Бесславные ублюдки: о своих наемниках Европа предпочитает сегодня забыть

© Sputnik / Виктор Антонюк / Перейти в фотобанкОсвобожденный Лисичанск
Освобожденный Лисичанск - Sputnik Таджикистан, 1920, 09.07.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Во Франции официально подтвердили, что в боестолкновениях в Донбассе погиб уже второй гражданин этой страны - один из нескольких тысяч иностранных наемников
На этой неделе официальный Париж подтвердил, что в боестолкновениях в Донбассе погиб уже второй французский "солдат удачи" (кавычки здесь уместны вдвойне) и внешнеполитическое ведомство Франции предпринимает усилия по репатриации его останков, пишет автор РИА Новости Елена Караева.
Обращает внимание один момент: в самом начале спецоперации о таких, как Адриен Д. мейнстримные медиа рассказывали с восторгом и пафосом, достойными лучшего применения, в деталях описывая их интенции и повествуя подробнейшим образом о резонах (высокодуховного свойства, разумеется, и пусть станет стыдно тем, кто тут же подумал о гигантских выплатах).
А спустя почти четыре с половиной месяца после начала боевых действий тон не просто изменился. Сама такая поездка глубоко, в общем, благополучных французских граждан, перестала быть кому-либо интересна. Уехал — ну и скатертью дорога!
Когда в самом начале февраля на совместной с Эммануэлем Макроном пресс-конференции российский президент отчеканил свой вопрос "Вы хотите воевать с Россией? Вы хотите, чтобы Франция воевала с Россией? Но ведь так оно и будет!", мало кто из присутствующих, включая тогдашнего (и нынешнего) хозяина Елисейского дворца смог прямо взглянуть Путину в глаза.
Потому что сколько бы континентальная и островная Европа, почти вся, как на блюдечке с голубой каемочкой, гордая своим членством в НАТО, ни хорохорилась, как бы ни выкатывала грудь колесом, как бы ни раздувала щеки, ужас этот коллективный, что на поле брани ее профессиональные солдаты могут столкнуться с, например, донбасскими добровольцами, нельзя было не почувствовать.
С одной стороны — мантра, что "ни в коем случае не", с другой — несколько тысяч наемников, которые были завербованы в так называемый интернациональный легион.
Государства, чьи паспорта у них в карманах, как и подданство, если эти солдаты удачи родились в королевствах, заняли, как обычно, донельзя лицемерную позицию. Закрыв глаза на то, что в соцсетях идет активная вербовка, они сделали вид, что происходящее их не интересует вовсе.
Песков: Москва больше никогда не будет доверять Западу
И лишь в момент, когда уроженцы тех же Британских островов оказались в плену, а затем и под трибуналом, внешнеполитические ведомства стали как-то трепыхаться. Главным образом, обсуждая — но не поведение своих граждан ("они военнослужащие, не наемники"), с моральной точки зрения весьма сомнительное, а решения юстиции.
Дескать, не трибунал это, а "настоящий произвол". Ну и взывая к положениям Женевских конвенций, которые, надо сказать, составлены так, что практически не допускают двойного толкования статуса как солдат на поле брани, так и наемников, оказавшихся в схожих обстоятельствах места и времени.
Заявления, как под запись, так и кулуарные, тех, кто объясняет, почему граждане стран — членов НАТО оказались в Донбассе, плохо — точнее, очень плохо — коррелируют, например, с обещаниями, которые дают те, кто администрирует влиятельные сетевые платформы, где в той или иной степени наемничество продвигают и наемничеством (то есть финансовыми бенефициями) соблазняют.
Британская "Таймс" сама не выдержала соблазна и выпустила крупное расследование, которое касалось феномена наемничества решивших попытать удачу на Украине.
Как и, разумеется, урвать (если выживешь) весьма увесистый финансовый куш. Называлась и сумма: две тысячи долларов. В день. В месяц — опять-таки, если выживешь, — шестьдесят тысяч. Жалованье топ-менеджера в глобальной корпорации. Ну чтобы сравнить степень убежденности в идеях защиты "прогресса и демократии" и уровень платы за страх.
"Дурдом и цирк": американский наемник раскрыл шокирующую правду о ВСУ
Тот самый, который сковал ледком французскую прессу в момент, когда Путин задавал залу прямой вопрос о готовности европейцев к войне с Россией.
Риск — дело благородное, кто бы спорил, но если аргументы в его пользу получают столь весомое финансовое подкрепление, почему бы и не рискнуть своей шкурой?
Правда, как только выяснилось, что боевые действия — они не только про деньги, вернее, совсем не про деньги, а про науку побеждать, науку терпеть, науку биться, не щадя живота своего, пыл угас.
Как только обнаружилось, что разговоры про "свободу и демократию" заканчиваются там, где начинаются кровь и смерть, причем не чья-то вообще, а твоя собственная, когда стало подгорать, но не на экране компьютера, а в окопе, немедленно стали звучать иные песни.
"Они же от чистого сердца, по велению души, и, вообще, они — добровольцы, по зову совести и чести". Конечно, за такие суммы, которые называют в связи с наймом людей для убийства русских в Донбассе, в общественное мнение коллективного Запада можно внедрить и честь, и совесть, и долг, которые имеются у наемников, но и первое, и второе, и третье качество характера неизбежно рассыплется при столкновении с реальностью.
В ней, в реальности, за свои семьи бьются — и бьются действительно насмерть, не щадя живота своего, — те, для кого и честь, и совесть, и долг, и самопожертвование, и кровь, и возможная гибель не есть приемы пиара и абстрактные манипуляции. Эти категории для русских ратников и есть их жизнь.
Романтика боя и язык батарей — для одних. Денежные выплаты — для других. Ах да, еще и причитания в эфире симпатизантов "солдат удачи" (если все у них пошло не так) о том, что наемники — практически те же дети. Поэтому к ним нужно относиться с пониманием и снисхождением.
Украинские военные бежали из Лисичанска необычным способом
Требующие индульгенции словно бы не знают, что больше тридцати лет назад Генассамблея ООН в своей резолюции 44/34 закрепила вербовку наемников как преступление.
И не просто преступление, а деяние тяжкое, умышленное, совершаемое с целью насилия.
Сегодня, конечно, все эти классные юристы (квалификацией которых, кстати, Макрон не преминул похвастаться перед Путиным во время их беседы, содержание коей недавно Париж обнародовал) пытаются объяснить, что речь идет тут не об убийствах русских за деньги, а о сражении с мировым злом (правда, зло это почему-то опять олицетворяет Россия).
Но публика, на которую представление было рассчитано, интерес к интриге потеряла, сами наемники домой возвращаются отчего-то в гробах или ждут решения своей участи в соответствии с юридической процедурой.
Кругом и всюду проигравшие, понадеявшись на крупный куш и на то, что прогулка в Донбасс будет веселой и необременительной, в итоге стали тем, кем и были с самого начала. Их фамилии боятся назвать публично, их гибель не занимает в стране решительно никого, кроме, и то — в лучшем случае — их родных и близких. И кого стесняется их же собственная страна.
Желавшие попытать удачи, убивая русских, бессовестно называвшие себя солдатами превратились в бесславных ублюдков.
Итог закономерный. До всяких вердиктов и иных юридических действий этот приговор им уже вынесла их же собственная судьба.
Лента новостей
0