00:48 19 Января 2020
Прямой эфир
  • USD9.69
  • EUR10.77
  • RUB0.16
Криминал
Получить короткую ссылку
1025 0 0

Эмиссары международных террористических организаций вербуют в России и странах СНГ не только трудовых мигрантов, выходцев из малообеспеченных семей, зачастую не умеющих читать, но и студентов, выпускников вузов

ДУШАНБЕ, 14 сен — Sputnik. Директор ФСБ Александр Бортников призывает усилить профилактическую работу в учебных заведениях. Чем джихадисты привлекают нерелигиозных молодых людей, получающих или уже получивших высшее образование, разбиралось РИА Новости.

"Выходила за бизнесмена, разводилась с исламистом"

Гульнара Раджапова поступала в магистратуру Киргизского государственного университета, когда к ней посватался Расул Курбанов (имена собеседников агентства изменены по их просьбе). Парень учился на экономиста, планировал открыть свое дело. Девушке он нравился целеустремленностью, и вскоре молодые люди поженились.

Бизнес-партнером Расула стал его близкий друг Магомед. Они решили открыть в Бишкеке магазин халяль и продавать только дозволенное по нормам ислама мясо.

"В Киргизии в халяльном бизнесе должны работать люди, пять раз в день читающие намаз и строго следующие нормам шариата. На работу в магазин начали набирать "бородачей". Я удивлялась, ведь разделывать мясо, стоять у кассы или заниматься поставками можно и без этого. Но муж уверял, что иначе конкуренты выдавят с рынка", — рассказывает Гульнара.

Постепенно ее супруг начал меняться. "Раньше Расул любил модно одеться. Но после открытия магазина отрастил длинную бороду, стал выглядеть консервативней. Объяснял, что иначе никогда не станет своим в халяльном бизнесе", — вспоминает девушка.

Мендкович: террористы зализывают раны путем вербовки молодежи

Муж допоздна задерживался на работе, все время говорил об Аллахе, а вскоре Гульнара обнаружила в квартире какие-то книги, журналы и буклеты на арабском языке.

"Некоторые из них я показала профессорам в вузе. Они подтвердили, что все это запрещенная исламистская литература. За ее распространение в Киргизии светит уголовный срок. Я пришла в ужас!" — до сих пор с тревогой в голосе говорит Гульнара.

Попытки объяснить супругу всю опасность ситуации ни к чему не привели. Расул призывал жить по шариату и выступал за создание исламского халифата. С симпатией рассказывал о боевиках ИГ* и даже начал задумываться, как попасть в Сирию.

В Красноярске пресечен канал вербовки студентов в ряды ИГ

"Я была на пятом месяце беременности, но после разговоров о халифате тут же подала на развод. Муж-исламист пугал меня больше, чем перспектива одной воспитывать ребенка".

Дальнейших встреч с ним Гульнара избегала. Но от общих знакомых узнала, что Расул жертвует деньги в различные исламские фонды. При этом алиментов от него она ни разу не получала.

"Выходила замуж за образованного и успешного бизнесмена, разводилась с закоренелым исламистом", — сокрушается девушка.

Фанаты Че Гевары

Стереотип о том, что корни терроризма и радикального исламизма кроются в бедности и невежестве, развеялись после 11 сентября 2001 года. Шахиды, направившие самолеты на башни-близнецы в США, были образованными и обеспеченными людьми.

Один из смертников — Мохаммед Атта — имел даже две "корочки": сначала окончил Каирский университет по специальности "инженер-архитектор", потом поступил в Технический университет Гамбурга. Его напарник Марван-аль-Шеххи свой диплом по авиастроению тоже получил в Германии. Учился в университете и лидер Аль-Каиды* Усама бен Ладен.

В 2010-м бомбу рядом с Таймс-сквер в Нью-Йорке пытался взорвать обладатель степени MBA американец пакистанского происхождения Файсал Шахзад. Теракты в Европе устраивали боевики, имеющие образование выше среднего. Летом прошлого года нападение на иностранных туристов в Таджикистане совершили дипломированные специалисты по международным отношениям.

Самый жестокий теракт в Шри-Ланке совершили этой весной дети местной элиты, получившие высшее образование за рубежом.

Согласно исследованию "Международный индекс терроризма", в ряды экстремистских организаций часто вступают выходцы из среднего класса, окончившие вуз.

ФСБ предотвратила теракт в Татарстане

Образованной молодежью порой движет желание подражать историческим деятелям, отмечает заместитель директора Центра исламоведения при президенте Таджикистана Рустам Азизи. По роду своей деятельности он нередко общается с теми, кто вернулся из Сирии и Ирака.

"На первых курсах вузов многие, начитавшись книг о Че Геваре и Фиделе Кастро, хотят встать на путь борьбы за социальную справедливость. Студент, который вовремя одумался и вернулся из Сирии в Таджикистан, объяснял мне, что мировой джихад — это современная версия левацкой революции. Только сегодня кумирами вместо Че и Фиделя стали бен Ладен и Аль-Багдади. Странная и страшная аналогия, но молодежь верит этим идеям", — отмечает эксперт.

Жизнь в ИГ и плен талибов: таджичка рассказала о пережитом страхе

Однако Азизи не согласен с мнением, что образованных граждан в рядах ИГ* — большинство.

"Вербуют и выпускников вузов, и тех, кто элементарно не может читать. Но если необразованные вступают в ряды ИГ* в основном из-за денег, то дипломированные исламисты — это, как правило, идейные люди. Первых террористы используют как пушечное мясо в боях. Идейных — для вербовки новых террористов", — рассуждает эксперт.

С виду хипстер, на деле — вербовщик

Еще одна тенденция, на которую обращает внимание Рустам Азизи: в СНГ последователями террористов часто становятся представители русскоязычной интеллигенции, родители которых в советское время работали на крупных предприятиях.

"Например, в Таджикистане промышленные объекты были градообразующими. После распада СССР они остановились, а сотрудники стали безработными. Сложнее всего пришлось их детям. Они учились в русскоязычных школах и вузах, чувствовали себя элитой, но стали маргиналами. Кризис идентичности многие преодолевали, обратившись к религии".

Исламовед рассказывает, что недавно в центр адаптации бывших террористов обратился русскоязычный парень из некогда промышленно развитого Нурека. Он воевал в рядах ИГ*, но в конце концов одумался и вернулся.

"Свой поступок он объяснял тем, что рядом с необразованными сверстниками чувствовал себя сверхчеловеком и хотел совершить серьезный поступок. Вирусные ролики ИГ* в интернете привлекли его, так он оказался в Сирии".
Осенью прошлого года много шума в Душанбе наделала история учителя английского языка, вербовавшего в ряды ИГ* своих учеников. Правоохранительные органы вышли на него после того, как на границе с Сирией были задержаны таджикские старшеклассники. На условиях анонимности один из них согласился рассказать, как он был завербован.

Эксперт рассказал, как уберечь мигрантов от вербовки в террористы

"В соцсетях я наткнулся на объявление, в котором молодой учитель со знанием нескольких иностранных языков предлагал частные уроки. Плата была невысокой, и я решил сходить на пробное занятие", — сообщил 17-летний юноша.

Учитель говорил вдохновенно, чем и привлекал молодых парней. "Он был одет как хипстер. Сразу находил общий язык с учениками, говорил о современной музыке. Но на занятиях вместо английского проповедовал об Аллахе. Рассказывал о людях, строящих на Ближнем Востоке исламское государство, и призывал нас помочь", — вспоминает собеседник агентства.

Вербовщиком оказался 27-летний Сафармухаммад Абдуназарзода. Он окончил престижный Таджикский иняз и действительно в совершенстве знал четыре иностранных языка.

"Сходил на фитнес, уехал в Сирию"

Эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко полагает, что после разгрома основных сил ИГ* в Сирии и Ираке остатки террористов перебазируются в Африку, Индию, Афганистан и даже Латинскую Америку. Для этих возрождающихся сетей вербовка новых идейных сторонников — основная задача.

"В Афганистане недавно раскрыли ячейки ИГ*, основными приверженцами идеологии джихада оказались студенты Кабульского университета", — рассказывает Серенко.

Эксперт рассказал, как в СНГ помешают боевикам вербовать заключенных

Иногда рассадниками экстремизма становятся студенты по обмену. Серенко вспоминает случай в Волгограде, когда египетский студент завербовал в фитнес-клубе местного жителя: "Им оказался россиянин еврейского происхождения из интеллигентной семьи. Мать и отец заведовали кафедрами в волгоградских вузах. Сам молодой человек знал несколько иностранных языков, защитил кандидатскую диссертацию и работал программистом. Но внезапно принял ислам и уехал с женой и двумя детьми в Сирию. Там он погиб".

Мотивы, побуждающие образованную молодежь вступать в ряды террористов, политолог объясняет не только идейными поисками. Не устоит умалять и значимость денег.

"Выпускники вузов подолгу ищут работу. Они остро нуждаются и чувствуют себя уязвленными. Для вербовщиков это живая мишень. Сначала безработные получают десять долларов, потом сто. Делать почти ничего не надо. Главное — поверить в идеи халифата и рассказать друзьям. Так формируется новая ячейка ИГ*", — объясняет эксперт.

Как этому противостоять, пока толком не знают ни на Западе, ни на Востоке. Во многих странах проводят профилактическую работу с учащимися. В Европе, столкнувшейся с наплывом беженцев, разъяснительные беседы ведут прямо в лагерях. В России и других странах СНГ создаются центры адаптации бывших боевиков. Однако до конца непонятно, насколько эффективны эти меры.

Террорист поневоле: как в России мигрантов вербовали в ИГ

"Костяк ИГ* уничтожен, но сама идеология стала для молодежи некой субкультурой. Сложно поверить, что в адаптационном центре бывший боевик быстро откажется от прежних убеждений. Должно пройти время, чтобы оценить, как он поведет себя в обществе после реабилитации. Но проблема комплексная, — подытоживает эксперт. — Это и будущее трудоустройство, и заработок, и, конечно, поддержка родных".

*Террористические организации, запрещенные в России.

Теги:
вербовка, терроризм, СНГ, Таджикистан



Главные темы

Орбита Sputnik