02:01 04 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD10.31
  • EUR12.09
  • RUB0.14
75-летие Победы
Получить короткую ссылку
9 мая - День Победы в Великой Отечественной войне (390)
616121

Великая Отечественная война затронула каждую семью в России и Центральной Азии. Одна из историй о ветеране, который потерял обе ноги и начал новую жизнь в Таджикистане

ДУШАНБЕ, 6 мая — Sputnik, Марина Чернышова-Мельник. Ветеран Великой Отечественной войны Александр Николаевич Секретов, попав на фронт еще совсем юным парнем, не ожидал, что судьба его будет связана не с Россией, а с Таджикистаном. 

На фронте ветеран получил ранение и стал инвалидом, а значительную часть жизни посвятил поиску солдат из Таджикистана, погибших на полях ВОВ. Более 20 лет Секретов работал в Академии наук Таджикистана и скопил огромный архив о героях войны.

Внук Секретова – Александр Гусев – живет в Тульской области, куда его дед переехал в начале девяностых. Внук ветерана Великой Отечественной предоставил Sputnik Таджикистан фронтовой дневник Александра Секретова, который тот вел во время войны, и книгу воспоминаний под названием "Исповедь солдата партии", выпущенную в 1997-м за год до смерти фронтовика.

Добровольный путь защитника Родины

Александр Николаевич Секретов родился 17 августа 1924-го в городе Минусинск Красноярского края, в семье рабочих. Когда мальчику было тринадцать, семья переехала в Тамбовскую область. Там юный Саша оканчивает школу, затем плодовый техникум и курсы комбайнеров.

"Юность моя была обычная, безмятежная, также как у многих сверстников. Мы были свидетелями подвигов Чкалова, Громова, челюскинцев, пограничника Карацупы и мечтали также, как они, покорять небо, охранять границу. Мы чувствовали себя полноправными гражданами своей великой родины и, взрослея, все глубже понимали: никто иной, а я, ты, он – все мы отвечаем за родину. И каждый из нас должен быть готов к ее защите", – вспоминает в дневнике ветеран.

Война началась для Саши неожиданно. Многие его сверстники, оставив школьные парты, встали к станку или сели за руль трактора. Те, кто постарше, ушли на фронт, навсегда простившись с юностью.

Секретов вспоминает, как в июне 1941-го он с другими комсомольцами осаждал городской военкомат. Все они боялись, что война закончится без них. Тогда ребята и представить не могли, что кошмар растянется на несколько лет. После призыва на службу Секретова поселили в казарме артиллерийского училища в Коломне.

Российские военнослужащие в Таджикистане восстановили 30 могил ветеранов

"Трудно привыкали к казарме, к солдатской жизни: почти всем из 3500 курсантов было по восемнадцать лет, а постигать азы солдатской науки пришлось ускоренным способом. Зима наступила ранняя. В шесть утра казарма поднималась стремительно, тяжело разбуженная командой дневального. Зарядку делали обязательно на воздухе и без гимнастерок, в нательных рубашках. Умывались в Москве-реке, пока она не покрылась льдом. После завтрака отправлялись за город на занятия. Утром шли бодро, а вечером, порядком уставшие, но гордые с сознанием исполненного долга".

Секретов был вначале связистом (в звании сержанта), затем помощником командира взвода полка на Западном Фронте. Затем он командовал отделением минометного полка, а в 1944-м стал помощником командира взвода на Прибалтийском фронте. Он участвовал в ожесточенных боях за города Малоярославец, Юхнов, Козельск, Жиздра и Карачев, деревню Грибовы дворы.

Александр Секретов
из личного архива Александра Гусева
Александр Секретов позирует на фоне природы Таджикистана

Трагедия, изменившая жизнь Александра Секретова

В октябре 1944-го случилась трагедия: солдат подорвался на мине, выполняя боевое задание под городом Рига на реке Западная Двина.

"Человек так создан, что до последнего дыхания он думает, мечтает и не знает, когда наступит та минута, которая повернет все вспять. И худо, если такая минута навсегда перечеркнет настоящее, похоронит самые радужные и благородные мечты. Такое пришлось испытать и мне. У завала столпились солдаты нашей роты. Впереди минное поле…", - пишет ветеран.

Опыт и терпение медиков сохранили жизнь молодому военному. Врачи провели солдату пять операций и вынуждены были ампутировать обе ноги ниже колен. Уже в госпитале, после агонии Секретов узнал от сослуживца, что советская армия взяла Ригу.

После выписки из госпиталя Секретов, как и другие изувеченные солдаты советской армии, получил военные награды за службу Отечеству. Конечно же, военная карьера была окончена. Надо было думать, как жить дальше. Лишенный возможности передвигаться, Секретов вспомнил о детском увлечении художественной литературой.

"В книжном шкафу не оказалось произведений Виктора Гюго, Вальтера Скотта, Александра Дюма, Буссинара. И я проглатывал без всякой системы, что попадалось под руку. От такого бессистемного чтения мало пользы, довольствовался тем, что как-то незаметно проходило время. Книга – искренний друг и советчик человека. Соприкасаясь с ней, приобретаешь знания, опыт. Более трезвыми глазами начинаешь понимать окружающий мир, глубже осмысливаешь происходящие события. Видимо, это и сыграло определенную роль в будущем – увлеченность социологическими проблемами, политикой… Особый интерес вызывали герои трудной судьбы. Люди, сознательно обреченные на жертвы, во имя своих светлых убеждений и идей. Ни "Овод", ни "Как закалялась сталь" не произвели такого глубокого впечатления, как роман Степняка Кравчинского "Андрей Кожухов". Передо мной вставал образ молодого человека, пережившего жизненные иллюзии, обладающего титанической силой воли, которого ни опасность, ни страдания, ни что в мире не смогло заставить уклониться на волосок от избранного пути", – делится впечатлениями Секретов.

Таджикские актеры приняли участие в поэтическом проекте ко Дню Победы - видео

И вот, 9 мая 1945-го Секретов услышал в палате голос Левитана из репродуктора: подписание акта о безоговорочной капитуляции Германии. Вся страна ликовала, ведь пришла выстраданная, долгожданная Победа. Вскоре Секретов получил телеграмму из родного поселка о том, что его мать тяжело больна: здоровье женщины подкосила новость о ранении единственного сына. Пришлось срочно ехать домой, не завершив лечение в госпитале. Возвращение сына, хоть и калеки, придало сил несчастной женщине. Она ухаживала за ним, как могла.

Но, увы, существовать вдвоем в маленькой комнате в коммунальной квартире на мизерную пенсию было невозможно. Секретов понимал, что нельзя жить в центральной части России без двух ног, особенно в холодные зимы. В 1946-м он поехал сначала в Москву, где ему провели очередную операцию и поставили протезы. Затем отправился в Центральную Азию искать отца, что давно ушел из семьи и еще до начала войны переселился в Таджикистан.

Как фронтовик обрел новое начало и карьеру в Таджикистане 

Почти неделю Секретов провел в Кулябе. Ходил по местным госучреждениям, пытаясь выяснить, где живет отец. Секретов знал лишь, что папа мог обитать в городе Кангурт, и на попутках добрался туда. В местном райисполкоме он выяснил, что дальше его путь лежит в Сари-Хосор (маленький кишлак у подножия Гиссарского хребта).

Добираться туда пришлось на лошади: местный чиновник пожалел фронтовика-инвалида и организовал ему перевозку, даже помог забраться в седло. Так фронтовик и ехал 12 километров по горным дорогам и тропинкам Таджикистана, а хозяин арендованной лошади вел ее за узду.

"Изредка окидывал я взором горы, чинары, приютившиеся над самым обрывом, думал о встрече с отцом. Что меня ждет в этом глухом, затерянном крае? Три последних года, проведенных в госпиталях и клиниках, не давали возможности задуматься о превратностях будущей жизни… Зато в этих местах издавна проживает добрый, гостеприимный, чистосердечный народ", – вспоминает Александр Николаевич.

Когда на следующий вечер после приезда Николай Васильевич решил отметить встречу с сыном, он пригласил на ужин знакомых и соседей. Разговор быстро перешел на фронтовые темы.

"Я оказался главным героем, и пришлось поделиться фронтовыми впечатлениями. Простой по натуре, не наученный горьким опытом откровенно делиться своими мыслями с первым встречным, произвел впечатление на присутствующих. Мурадов принялся подробно меня расспрашивать. Где учился, воевал. Узнав, что я член партии, был парторгом, заявил, что такие люди нужны в районе. И не откладывая в долгий ящик, по дороге домой зашел в райком партии и поделился с секретарем этой новостью", – говорит Секретов.

Так состоялось знакомство, определившее дальнейшую судьбу прошедшего войну солдата. Секретарь райкома партии Хусейнов, проникшись ситуацией и опытом Секретова пригласил на встречу и предложил ему должность помощника. Правда, фронтовик сомневался, что справится со служебными обязанностями, в которых нет опыта. Однако новый начальник его успокоил и быстро ввел в курс дела. Так началась карьера фронтовика в партийных органах.

Военные 201-й РВБ оцифровали документы времен войны на юге Таджикистана

"Райцентр, расположенный в кишлаке Шайдон, был весь в зеленом убранстве. Поле, усыпанное большими и малыми валунами, обрывалось у речки Сурхоб. В период весенних дождей вода изменяла свой уровень и с огромным шумом передвигала большие камни. Места были живописные, кругом небольшие ущелья, заросшие бурной растительностью… Для русских подходил и местный климат, схожий с европейским. Зимой выпадал снег до колен и держался длительный период. Лето жаркое, но умеренное", – таким запомнил Секретов новое место жительства.

Александр Секретов
из личного архива Александра Гусева
Александр Секретов на работе в Таджикской ССР

Его отец вскоре умер, а потом пришлось забрать в Сари-Хосор маму: ей было очень тяжело одной в Минусинске.

Так незаметно прошли четыре года в отдаленном горном краю. На глазах Секретова началось поголовное переселение крестьян в Чубекскую долину. В 1952-м он стал очевидцем депортации на Дальний Восток таджикистанцев, замеченных в связях с басмачами в период гражданской войны, чуждых советской власти.

В России в память о погибших в Великой Отечественной войне высадят деревья

"На автомашинах целыми семьями их вывозили в Орджоникидзеабад, там грузили в товарные вагоны. Сочувствия не было. Наоборот, данное решение правительства находило поддержку среди населения. Не внесла существенных изменений в мои взгляды и смерть И. В. Сталина 5 марта 1953 года. Под конец известия поддался всеобщей скорби и тоже утер глаза. Иначе было нельзя, все-таки инструктор Кулябского Обкома партии. Все время и знания отдавал работе. Когда встал вопрос о сокращении аппарата, первой назвали мою фамилию. Инвалид на костылях, как-то не гармонирует моя фигура с авторитетом высокого учреждения", – пишет Секретов.

Он устроился работать в аппарат Гиссарского райкома партии, где выполнял массу общественных поручений и занимался военно-патриотическим воспитанием молодежи. Параллельно он заочно окончил юридический факультет ТГУ им. В. И. Ленина и культурно-просветительскую школу.

Сохраняя память о героях войны – таких, каким был сам

Бывший фронтовик, помимо госслужбы, часто выступал с общественными инициативами, разрабатывал программы идеологической работы. Например, он как-то предложил провести в Таджикской ССР социологический опрос об отношении коммунистов и комсомольцев к идейному содержанию политического образования. Однако в ЦК Компартии Таджикистана это предложение забраковали, и вскоре активность Секретова стала вызывать недовольство начальства.

"Моя наивность далеко выходила за рамки здравомыслящего человека. Мне казалось, стоит лишь заострить внимание на проблемах, и ими сразу же заинтересуются партийные органы. Я не понял основного: руководство ЦК КПСС так сильно оторвалось от масс, что любая инициатива снизу никого не интересовала", – вспоминает Александр Николаевич.

В Худжанде увековечили память госпиталя времен Великой Отечественной войны

Было и счастье у ветерана: он создал семью, у него родилось шесть детей, а позже – 12 внуков. Со временем он стал депутатом поселкового совета и председателем комиссии по соблюдению социалистической законности в Гиссаре. Даже когда из-за аварии у Секретова обострились проблемы со здоровьем, местные ветераны отговорили его покидать эти должности. Очень уж уважали бывшего военного, который, несмотря на инвалидность, был полноценным членом общества. Ведь он еще и занимался научной, поисковой работой, глубоко изучал роль воинов Таджикистана в ВОВ. Но со временем Секретов понял, что знаниями и опытом перерос должность. В 1971-м о нем написал таджикский корреспондент газеты "Правда". В итоге Секретова пригласили на прием к президенту Академии наук республики. За активистом специально прислали машину в Гиссар и отвезли в Душанбе. Президент академии предложил фронтовику профессионально заняться историей в его учреждении.

Александр Секретов
из личного архива Александра Гусева
Александр Секретов после переезда в Таджикистан

Так Секретов стал научным сотрудником Академии наук Таджикистана. Там он занимался краеведением, собирал информацию о солдатах, без вести пропавших на фронтах войны, трудился в архиве Министерства обороны СССР. В итоге ученый за 20 лет собрал крупнейший архив в Таджикистане. Он издал более 10 книг и опубликовал десятки научных работ по теме военной истории.

"Фронтовая жизнь богато насыщена яркими фактами, событиями, взаимоотношениями между людьми разных рангов, возрастов и мировоззрения. Не поняв их, не удастся глубоко разобраться и проникнуть в сущность солдат. Беседуя с ветеранами, я не коллекционировал ужасы войны, но и не облегчал их страданий и переживаний, выпавших на долю каждого из нас. У одних больше, у других меньше. Тяжелое оставалось тяжелым, кровавое – кровавым. И дух отчаяния не проник на страницы моих статей и книг. Я не только видел и слышал народ на войне, не только обдумывал трагедию, которая коснулась миллионов. Не только кланялся пулям, брел сутками по раскисшим дорогам, но и свято верил в мужество советских солдат, в нашу победу… В результате беспрерывного поиска сокровенного смысла каждой жизни, мне удалось прийти к множеству психологических открытий: люди исповедовались, не только в том, когда, почему и как, они преодолевали страх смерти и стали героями, но и когда, почему и как, они любили или ревновали в мирной жизни, как жили в детстве и как чтили мать и отца", – вспоминает Секретов.

На острие войны: в Сети появился фильм о погибшем в ВОВ казахстанском солдате

Ученого благодарили за исследовательскую работу, за то, что он охранял память о Великой Отечественной. Писали ветераны войны и студенты, родственники погибших воинов и юные следопыты, учителя и фронтовые друзья со всего Союза.

"Мне сержанту-связисту пришлось немало повидать на войне. А если память о войне, о победе неистребимой зарубкой отмечена в сердце, то все ли мы сделали для того, чтобы в каждом доме, в каждом колхозе и заводском предприятии знали и вечно чтили имена живых и мертвых? И в этом я вижу свой долг перед Родиной, перед павшими солдатами. Поиски превратились в страстную увлеченность. Заканчивая одно, я уже думал о другом", - пишет ветеран.

Александр Секретов
из личного архива Александра Гусева
Александр Секретов во время работы в Академии наук Таджикистана

Возвращение на Родину и мысли под занавес жизни

В Таджикистане Секретов хорошо изучил историю республики, местные традиции и обычаи, приобрел друзей, вырастил детей.

"В каждый семейный или общественный праздник собирались дети, сваты и свахи. Это было радостное событие в нашей семье. В благоустроенной пятикомнатной квартире всем хватало места. Вокруг сервированного стола сновали внуки и внучки. Возвышенные тосты сопровождались доверительными беседами, шутками. Сколько тепла и семейного счастья в таких встречах. Было, что вспомнить, чем поделиться с близкими. Расходились поздним вечером. Гостей провожали всем домом. Еще долго на улице слышались возгласы: заходите, не забывайте наш дом!", – пишет Александр Николаевич в книге.

Так бы и жил ветеран в Таджикистане дальше с семьей, но из-за Гражданской войны пришлось уехать.

"Жалко было покидать этот солнечный край, в прошлом гостеприимный народ, с которым связаны все послевоенные годы. Здесь родина моих детей. Здесь они выросли, получили образование, обзавелись семьями. Теперь их пути-дороги разошлись по всему бывшему Союзу. Две дочери с семьями нашли пристанище в Тульской области, третья в Белоруссии, старший сын в Германии. Перед отъездом в аэропорту, навзрыд рыдая, он прижал меня к своей груди. Через слезы повторял: "Прости отец, прости!". Его мучила совесть, что в такое беспокойное время он оставляет одного, беспомощного больного, старого отца, инвалида войны. Я отвечал: "Поезжай, не беспокойся за нас, как-нибудь проживем с матерью. Главное, мы уверены, что хоть твоя семья будет в безопасности. А в России мои корни, оттуда я ушел на фронт, туда и вернусь"", – вспоминает фронтовик.

В 1993-м ветеран вместе с женой уехал в город Узловая Тульской области и провел там последние годы.

Таджикский ветеран Великой Отечественный войны написал книгу к 75-летию Победы

На вновь обретенной родине ученый продолжил издавать книги и писать статьи о Великой отечественной войне.

Напоследок хочется привести самые интересные мысли, которыми ветеран заканчивает книгу: "Никто не знает, какие кому выпадут в жизни испытания. Но можно рассчитать главное направление своего жизненного пути, чтобы был этот путь прямым и честным. <...> Нужно только верить, что за гранью человеческих возможностей всегда остается запас еще чего-то. <...> Будущее снова открыто, и мы, как прежде в начале пути. Но в какую бы сторону – влево или вправо – не пошли, память о прошлом необратима, и мы должны чтить и помнить о людях и подвигах, порой не видимых, но оставивших отпечаток на целом народе. И это должно нас сделать мудрее, ответственнее, милосерднее".

Темы:
9 мая - День Победы в Великой Отечественной войне (390)
Теги:
Великая Отечественная Война (1941-1945), Россия, Таджикистан



Главные темы

Орбита Sputnik