Деньги из "воздуха": на чем реально зарабатывают операторы Таджикистана

© Sputnik / Павел Бедняков / Перейти в фотобанкДевушка на одной из улиц в Бохтаре, архивное фото
Девушка на одной из улиц в Бохтаре, архивное фото - Sputnik Таджикистан, 1920, 11.04.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
"Оптовые пакеты", "принцип средних чисел", телевышки в горах и другие особенности мобильного рынка страны, влияющие на то, во сколько обходятся пользователям минуты и мегабайты в сети
ДУШАНБЕ, 11 апр — Sputnik. Мобильная связь настолько прочно вошла в нашу жизнь, что воспринимается почти как ежедневная необходимость вроде еды или воды. И при любом повышении цен поневоле возникает вопрос: почему она столько стоит? Месяц качественной связи обходится в среднем как два кило говядины или целый мешок риса, но как операторы устанавливают цены и главное - за что?
Sputnik Таджикистан узнал у крупнейших операторов в стране, из чего формируется стандартный тариф и какие расходы несут сами компании. Давайте разбираться вместе.

Сперва расходы

Понятно, что основная цель любой телекоммуникационной компании - заработать, бизнес есть бизнес. Но делать его можно лишь в том случае, если услуги устраивают абонентов по цене и качеству, иначе ими никто не будет пользоваться.
Для простоты понимания связь можно сравнить с хлебом или, например, с яблоками: нужно сначала вырастить и собрать урожай, уберечь его от непогоды и жучков-вредителей, потом доставить в магазин или на рынок. Таким же образом формируются и тарифы на связь. Как и пшеницу, ее нужно "вырастить", чтобы потом испечь хлеб.
В итоге, цена услуг связи складывается из первоначальных расходов оператора на установку инфраструктуры. Деньги идут на покупку и установку оборудования, прокладку волоконно-оптических линий связи (ВОЛС), обслуживание сетей и ремонтные работы, аренду каналов передачи трафика, разработку необходимого ПО. Ну не говоря уже о налогах, покупке лицензий, содержании офисов, транспорте и ГСМ, зарплате сотрудников.
Но обо всем по порядку. Для налаживания услуг мобильной связи и интернета, операторам требуются: коммутаторы, базовые станции, оптоволоконные линии для передачи трафика, биллинговые системы для корректной тарификации услуг, центры управления сетью, чтобы быстрее обнаруживать возможные сбои.
В Службе связи рассказали, почему в Таджикистане "сдает" интернет
Кроме того, закон обязывает операторов устанавливать только лицензионное ПО - тоже удовольствие не из дешевых. Плюс зарплаты IT-специалистам, одни из самых высоких на рынке труда.
Больше всего операторы в Таджикистане тратят на развитие инфраструктуры. Точные цифры представляют собой коммерческую тайну, но примерные суммы измеряются в сотнях миллионов сомони. Стоит учитывать, что значительная часть этого оборудования располагается в труднодоступной местности и требует постоянной поддержки.
При таком раскладе развиваться непросто, но необходимо. В противном случае без модернизации инфраструктуры клиенты останутся без новых услуг, а технологические возможности сети перестанут успевать за непрерывным ростом трафика.
В итоге - потеря доли рынка, уход абонентов к конкурентам и снижение доходов.
Так что клиентам тоже выгодны затраты операторов на улучшение сетей и окупаемость бизнеса. Ведь львиная доля прибыли традиционно уходит как раз на запуск новых технологий. Но поскольку слишком высокие цены все же могут отпугнуть, телеком-компании стремятся удерживать и даже снижать себестоимость услуг.

Как "толстеют" пакеты

"Ничего себе - снижать! Я год назад платил за тариф 90 сомони, а теперь - 120. Грабеж средь бела дня!" - возмутится клиент, в котором многие узнают своих друзей или самих себя.
Возмущение справедливое (а кому нравится хоть какое-то повышение цен?), но для начала стоит вспомнить, во-первых, историю мобильной связи. А во-вторых, наполнение нынешних тарифов.
"Мобилы" появились в Таджикистане во второй половине 1990-х. Тогда минута звонка, например, в РФ или Узбекистан стоила порядка 2 долларов. Звонок внутри страны - где-то 0,5 доллара за минуту. А цена полного контракта с подключением к сети, авансами и залогами (было и такое!) составляла 3500-5000 долларов.
Рустам Эмомали раскритиковал качество сотовой связи в Душанбе
То есть сейчас при подобных условиях абонент заплатил бы только за возможность пользоваться голосовой связью порядка 40 000 сомони. Настроить переадресацию вызовов? Это порядка 10-15 долларов в месяц. Получать детализацию? Еще плюс 15 долларов. В общем, даже без дополнительных услуг и при самой маленькой абонентской плате в 100 долларов мобильная связь была услугой для избранных, настоящий атрибут роскоши и статуса, а операторы даже знали большинство своих клиента в лицо.
Но с развитием телеком-рынка цены закономерно стали снижаться и мобильники перестали быть символом "элитарности" - раз теперь они есть даже у школьников. Сейчас самые дорогие тарифы в Таджикистане стоят около 300 сомони - примерно полчаса разговоров в 1990-е. И, судя по наполнению, цены это "оптовые".
Случайным образом выберем стандартный тариф у любого из флагманов рынка. В него непременно входят минуты голосовых вызовов, SMS и довольно большой интернет-трафик - всего несколько лет назад за мегабайты нужно было платить отдельно.
Последние три года почти у всех компаний в пакете услуг идут безлимитные соцсети и мессенджеры, что тоже снижает затраты на международные звонки. И чем больше стоит тариф, тем больше объем доступных услуг и список интернет-ресурсов, которыми можно пользоваться без дополнительных плат.
Потребители к такому быстро привыкают - все чаще выкладывают фото в соцсети, смотрят YouTube, стримят в TikTok, - что заставляет операторов увеличивать наполнение пакетов. И если тариф подорожал на 10 сомони, но за 3 года при этом изрядно "пополнел" - получается, что каждая минута и каждый мегабайт стали дешевле. И все-таки: из чего складывается их цена?
Для каждой услуги существует своя методика определения себестоимости. В голосовой связи учитываются межсетевые соединения - то есть взаиморасчеты с другими операторами, в том числе зарубежными, а также аренда базовых станций и площадок для оборудования, техническая поддержка биллинговых систем.
На цену интернета, кроме всего прочего, влияют стоимость аренды каналов передачи данных и доступа к отдельным контент-порталам. Учитываются и средние цены по стране. Как раз тот случай, когда конкуренция среди мобильных операторов выгодна потребителям: чтобы привлечь абонентов, они предлагают цены не выше, а часто даже чуть ниже, чем у коллег по рынку. В том числе поэтому мы давным-давно платим за связь не в долларах.

Дирам сомони бережет

У внимательного читателя мог возникнуть вопрос: стоп, а за счет чего же тогда операторы остаются в плюсе при снижении цен и многочисленных расходах? Где-то корпорации хитрят.
Хитрости нет, есть охваты - компания берет числом клиентов. Если мегабайт интернет-трафика обходится оператору, скажем, в 5 дирамов, а цена на него устанавливается в 6 дирамов, при сотнях тысяч и миллионах абонентов "лишний дирам" дает достаточно большую сумму, что и позволяет сохранять высокий уровень инвестиций в развитие сети. А некоторые дополнительные сервисы остаются бесплатными для абонентов. Однако сами операторы продолжают за них платить.
Безлимитные для абонентов мессенджеры все равно "съедают" трафик. Причем с большим аппетитом: если некоторые заходят в Telegram или WhatsApp несколько раз в день, то "уверенные пользователи" сидят в мессенджерах едва ли не круглосуточно. Трафик получается внушительным, операторам нужно его передавать - операционные расходы налицо.
Что чаще всего устанавливают таджики: топ-5 мобильных приложений
Проверка баланса с помощью USSD-запроса тоже ничего не стоит абонентам - а операторы платят как минимум за лицензии, чтобы предоставлять эту услугу. Переадресация вызовов, личный кабинет, мобильные кошельки тоже требуют прямых или косвенных затрат, как и обновление оборудования и ПО. Речь даже не о таких глобальных переменах, как запуск сети нового поколения, что требует установки или апгрейда тысяч базовых станций. Выход очередной модели смартфона - уже повод проводить такие работы, чтобы модный аппарат без проблем "прописался" в сети.
Впрочем, стоит повториться - речь идет не об альтруизме, а о прибыли. Компания жизненно заинтересована в качественной связи абонента, иначе эту связь предоставят конкуренты.
Получается, что для оператора все-таки нет услуг с "нулевой" себестоимостью. Но многие расходы на абонентов не перекладываются. Например, при запуске в каком-нибудь населенном пункте сети 4G нет практики брать с местных жителей в 10 раз больше за интернет. Однако он становится быстрее почти в 10 раз.

Усредняй и зарабатывай

Подводя итог - оставаться в плюсе операторам помогает и "принцип средних чисел".
Каждый тариф создается с учетом интересов определенной группы пользователей. Кто-то проводит в интернете совсем мало времени, кто-то оттуда буквально не вылезает. Одни абоненты разговаривают по телефону немного, другие могут общаться часами.
Понятно, что для каждой группы нужен свой пакет. При его формировании операторы "складывают" туда чуть больше - условно говоря, если клиенту ежемесячно требуется 95 минут и 4,7 Гб интернета, в пакете будет 100 минут и 5 Гб. Округление в большую сторону выгодно и клиенту, и оператору. Для одного абонента разница в цене между такими объемами, скажем честно, нечувствительна, зато он реже выходит за пределы оплаченного пакета услуг, а значит, не приходится тратить намного больше на связь "сверх тарифа".
Пока в зоне доступа: таджикский интернет удержался в мировой статистике
А телеком-компания экономит за счет того, что определенный процент абонентов использует, к примеру, не 100 минут, а 97. В таких случаях операционные затраты оператора чуть ниже. Это также позволяет "в среднем по стране" удерживать цены на приемлемом для всех уровне.
"Принцип средних чисел" работает и с безлимитными тарифами. Даже когда абоненту доступен неограниченный объем, он потребляет вполне определенное количество трафика. "Усредненные" цены компенсируют операторам разницу между менее и более активными цифровыми абонентами. Впрочем, клиентов первой категории все меньше.
За минувшие 10 лет потребление мобильного интернета выросло практически в 50 (!) раз, в том числе потому, что услуги по предоставлению домашнего интернета в Таджикистане развиваются намного медленнее - сейчас гораздо легче выходить в сеть со смартфонов. В итоге люфт между нижним порогом потребления и реальным объемом пакетов становится несущественным. Так что вернее работает принцип "лишнего дирама". Это все-таки бизнес.
Лента новостей
0