаточно высокий потенциал возобновляемых источников энергии".
Глобальное потепление: готов ли Таджикистан к суровым катаклизмам
Кроме этого, данный документ предписывает "поэтапную работу по переводу предприятий по производству кирпичей, цемента, тепличных хозяйств и ряда других на альтернативные виды топлива". Так что нет никаких сомнений, Узбекистан вносит свой "посильный вклад" в общий центральноазиатский котел парниковых газов.
Несмотря на декларируемые планы по достижению углеродной нейтральности, центральноазиатские государства вряд ли смогут в обозримой перспективе отказаться от угля, уж очень велика его роль в их топливно-энергетическом балансе.
Душанбе и Худжанд - одни из самых экологичных городов ЦА и Кавказа
Использование угля не ограничивается выбросами в атмосферу. "Под раздачу" попадают и естественные водоемы, и сельскохозяйственные земли, которые изымаются из оборота за счет появления неблагоприятных техногенных рельефов, возникающих при разработке угольных бассейнов.
Факт остается фактом - "век угля" в Центральной Азии продолжается. А страдающее от всего перечисленного биологическое разнообразие - это вообще отдельная тема. Многие виды растений и животных еще не исчезли только потому, что естественный симбиоз воссоздается в заповедниках и национальных парках.

Грязный бизнес

Неиссякаемая тема - утилизация отходов, в том числе и промышленных. Меры, предпринимаемые правительствами центральноазиатских государств, пока не являются исчерпывающими для решения проблемы.
Сказываются и недостаточно проработанная правовая база, и низкий уровень полномочий профильных ведомств, и недостаточные финансирования из бюджета. На все это накладывается фактор растущего населения и развития промышленного производства.
Бомба замедленного действия: какое озеро Таджикистана угрожает 4 странам
Вот некоторые цифры, касающиеся только промышленных отходов, чтобы масштабы проблем были более понятны: в Казахстане ежегодно производится 300 млн т, Кыргызстане - 10 млн т, Туркменистане - 1 млн т, Узбекистане - 100 млн т.
По Таджикистану точных данных нет, однако, объемы накопленных промышленных отходов оцениваются в 100-150 млн тонн, как и в Кыргызстане.
Стоит отдать должное, что проблема осознается властями и по мере возможностей предпринимаются попытки ее решить, но их, к сожалению, не достаточно.
Пик Ленина будут расчищать от скоплений мусора
Как отмечают специалисты ООН, "грязную" проблему в Центральной Азии можно решить только путем внедрения новых стандартов управления отходами и разработкой "дорожных" карт на местах.
Каплей меда в бочке дегтя в реформировании "мусорной" отрасли можно считать Казахстан, внедривший расширенную ответственность производителей, создавший национального оператора, сотрудничающего с частным сектором. Будет очень хорошо, если этот положительный пример окажется заразительным.

На кону - человеческие жизни

Оценить потенциальный ущерб от разрушения экологической системы для здоровья населения центральноазиатских государств можно только весьма приблизительно.
Тем не менее Всемирная организация здравоохранения прогнозирует, что при сохранении текущих темпов экономического роста и развития медицины комплексное ухудшение экологической ситуации в период с 2030-го по 2050-й станет причиной смерти в мире дополнительно более 250 тыс. человек ежегодно. Сколько из этого числа придется на Центральную Азию, предположить сложно.
Ощутимый рост экономик в ближайшее время у республик если и будет, то навряд ли в связке с развитием "зеленых" отраслей. Так что долг природе придется возвращать, причем человеческими жизнями.
Миллиардная экология: сколько стоит хороший климат в Таджикистане
Печально, но все эти проблемы на виду, они не скрыты. При этом особой спешки размотать этот клубок пока в Центральной Азии не наблюдается.
Нынешнее состояние окружающей среды не рассматривается как приближающийся апокалипсис. Поэтому и ограничиваются громкими заявлениями, пестрящими популярными терминами "зеленой" повестки: ESG, снижение антропогенного СО2, сохранение разнообразия биологических видов и т. д.
Но пока еще теплится надежда, что когда в Центральной Азии и в мире в целом осознают необходимость преобразования общества из формата потребления в формат созидания, еще не будет поздно. Но надо торопиться, второй тайм природа с нами играть не захочет.
Лента новостей
0