О теракте, талибах и решении афганских проблем: большое интервью Кабулова

© Пресс-служба МИД РФ / Перейти в фотобанкТретье заседание московского формата консультаций по Афганистану
Третье заседание московского формата консультаций по Афганистану - Sputnik Таджикистан, 1920, 16.09.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
РФ и страны региона создадут новый подход по стабилизации ситуации в Афганистане без участия Вашингтона, считает директор второго департамента Азии МИД России
ДУШАНБЕ, 16 сен — Sputnik. Замир Кабулов, спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор второго департамента Азии МИД Замир Кабулов, в эксклюзивном видеоинтервью Sputnik Афганистан рассказал о деталях расследования теракта около посольства России в Кабуле.
Также дипломат поговорил о новом подходе России и стран региона в афганском урегулировании, о положительных и отрицательных итогах первого года правления талибов, о том, какие действенные механизмы выхода из кризиса могут предложить страны ШОС Афганистану, опасна ли антиталибская оппозиция под руководством Ахмада Масуда-младшего для талибов.
- Около консульского отдела посольства России 5 сентября произошел взрыв, в результате которого пострадали и погибли около 15-20 человек, в том числе, 2 сотрудника посольства. Как так случилось, что террористы пробрались так близко к посольству и устроили теракт? Известны ли детали расследования?
- Расследование пока еще продолжается, хотя очертания всего произошедшего, фигуранты, нам становятся ясны. Когда завершится расследование, мы обязательно поделимся со СМИ.
Сергей Лавров держит это расследование на личном контроле. Подключены все наши спецслужбы и афганские спецслужбы. Мы работаем вместе. Скажу больше, некоторые наши партнеры из сопредельных с Афганистаном стран также подключены.
- Какие?
- Узбекистан, в частности. У нас уже есть более отчетливое представление об исполнителях и заказчиках, скажем так, ближайших заказчиках. Линия заказа многослойная и ведет к англосаксам.
Когда она вырисуется, мы с удовольствием расскажем. Пока это преждевременно, и мы не хотим спугнуть не только удачу, но и заказчиков. Пусть не сомневаются, мы обязательно выявим и назовем имена, пароли, явки, как говорит наш президент.
Заказчики выполняли сразу две задачи. Во-первых, дискредитировать талибов, которые, обещали и действительно целый год с небольшим гарантированно обеспечивали безопасность.
Политическое хамство Запада: Кабулов о ситуации в Афганистане
Во-вторых, разрушить или, как минимум, нанести ущерб российско-афганским отношения, показать, что Россия ошибается, устанавливая связи с нынешними (властями) Афганистана.
- Известно ли вам о направленных против посольства России в Кабуле терактов ИГ (запрещенная в России террористическая организация), которые талибы смогли предотвратить?
- Порядка двух раз в месяц, а сейчас и чаще, мы получали информацию от наших спецслужб о готовящихся терактах, в том числе, против российского посольства и сотрудников, которой мы делимся с афганскими спецслужбами.
ИГ* или та террористическая группа, которая себя в этом качестве выдает, - это острие атаки, понятно, что это наемники, люди, определенным образом мотивированные. Они делают свое дело, а мы будем делать свое.
- Недавно у вас были встречи с коллегами из Пакистана, Ирана, Индии и Китая. Обсуждалась ли афганская проблематика, к каким договоренностям удалось прийти?
- После проведения расширенной "тройки", в которой участвовали Россия, Китай, США и Пакистан, мы увидели, что наши американские коллеги недоговороспособны.
Они пытались использовать этот формат для продвижения своих интересов, которые далеки от интересов Афганистана, России и всего региона. Поэтому мы думаем вместе с региональными партнерами о переформатировании подходов к афганскому урегулированию.
Речь идет о более плотном взаимодействии наиболее влиятельных региональных игроков. В первую очередь, кроме России и Китая, это непосредственные соседи - Пакистан и Иран, ну и, естественно, Индия.
Сейчас мы работаем над созданием общей платформы регионального подхода. В части, касающейся самого Афганистана, мы все заинтересованы в формировании этнополитического инклюзивного правительства.
Эта тема особых разговоров с афганским руководством, которое пока придерживается своей прежней линии, что они инклюзивные и замечательные. Нас это не устраивает.
Кабулов раскрыл, что мешает талибам управлять Афганистаном: видео
Другие вопросы, которые касаются абсолютно всех в регионе, - международный терроризм, трансграничный афганский терроризм и наркопреступность. Вот уже три темы, заслуживающие уплотнения регионального взаимодействия и координации. Об этом я и беседовал с моими коллегами.
Мы все однозначно выступаем за то, чтобы Вашингтон и все его подельники как следует раскошелились и загладили свою политическую и социально-экономическую вину перед афганским народом.
Все исходят из того, что у нас уже есть готовая платформа - Московский формат, которая включает десять стран региона. Мы готовы продолжать работать на этой основе, поскольку все страны региона, в том числе перечисленные, являются участниками этого процесса.
Но прежде чем мы соберемся в широком региональном формате, нам нужно в составе узкой группы наиболее вовлеченных в афганские процессы стран выработать общие элементы, которые мы затем сможем вынести на обсуждение с другими нашими региональными партнерами.
Общими усилиями мы постараемся помочь афганскому народу, начать подходить к реальному национальному примирению, а это широкое понятие.
Инклюзивное правительство - это первый шаг на пути к нормализации обстановки в обществе, что включает и образование девочек, и рабочие места, и возможность работать афганским женщинам, и других людей, потому что наступает холодный сезон.
Почему ФНСА не победить талибов: ответ Кабулова
Мы внимательно следим за тем, как себя чувствует афганская экономика, за дефицитом товаров первой необходимости и продовольствия, чтобы не допустить голода и других лишений среди простых афганцев.
- Каким образом мы этого не допустим?
- Мы будем делать это разными путями, в первую очередь, налаживанием торгово-экономических отношений. Как вам известно, недавно в Москве побывал министр торговли Афганистана с представительной делегации.
Они обсуждали с профильными российскими ведомствами вопросы импорта из России целого ряда приоритетных для Афганистана товаров: нефтепродукты и зерно.
Переговоры прошли успешно. Стороны договорились, заключены коммерческие контракты. Подчеркиваю, это коммерческие контракты.
Поскольку нефтепродукты и продовольствие - это товары повседневного спроса, они ликвидны на рынке Афганистана. Спрос будет велик. Я не зря сказал, что мы внимательно следим за обстановкой на афганском рынке.
Если у афганских властей не хватит ресурсов для предотвращения, не дай Бог, голода, в отдельных частях Афганистана из-за нехватки пшеницы, в этом случае у нас есть принципиальное согласие президента России на выделение гуманитарной помощи в виде пшеницы, но конкретное решение будет приниматься правительством.
- Вернусь немного назад к форматам взаимодействия стран региона. Формат "тройки" изжил себя?
- По сути, да. Она уже неактуальна. Это уже не "тройка", сейчас мы говорим о "пятерке". В связи с отстранением американцев от этого процесса присоединились иранцы. Пожалуй, Иран - даже более значимая страна в этом отношении.
Для нас изначально было важно участие Ирана. Мы добивались того, чтобы он участвовал в качестве одной из ключевых стран.
Афганский узел: развяжем без США
Теперь это случилось, и ситуация более комфортная. Рассчитываем, что Индия будет принимать самое активное участие. И это добавит не только веса региональному подходу, но и возможностей.
- Последняя встреча Московского формата была в октябре прошлого года в Москве. Вы сейчас не планируете провести очередную встречу или сначала нужны точечные консультации?
- Мы должны провести консультации в зауженном формате, после этого нам необходимо, как мы видим это в Москве, пообщаться с афганским руководством в Кабуле, рассказать им и еще раз обозначить наши приоритеты и наше видение, постараться убедить их (талибов) внести необходимые коррективы в подходе ко внутренним делам.
Ко внешним (делам) у нас претензий нет, поскольку талибы выполняют данное ими слово бороться с терроризмом.
Другой вопрос - это ограниченность их возможностей. Они хотели бы скорейшего признания режима, но они должны понимать взаимосвязанность этих вопросов с их внутренней политикой. Мы будем этим заниматься. Это не будет жесткое давление и ультимативные действия. Нет, мы будем с уважением вести с ними диалог с расчетом на убеждение, а не принуждение.
Талибы 2.0: новая безальтернативная реальность
Когда это случится и когда мы почувствуем, что мы смогли их убедить, тогда настанет момент созыва заседания Московского формата, где мы будем собираться и говорить со всеми региональными партнерами, включая все пять Центральноазиатских государств, которые непосредственно заинтересованы в безопасности и стабильности.
- Вы отводите какое-то время для консультаций с талибами? До Нового года или после?
- До Нового года однозначно, время поджимает. Я рассчитываю, что мы сможем собраться с партнерами, возможно, до конца этого месяца, в крайнем случае, в начале следующего.
Предварительный зондаж показал, что все готовы и согласны. У некоторых партнёров есть организационные проблемы.
У наших китайских друзей кроме пандемии и их чувствительного отношения к этим вопросам предстоит очень важный, судьбоносный съезд Компартии Китая, что требует мобилизации средств и ресурсов. Мы готовы взять на себя организацию и ждем готовность остальных партнеров.
- Каковы, на ваш взгляд, итоги первого года талибов у власти? Можете обозначить положительные и отрицательные моменты?
- Если очень коротко, из положительного в Афганистане: нет американцев с их военным присутствием, нет их марионеточного коррумпированного режима. Все остальное, все эти трудности, которые вам хорошо известны, это отрицательные (моменты).
Некоторые трудности носят объективный характер, поскольку коллективный Запад создал такой режим, который был не способен самостоятельно жить и выживать, поэтому это объективная трудность, с которой столкнулись новые власти. Экономика, которая держалась только на подачках и иждивенчестве, естественно, рухнула.
Россия готовит большие перемены для Афганистана
Есть субъективные трудности - ошибочная, с нашей точки зрения, политика талибов, в том числе в отношении ограничений, роли женщин в обществе, некоторые ошибочные шаги в экономике.
Но при этом, почувствуйте разницу на фоне того, что при правительстве Ашрафа Гани был разгул коррупции, талибы борются с ней и сами, насколько мы знаем, не воруют. Это дело немалое.
Доходы с таможен идут в государственную казну, а не в чьи-то карманы или на оффшорные счета чиновников. Они сверстали наконец-то свой бюджет. Впервые за двадцать лет афганский бюджет полностью афганский по доходам и расходам. У них нет опоры на внешнее содействие.
То, что время от времени подбрасывают западники, это во-первых, афганские деньги, а во-вторых, это гуманитарное содействие, которое осуществлялось и без этого. Им гордиться абсолютно нечем.
- Что значит "афганские деньги"?
- Во-первых, они пытаются вернуть (жертвам трагедии 11 сентября) часть из украденных 7 млрд - 3,5 млрд. долларов. Суд в Нью-Йорке признал, что половину выплатить жертвам трагедии 11 сентября нельзя, и это абсолютно очевидно с юридической и международно-правовой точек зрения.
Во-вторых, афганские деньги, 2,5 млрд евро, были на счетах Всемирного банка. Они были давно выделены Афганистану на гуманитарные цели. На самом деле, им выдают то, что давно считается афганскими деньгами.
- Какие действенные механизмы выхода из кризиса могут предложить страны ШОС Афганистану?
- Во-первых, речь об идее трансафганской железной дороги. Проект очень большой, значимый и дорогостоящий. Мы в принципиальном плане поддерживаем его. Такой большой проект привлечет огромное количество населения в качестве рабочей силы.
Во-вторых, он откроет наиболее короткий транспортный коридор, соединяющий Южную Азию с Центральной, далее с Россией и Европой. Пока мы ждем результатов технико-экономического обоснования.
Угроза для ЦА и признание талибов: резонансные заявления Кабулова
Сейчас наши пакистанские и узбекистанские партнеры провели предварительное ТЭО, после чего должно быть классическое ТЭО, которое представляется, чтобы у нас была ясная картина о том, каким образом может быть проложен этот географический маршрут и какие ресурсы потребуются.
После этого российское руководство будет принимать решение о модальностях своего участия в этом проекте.
Кроме этого, есть газовый проект ТАПИ, который десятилетия находится на слуху, но не двигается.
Мы убеждены, что этот проект весьма востребован и нужен не только Афганистану, но и всему региону.
Когда здесь начнется практическое движение, наш президент неоднократно говорил, что мы готовы партнерствовать, если к нам обратятся.
В этом смысле ШОС очень важен, так как это мобилизация общих ресурсов для инвестирования. Это не гумпомощь, которая идет своим чередом. Это более стратегические вещи, которые будут помогать становлению и восстановлению афганской экономики.
- В вопросе устранения аз-Завахири к кому больше доверия: Кабулу или Вашингтону?
- Честно говоря, я доверяю Кабулу гораздо больше по совершенно понятным причинам. Во-вторых, до сих пор официальный Кабул не признал (факт ликвидации), они официально обратились и потребовали от американцев документы о том, что они убили аз-Завахири.
Заявления Вашингтона для нас не аксиома. Доказательств не видим.
- Известно ли вам об операциях с использованием БПЛА, которые предпринимали в Афганистане какие-либо страны региона кроме США?
- Нет, мне честно говоря, это неизвестно, потому что когда там стояли американские войска, они контролировали небо. Я сомневаюсь, что какие-то БПЛА могли бы…
- Нет, вот сейчас, за год правления талибов.
- Все же думаю, это, главным образом, американцы. Вопрос в том, откуда. Сейчас есть мощные БПЛА, которые могут летать из зоны Персидского залива. Есть много спекуляций о том, что в случае с утверждаемым ударом по аз-Завахири он залетел из Пакистана, но пакистанское правительство это жестко отрицает.
У России позиция однозначная, которая не раз высказывалась на президентском и министерском уровнях: мы категорически против предоставления западникам каких-либо баз и возможностей в этом регионе.
Восстания близко: Афганистан требует помощи - комментарий МИД РФ
Мы свои уроки выучили и делимся с нашими партнерами, чтобы они не попадались на эту уловку.
- Опасна ли антиталибская оппозиция для талибов, в первую очередь, ФНСА? В нашем последнем интервью в декабре прошлого года вы говорили, что на тот момент это больше виртуальное движение. У Масуда, по последним заявлениям, четыре тысячи бойцов.
- Во-первых, это заявления его людей. Никто доказательно не посчитал. Мы судим не по громким заявлениям, а по реальным действиям на поле боя. Мы видим (новости) о периодических стычках, партизанских вылазках и нападениях.
Что-то не видно по масштабам наличия четырех тысяч, речь идет о десятках-сотнях людей. В любом случае были трения и на севере, в Балхе и других местах, по другим причинам и не связанные с этой организацией.
Пока это все носит фрагментарный характер. Активность была также обусловлена тёплым афганским летом, но наступают зимние холода, когда традиционно и раньше, если не стихают, то значительно сокращаются масштабы любых военных действий. Зима придет и будет видно, что там на самом деле.
О талибах, сопротивлении и афганских соседях: большое интервью Замира Кабулова
Я не думаю, что на данном этапе это вооруженное сопротивление несет большую опасность.
Гораздо большую опасность властям Афганистана несет социально-экономическая ситуация в стране. Это может побудить афганцев протестовать в разных формах, что гораздо серьёзнее, чем любые партизанские вылазки.
* Запрещенная в России и Таджикистане террористическая организация
Лента новостей
0