"Умереть" и дойти до Берлина: удивительная история фронтовика Олега Соболева

В обычном доме Душанбе живет необычный человек. Ветеран, чья биография удивительна даже по меркам стремительного и страшного военного времени. Он защищал Ленинград, "погиб" в Эстонии, прошел всю войну и навсегда связал свою судьбу с Таджикистаном
ДУШАНБЕ, 9 мая – Sputnik. К началу войны 17-летний Олег Соболев был прилежным советским школьником: хорошие отметки, внеклассная активность, занятия спортом – как-никак рекордсмен Ленинграда по прыжкам в длину. Впереди - училище либо институт.
Все изменилось 22 июня 1941 года.
"О войне мы узнали, вернувшись с прогулки, – нас было шестеро. У моего друга, Левы Бушуева, был пес, белый пушистый шпиц Гастон, который извалялся в канаве и долго от нас бегал. Я потом часто думал, вспоминая тот день: не судьба ли это Левы убегала? Сам ведь он был убит в первом бою", - рассказывает ветеран.

Обмануть смерть

Бой этот состоялся 23 сентября 1941, когда юноша добровольцем нес патрульную службу в составе истребительного батальона НКВД. Ночью ополчение подняли, приказали держать оборону на участке близ Петергофа и ждать до прихода подкрепления.
По словам Соболева, когда их приближение заметили немцы, то даже не сразу открыли огонь, решив, что одетые в гражданское люди со старыми винтовками идут сдаваться:
Лечили, снабжали и одевали: каким был вклад Таджикистана в Победу - YouTube - Sputnik Таджикистан
Лечили, снабжали и одевали: каким был вклад Таджикистана в Победу
"Началась стрельба, мы заняли окоп с деревянным навесом. Он нас и спас – когда немцы открыли огонь из минометов, мина, по счастью, отскочила от досок. А пролети на 20 сантиметров дальше - прямиком в наше укрытие, - вся моя военная служба на этом была бы закончена".
К вечеру следующего дня пришло подкрепление из Ленинграда, и ополчение на время отпустили по домам. Проведя сутки дома, Соболев вернулся в батальон, а на вопрос обеспокоенной матери: "Когда тебя снова отпустят?" - легкомысленно ответил: "Завтра". Это завтра наступило лишь в 1945-м, в Латвии, куда немцы отправили родителей Дмитрия в качестве рабочей силы.
А впереди молодого бойца ждали самые страшные месяцы зимы 1941/1942: голод и дистрофия. В итоге свое 18-летие Олег встретил в батальоне для выздоравливающих, откуда после короткого обучения был направлен в 50-ю бригаду морской пехоты, где стал минометчиком.
Как-то прочитав в газете о таджике-снайпере Тешабое Одилове, в одиночку уничтожившем более 100 человек, сослуживцы Соболева решили последовать примеру стрелка на передовой и стали ходить с минометом на истребление.
Эхо войны: как волонтеры Таджикистана ищут останки погибших солдат ВОВ
"Наводчик залезал на елку, выбирал ориентир, а дальше я успевал забросить 8 мин, прежде чем немцы начинали ответный огонь. Всего на нашем счету было двадцать удачных попаданий", - уточняет фронтовик.
В январе 1944 советские войска сняли блокаду Ленинграда, и Олега Соболева перевели на 3-й Белорусский фронт, освобождавший Прибалтику.
Вот тут молодого бойца и "убило".
"Был очень трудный бой в Эстонии. Я занял окоп, но понял, что в нем находиться опасно, и отполз на десяток метров. А на мое место зачем-то прыгнул другой солдат. Печально - его буквально в ту же секунду разорвало миной. Естественно, командование подумало, что это я и погиб".
Соболев до сих пор помнит, где он "похоронен" - деревня Кадока, ряд второй, место 28. Так было указано в похоронке, которую ему после войны показала мать, поседевшая за одну ночь.
"Мама, - говорит он, - отказывалась верить и снова запросила подтверждение о моей смерти. К ее радости, в ответ пришел адрес моего нового назначения".

Из офицера в журналисты

Потом был 1-й Украинский фронт, служба радистом в штабе и вручение медали "За отвагу" - он обнаружил приближение вражеского десанта и лично принял участие в городских боях. Девятое мая сержант Соболев встретил в предместье Праги.
"После нескольких лет службы в Германии я долго не мог найти работу. Ну чему удивляться - девять классов образования, стрелять могу, а больше-то ничего толком и не умею", - так описывает ветеран свое возвращение к мирной жизни.
К счастью, один знакомый попросил его написать заметку в газету. Заметка вышла удачной, и заплатили за нее хорошо - аж 50 рублей, большие деньги для начинающего автора.
Перед Соболевым уже маячила перспектива поступить в Центральную комсомольскую школу на отделение журналистики в Москве, но в разгаре была холодная война, и вместо студбилета он получил офицерские погоны и был отправлен служить в Сталинабад.
Лебединая песнь Гэри Пауэрса, или Американский шпион в небесах Таджикистана
Спустя два года молодого офицера комиссовали, а журналистский опыт помог ему устроиться в "Таджикистон сурх" (Красный Таджикистан) – главный печатный орган ТаджССР. Потом в 1959-м перешел на работу в Таджикское телеграфное агентство, где проработал до 2012 года, когда его уже переименовали в "Ховар".
Как журналист Соколов оказался очень востребован. И однажды к нему за помощью обратился никто иной, как глава Института востоковедения РАН, икона таджикской советской науки – академик Бободжан Гафуров.
"Как-то Мухамед Сайфитдинович (Асимов), глава нашей Академии наук, попросил зайти к нему. Там я увидел незнакомого человека, и мне говорят: "знакомьтесь – Бободжан Гафуров". Он предложил написать о достижениях ученых республики. Тема была для меня, конечно, незнакомая, но разве Гафурову откажешь", - вспоминает Олег Соколов.
Потом был распад СССР, кровопролитная гражданская война в Таджикистане, где Соболева вновь чуть не убило пулеметной очередью, и возвращение страны к мирной жизни.
В Душанбе поздравили последнего в Таджикистане защитника Ленинграда - Sputnik Таджикистан
В Душанбе поздравили последнего в Таджикистане защитника Ленинграда - видео
Республика, куда молодой офицер приехал в 50-х, сильно изменилась. Из советской социалистической он стала национальной независимой. Но ветеран любит ее не меньше прежнего, а его супруга Валентина жалуется, мол Олег Дмитриевич ни в какую не хочет уезжать из Таджикистана в Россию, к детям.
Уже много лет фронтовик, увы, живет в полной слепоте, а его ближайшим помощником и секретарем стала остается жена. Но несмотря на потерю зрения, Олег Соболев в свои 96 лет абсолютно не утратил трезвости ума: без запинки по памяти читает собственные стихи и точно пересказывает события прошлых лет.
Но главное – его воспоминания о боях. В них нет героического пафоса людей, пишущих о войнах, на которых никогда не бывали, но они детальны и точны настолько, будто нас не разделяют 75 лет со дня Победы, и сержант Олег Соболев словно только вчера вернулся из боя.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский