Спец в неволе: как Россия потеряла уникального мигранта из Таджикистана

© Sputnik / Григорий Сысоев / Перейти в фотобанкОткрытие приюта для животных в Подмосковье
Открытие приюта для животных в Подмосковье - Sputnik Таджикистан, 1920, 12.02.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Ловец бездомных животных – уникальная профессия, которой не научат в вузе и в интернете. А в России фактически ее основателем стал мигрант из Таджикистана
ДУШАНБЕ, 12 фев — Sputnik, Марина Чернышова-Мельник. Акбар Хушназаров когда-то приехал в Россию из таджикского села ради временного заработка. Но вскоре жизнь подарила ему работу мечты – тяжелую, опасную, но очень важную для общества.
Акбар с нуля создал команду, помогающую бездомным животным, и выстроил систему работы гуманного отлова в Московской области. Все коллеги отзываются о нем как о ценном сотруднике, профессионале и честном человеке, которого очень любят собаки.
Вот уже 10 лет таджик работает в благотворительном фонде, но в августе 2021 года столкнулся с проблемой. С тех пор фонд пытается помочь Акбару легально вернуться в Россию.

Детство, отравленное гражданской войной

Акбар Хушназаров родился в 1986 году в селе Мехнат-Рохат Хатлонской области. У него три брата и две сестры. В советское время глава семейства занимался торговлей, а мама работала в детском садике.
"Мы никогда не голодали, но и излишеств у нас не было", – вспоминал Акбар.
В 1992 году, когда он только начал ходить в школу, в республике вспыхнула гражданская война.
Во время сильной стрельбы семье Хушназаровых несколько раз приходилось бежать к узбекской границе, ночевать в палатках. Дети собирали оружейные гильзы и играли с ними, ибо других игрушек в округе не было. Так прошло все ранее детство Акбара.
Девушка с Памира на другом конце мира
В таджикских семьях принято - едва старший сын может работать, он должен помогать семье. Поэтому Акбар как старший уже с 11 лет старался подрабатывать: вручную собирал хлопок и кирпичи, продавал их.
"Школы в военное и послевоенное время часто стояли закрытыми, поэтому мы были предоставлены сами себе. Я хотел стать юристом, но для поступления в институт нужны были деньги, их у нашей семьи не было. Мой дядя работал в Калуге на рынке и позвал к себе, как только мне исполнилось 18 лет. Думал, что я заработаю в России деньги на учебу и вернусь домой. Но вышло иначе", – рассказал молодой человек.

Как обман помог найти призвание

В Калуге Хушназаров проработал около 1,5 года, затем вернулся домой. Но в институт так и не поступил – деньги, которые он зарабатывал в России, шли на помощь семье.
Отец в это время остался без работы, и все обязанности по содержанию многодетной семьи легли на старшего сына. Тот период в Калуге был очень сложный для Акбара: русский язык он практически не знал, зарплаты маленькие, приходилось на всем экономить, даже на еде.
На родине несостоявшийся студент прожил довольно долго – около двух лет. Потом пришлось опять ехать на заработки: братья и сестра учились в школе, им нужны были деньги на одежду и учебники, а родители не могли работать.
"Через знакомых я устроился на завод по производству фасадного кирпича, но там меня обманули – сразу забрали паспорт и вынудили проработать 8 месяцев бесплатно. Начальник все время говорил, что с нами рассчитаются, как только начнутся продажи. В итоге за 8 месяцев отдали 11 тысяч, вычли расходы на питание и проживание. Я забрал документы и сразу ушёл оттуда", – рассказал Хушназаров.
Нурек на холсте: история русской художницы, нашедшей вдохновение в Таджикистане
После такого опыта он решил искать работу через родственников, боялся, что снова обманут. Отправился в Зеленоград к дяде, который работал в частном приюте для животных и жил прямо там в бытовке. Акбар был рад новой атмосфере, потому что с детства любил животных.
"Как-то раз в гости приехал друг папы, с которым они вместе служили в армии, и привез в подарок щенка кавказской овчарки. Я его назвал Борзиком и очень полюбил. Борзик меня охранял, когда я ходил в горы пасти коров, всегда был рядом. В благодарность я каждый день на рынках просил самые вкусные косточки для собаки. Борзик был настоящим другом и приносил счастье 10 лет, до самой смерти", – вспоминает Акбар.
Сначала парень просто помогал в приюте бесплатно, а потом дядя решил уехать домой, и Акбара взяли в качестве рабочего на его место. Он ухаживал за животными, кормил их и убирал, а вечером ходил еще подрабатывать в рыбный цех, потому что зарплата была маленькая. Приют был в очень плохом состоянии, животных кормили теми продуктами, которые получалось дешево выпросить у магазинов.
Добро с доставкой на дом: как COVID-19 изменил таджикскую благотворительность
До 2011 года наш герой работал в приюте один. Кроме основных обязанностей, он сам лечил животных, если что-то ломалось – сам ремонтировал.
"Ночью тоже приходилось следить за пушистыми друзьями. В приюте тогда было около 100 собак и кошки. Не все они добрые: к некоторым нужно было найти подход. Волонтеры редко приходили. Но как-то, весной 2011 года, к нам в гости пришла Вера Митина. По-моему, это было 8 марта – символичный день", - поделился таджикистанец.
Сейчас Вера Митина - президент крупнейшего благотворительного фонда "НИКА", а тогда была обычным волонтером.
"Я думал - походит немного, как и другие, и перестанет. Но девушка помогала убирать за животными, привозила корма, начала возить собак в клиники и по очереди стерилизовать. В какой-то момент бывшая хозяйка приюта перестала участвовать в нашей жизни. Животные плодились, никто их не стерилизовал и не вакцинировал. Зарплату тоже перестали платить. Тогда Вера предложила мне работать в своем фонде. Так я попал в место, ставшее вторым домом", – рассказал Акбар.

Уникальный специалист: как создать профессию с нуля

В фонде "НИКА" Акбар сначала был обычным рабочим: ухаживал за животными приюта, в том числе за инвалидами – с переломами позвоночников, у которых не двигаются задние лапки.
За ними нужно ухаживать, как за маленькими детьми, - мыть, менять подгузники, помогать в прогулке на специальных колясках. Параллельно молодой человек обучал волонтеров, набирал отдельные команды помощи кошкам и собакам (у каждого вида все-таки своя специфика).
В 2017 году в фонд пришли волонтеры и предложили заниматься отловом бездомных животных на территории Химок.
"Они хотели реализовать государственную программу "отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск", направленную на гуманное сокращение таких животных. Поэтому они искали людей, которые могли бы стать ловцами. Я посоветовала Акбара, ибо он самый ответственный наш сотрудник, и я знала, что он никогда не обидит животных", – рассказала президент фонда "НИКА" Вера Митина.
Побеждая смерть: как таджикский врач спасает жизни в Москве
Около года волонтеры обучали Акбара искусству отлова бездомных животных, в основном собак. Суть гуманного отлова – в том, что животное ловят и сажают на карантин, обследуют. Убедившись, что здоровье в норме, собаку стерилизуют или кастрируют, а затем вакцинируют.
Далее ее возвращают в прежнюю среду обитания. Предварительно волонтеры надевают на ухо животному бирочку – доказательство того, что оно на учете и не опасно. Так волонтеры искусственно состаривают стаю: собаки и кошки больше не плодятся.
Тем временем фонд "НИКА" строил второй приют – сейчас это "Центр массовой стерилизации животных "Мокрый нос" в Московской области.
Вскоре сотрудники познакомились с артисткой и общественным деятелем Илоной Броневицкой, которая вдохновила их тоже заниматься отловом. Вера предложила Акбару вернуться.
Россия стала вторым домом: успешная история семьи таджикских мигрантов
В итоге он продолжил работать в отлове, просто в старом коллективе. Сначала был ловцом, а потом начал расширять команду. Он находил рабочих, учил их профессиональной ловле, приглашал ветеринаров и водителей. Теперь Акбар стал координировать работу своих коллег, помогать искать животных, закупать все необходимое для их лечения, общаться с врачами.
Кажется, что работа с животными – это работа мечты. Но на самом деле она очень сложная, потому что это живые существа, и на ловце лежит огромная ответственность за тысячи из них.
Нужно понимать, как они передвигаются в естественной среде, как найти заснувшее животное в любой местности, правильно подобрать дозу наркоза, исходя из примерного веса. Еще важно уметь оказывать первую помощь, если собака ранена, подходить и ловить тех, которые боятся людей.
"Мы ловим животных по заявкам жителей и волонтеров. Иногда это происходит в городе, деревне, а иногда приходится работать в лесу. Ты становишься немного ветеринаром, немного кинологом, только этому нигде не учат", – рассказал Хушназаров.
Сейчас фонд "НИКА" работает по программе отлова и стерилизации в 11 административных округах Московской области. Более 3000 животных в год отлавливают бригады, которые подготовил и обучил простой человек из Таджикистана.
Фонд лечит больных животных, ведь попадаются даже особи с огнестрельными ранениями. Часть добрых собак и щенков стараются пристроить, так как на улице им очень сложно выжить.
Вера Митина много раз убеждалась, как Акбар любит животных и сострадает им.
"Когда мы только начинали, я ездила вместе с ним на отлов. Важно было переломить общественное мнение, ибо некоторые люди думали, что отловщики забирают собак на убой. Помню случай, как Акбар привез собаку в парк, в котором нашел ее, и собрался уезжать. Но пес что есть силы помчался за машиной, потому что уже привык к Акбару. Он не выдержал, остановился и взял собаку с собой. Привез ее обратно в приют и сделал все возможное, чтобы пристроить. Ему реально жалко бездомных животных. Для него они – не просто работа", – говорит Вера.
Хушназаров признался, что старается не привязываться к собакам, ибо знает, что потом должен их выпустить. Фонд не может оставить всех в приюте – ведь нет ресурсов, чтобы всех содержать достойно. Но разве собаки-инвалиды оставят равнодушными?
"Какое-то время у меня жил щенок породы джек-рассел по имени Багги и котенок с кривыми передними лапками по имени Фьёрд. Они были настоящими друзьями и играли друг с другом. К счастью, они обрели достойных хозяев", – рассказал Акбар.

Ценный сотрудник, которого очень ждут в России

Летом 2021 года случилась неприятная ситуация. Акбар впервые за 3 года улетел отдохнуть на родину, а при возвращении в Москву – прямо на границе – узнал, что ему поставили запрет на въезд в Россию на три года.
Основание – два штрафа от ГИБДД в 2019 году. Дело в том, что по своей работе Акбар часто ездит на машине.
"Сейчас я уже не вспомню, за что именно были штрафы более двух лет назад. Если не ошибаюсь, один за превышение скорости и один за непристёгнутый ремень безопасности. Штрафы на общую сумму в 1000 рублей, и я сразу оплатил каждый", – рассказывает таджик.
Но закон в этом плане суров: даже если штрафы оплачены, административное нарушение остается в биографии как факт. Статья 26 Федерального закона "О порядке выезда из РФ и въезда в РФ" гласит: иностранному гражданину могут запретить въезд в Российскую Федерацию, если в течение 3 лет его неоднократно (два и более раза) привлекали к административной ответственности на территории Российской Федерации. И вот, в начале августа 2021 года это произошло с Акбаром.
Создает свою реальность: чем прославился самый молодой программист Таджикистана
Молодой человек все же не теряет надежду вернуться в страну, давно ставшую вторым домом. В этом его поддерживают коллеги. Президент фонда "НИКА" уточнила, что большая часть рабочего времени Акбара проходила в машине: он постоянно колесил по Московской области в поисках бездомных животных.
"Он все время за рулем, и те два штрафа – исключения из практики. Он не является хронически плохим водителем", – считает Митина.
Она добавила, что этот случай мотивировал ее команду вместе с другими общественными деятелями вынести на рассмотрение законопроект, чтобы пересмотреть правила о последствиях мелких штрафов ГИБДД и добиться больше исключений.
"Наша инициативная группа предлагает, например, ввести более высокие штрафы как альтернативу запрету. Так государство получит налоги, это пойдет на пользу бюджету", – говорит руководитель фонда.
Уже почти полгода Акбар находится в Таджикистане. С одной стороны, он на родине среди близких, но это не делает его полностью счастливым. Молодой человек не может жить без фонда, давно ставшего родным, без помощи несчастным животным.
В тоске по родине: таджикский мигрант нашел свое призвание в поэзии
Хоть он и не присутствует в Зеленограде лично и, соответственно, его работа не полноценна, тесная связь с коллегами остается. Наш герой старается координировать работу отловных бригад по телефону, подбирать сотрудников для фонда и приютов.
"Очень сложно это делать на расстоянии. Хочется верить, что ситуация разрешится и я смогу вернуться раньше срока, который мне назначили", – говорит Акбар.
Запрет от миграционной службы стоит до 5 октября 2022 года. Это три года с даты последнего административного нарушения. С одной стороны, есть вариант подождать. Но Хушназаров – очень ценный и уникальный сотрудник для фонда "НИКА". Самой профессии ловца попросту не существует.
"Акбар освоил ее благодаря опыту и с трудом находил новых людей. Это очень грязная и опасная работа с нестабильным графиком. Вызовы бывают в любое время суток, и отловщик должен срочно ехать порой на дальние расстояния. Он должен еще уметь расположить к себе животное, поймать, чтобы не причинить вреда. Сколько мы не искали таких рабочих среди русских – они не хотят. Согласны лишь приезжие из Центральной Азии, которых Акбар мотивировал, обучал. Минимум 2-3 месяца уходило на одну только подготовку ловца, прежде чем взять его в команду. Поэтому и велика ценность Акбара как сотрудника. Сейчас у нас только два ловца собак. Если они по какой-то причине уйдут, то я не представляю, что делать. Вся работа по цивилизованному отлову бездомных собак в Подмосковье встанет", – делится переживаниями Вера Митина.
Формальных оснований изменить решение миграционной службы у Хушназарова нет: снять запрет можно, если бы, например, его жена и дети жили в России, если бы он очно учился в российском государственном вузе. Закон предусматривает и другие основания, но не работу.
МОСТ, соединяющий людей: на что способна таджикская молодежь
Поэтому остается лишь надежда на амнистию и индивидуальный подход к истории Акбара. По словам Митиной, он изначально официально трудоустроен в фонде "НИКА". Уже несколько лет работает на одном месте, руководство платит за него налоги и страховые взносы. У мигранта масса грамот от администраций районов Московской области, с которыми сотрудничает фонд – благодарности за содействие в работе с бездомными животными на территории данных районов.
"Акбар участвует в государственной программе, то есть помогает России решать проблему бездомных животных. Эффективность этой программы зависит как раз от людей, ее реализующих: врачей, ловцов и в том числе руководителя отловной бригады. Я не жалею ресурсов, которые мы потратили на юридическую помощь для Акбара, потому что этот человек – простой таджикский парень – достоин поддержки в такой печальной ситуации. Он ценный член команды и просто хороший человек. Мы очень ждем его возвращения", – говорит Вера.
По признанию Акбара, он очень скучает по любимой работе, по животным и всем коллегам, даже по бессонным ночам и дальним поездкам.
"Несмотря на то, что Россия – сложная страна со всеми правилами и отношением к мигрантам, я все равно ее полюбил. Ведь там я нашел место и людей, с которыми чувствую себя как дома. Первое, что я сделаю по возвращении в Россию, – поеду в приют, где меня ждет любимая собака Сандро. Надеюсь, что дождется, ведь ей больше 12 лет", – заключает Акбар.
Лента новостей
0