"В Центральной Азии тяжелейший кризис государственности": интервью политолога Евстафьева

© Sputnik / Владимир Трефилов / Перейти в фотобанкПрофессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев
Профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев  - Sputnik Таджикистан, 1920, 14.09.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
Эксклюзив
Эксперт рассказал Sputnik Таджикистан о ситуации на таджикско-афганской границе, власти талибов и перспективах новых альянсов в Центральной Азии
ДУШАНБЕ, 14 сен — Sputnik. Центральная Азия традиционно остается регионом "Большой игры", за влияние в котором борются ведущие мировые державы.
В преддверии сентябрьского саммита глав государств ШОС соперничество в ЦА лишь обострилось, о чем свидетельствуют те же американские учения с участием ВС Таджикистана, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана.
О ситуации на таджикско-афганской границе, власти талибов и перспективах новых альянсов в Центральной Азии рассказал в эксклюзивном интервью Sputnik Таджикистан политолог, специалист по военно-политическим вопросам государственной безопасности России Дмитрий Евстафьев.
- Дмитрий Геннадиевич, идея о создании Союза тюркских государств с участием Турции, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана витает давно. Возможно ли формирование в обозримой перспективе на территории Центральной Азии наряду с ОДКБ иного военно-политического союза, например, с участием Казахстана и Туркменистана?
- Я бы этого не исключал. Другой вопрос, что сейчас один из худших моментов для реализации такого проекта, потому что экономический кризис в Турции начинает перерастать в политический, особенно с учетом ситуации, складывающейся в курдских районах. Сможет ли Турция выделить на подобный проект такие же средства как раньше? Тоже большой вопрос. Но в перспективе я бы не исключал этого.
- А как вы считаете, возможно ли взаимодействие с талибами по линии ОДКБ, принимая во внимание наличие в северных провинциях Афганистана общих врагов - вооруженных формирований ИГИЛ* и пакистанских талибов?
- Я крайне скептически смотрю на организацию взаимодействия с талибами по линии ОДКБ. Это весьма сложная организация. На сегодняшний день я не думаю, что нам стоит в этом вопросе ориентироваться именно на ОДКБ.
У нас есть военное присутствие в Центрально-Азиатском регионе, у нас есть политическое присутствие. Нам необходимо выстраивать взаимодействие с талибами, даже многостороннее, вне рамок каких-либо организаций. Такого рода политические отношения любят тишину. А ОДКБ все-таки не тихая.
Настроены решительно: ОДКБ пресечет любые угрозы со стороны Афганистана
Безусловно, реальные соображения обеспечения безопасности и стабильности в Центральной Азии требуют выстраивания определенных рабочих отношений с талибами, даже с учетом всех политических особенностей, которые есть у нынешнего режима талибов.
Но все-таки, я полагаю, это дело двухсторонних взаимоотношений, нежели в рамках какой-либо организации. Возможно взаимодействие в трехстороннем формате: Москва - Душанбе - талибы или Москва - Ташкент - талибы. Но в любом случае вне ОДКБ.
- Каковы шансов талибов на признание мировым сообществом с учетом того, что никаких движений по созданию инклюзивного правительства новые власти Афганистана не предпринимают?
- Талибам, с моей точки зрения, создание инклюзивного правительства на нынешнем этапе крайне невыгодно. С политической точки зрения это будет означать расписаться в собственной слабости, в том, что они не могут взять под контроль север Афганистана. Формирование такого правительства станет свидетельством политического поражения.
- А вообще, насколько нынешние талибы отличаются от тех, что были у власти в Афганистане с 1996 по 2001 год? Ведь основной причиной отсутствия их полного признания являлось пренебрежение талибами международного права.
- В отличие от того, что было раньше, нынешняя эманация талибов - это совсем не те, которые приходили к власти в первый раз.
Это уже люди, заинтересованные в том, чтобы Афганистан был незакрытым исламистским государством, в том, чтобы он был частью определенных международных проектов.
Посол: Афганистан при талибах стал прибежищем международных террористов
У них сейчас активно развивается сотрудничество с Китаем, реализовать весь потенциал которого в стране без хотя бы частичного международного признания сложно. Особенно в современных условиях. В этом смысле перед талибами стоит очень деликатная задача. Я думаю, им нужно будет пройти по лезвию бритвы. Смогут ли они это сделать? Большой вопрос!
- На границах Таджикистана, Узбекистана и Ирана с Афганистаном неспокойно. Талибы отрицают причастность и указывают на различные группировки, в том числе и ИГИЛ*. Как вы думаете, что вообще происходит? Можно ли ожидать эскалации ситуации?
- Я, наверное, выскажу еретическую мысль, но готов в данной ситуации в значительной части поверить талибам. Они не контролируют границы в основном. Талибы - это вообще не организация, способная сейчас выстроить иерархическую государственную власть.
Как только они организуют государственную систему, они перестанут быть талибами и быстро рухнут. Талибы - это сетевая структура, которая может обеспечить захват территории и ее социальное освоение, но не построить государственную систему.
- Дмитрий Геннадиевич, почему вы считаете, что у талибов не получится построить государственную систему?
- Дело в том, что на Среднем Востоке, а это именно Средний Восток, имеется кризис власти практически везде, кроме Ирана. Мы имеем кризис государственности в Пакистане, колоссальный кризис.
Это практически финал той государственности, которую выстроил Джинна (основатель Пакистана Мухаммад Али Джинна - ред.), и им сейчас необходимо куда-то разворачиваться. Вот это построенное военное идеократическое государство Пакистан - очень тяжелая история.
Кабулов раскрыл, что мешает талибам управлять Афганистаном: видео
Мы имеем стабильный кризис государственности в Афганистане, где не наблюдаем государства в полном смысле этого слова. Мы не имеем кризиса государственности в Иране, но имеем там тяжелый трансформационный кризис, в том числе кризис элит.
Мы имеем тяжелейший кризис государственности в Центральной Азии, где практически все государства подошли к периоду стратегической передачи власти, некоего стратегического трансфера власти.
Мы видели Кыргызстан, и все понимают, что так они не хотят. Наблюдаем тяжелые трансформационные процессы в Саудовской Аравии и других государствах Персидского залива. Но именно Саудовская Аравия вступает в крайне сложный период, это вопрос ближайших месяцев.
И это тоже будет очень тяжелый эпизод. А во время подобных трансформационных кризисов влияние и "хватка" государственных органов в таких периферийных зонах ослабевает.
С учетом того, что контрабанда - это способ выживания различных племен и народностей региона, естественно, на границах возникают очаги нестабильности, серые зоны, анклавы и фактории, как угодно можно их назвать.
Именно за эти серые зоны ведется и будет вестись борьба, в том числе и с применением военно-силовых методов. Это, вполне вероятно, может перерасти в будущем в локальные, а может, и в региональные конфликты.
Россия раскрыла проблему Афганистана, от которой бегут талибы
Хотя региональные вовсе не обязательно. В любом случае это естественный процесс, от которого не надо падать в обморок, а нужно воспринимать как данность. Часть государств справится с этим кризисом, а часть, очевидно, нет.
- Возвращаясь к вопросу о ситуации на афганской границе, могут ли талибы, которым досталось оружие на 7 млрд долларов от США, напасть на Таджикистан? Если да, то при каких условиях?
- Думаю, что нападение талибов на Таджикистан возможно только в двух случаях. Первое, если талибов спровоцируют на это, например, создав на сопредельной таджикской территории некие лагеря подготовки антиталибских формирований. И когда талибы поймут, что там уже организована реальная инфраструктура против них и идет накопление средств, то это возможно.
А второе, если талибов загонят в безвыходное положение по экономике, если они увидят, что их выживание в Афганистане затрудняется, и они будут полностью отрезаны от каналов получения продовольствия, гуманитарной помощи, если им полностью откажут в поставках, вот в таком случае в качестве меры "попугать" окружающих они способны на нанесение ударов не только по Таджикистану, но и по Туркменистану, а там есть достаточно протяженный проблемный участок.
Эксперт: талибы нападут на Таджикистан при двух условиях
Причем если в случае с Таджикистаном конфликт будет носить очень ожесточенный характер и талибы будут стремиться к достижению военного результата, то в Туркменистане, скорее всего, ограничатся какой-то локальной военной операцией, чтобы напугать, показать свою силу, принудить к переговорам.
- Вы упомянули Туркменистан. Главный вопрос, который интересует всех игроков политического поля сейчас, - возможна ли передача власти в Таджикистане по туркменскому сценарию - от отца к сыну?
- На мой взгляд, все говорит о том, что попытка пойти именно таким путем будет предпринята. Более того, я бы не считал, что это самый худший вариант развития событий с точки зрения сохранения стабильности в регионе.
А с учетом того взрывного потенциала, который есть на сегодняшний день в регионе, особенно в Таджикистане и Узбекистане и отчасти в Кыргызстане, я полагаю, что подобная формально институциональная демократия - это наименее ценная вещь, чем политическая стабильность. Я думаю, что передача власти будет осуществлена именно таким путем.
- Указав на взрывной потенциал, вы имели в виду взаимные претензии Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана или наличие каких-то оппозиционных сил?
- Я думаю, мы наблюдаем в этом треугольнике - Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан - некую гибридную систему, где внешние взаимные претензии, которые есть между всеми тремя республиками, обостряются наличием внутренних социально-экономических проблем, идеологических факторов, а также появлением новой волны радикального исламизма.
В Центральной Азии возможны военные конфликты: Таджикистан под угрозой?
То есть это гибридный узел, где разделять внешнее и внутреннее сейчас крайне сложно, а дальше будет фактически невозможно.
- Может ли изменить баланс сил в Центральной Азии покупка "Байрактаров"? Кыргызстан после одного из конфликтов на границе приобрел несколько таких беспилотников, а когда Таджикистан собрался покупать их же, кыргызская сторона забеспокоилась. В чем их беспокойство, они боятся расстановки сил в регионе?
- Во-первых, все боятся изменения баланса сил в регионе, и покупка высокотехнологичного вооружения действительно может его изменить. Что такое "Байрактар" - это, конечно, не серебряная пуля, но это серьезное вооружение как раз для таких локальных приграничных конфликтов в условиях ненасыщенной ПВО.
То, что было в последнем карабахском столкновении, это аналогично приграничным конфликтам в Центральной Азии. Почему "Байрактары" не сыграли серьезной роли в ходе специальной военной операции на Украине? Да потому что это разные конфликты с огромным различием задействованных сил и средств.
Естественно, что ситуация с приграничными конфликтами в Центральной Азии очень близка именно к карабахскому конфликту. Поэтому приобретение каким-либо государством БПЛА может привести к очень серьезным изменениям в расстановке сил в регионе.
- Как вы оцениваете возможность привлечения деструктивных элементов из стран Центральной Азии, таких как боевики бывшей объединенной таджикской оппозиции и исламского движения Узбекистана*, против российских войск на Украине?
- Вероятность того, что такие действия могут иметь место, я оцениваю как очень высокую.
Мы видели, как рушился прежний режим в Кабуле. Мы прекрасно понимаем степень разложения и того, что называлось "системой Дустума" и "Панджшерской коалицией". В этом смысле эти люди (лидеры указанных образований - ред.) будут спасаться, искать свое место в новом мире, где они могут сохранить свой статус, в том числе и доходы.
Рахмон назвал страшную угрозу для Центральной Азии
Естественно, что "справить" некоторое количество своих сторонников на Украину "за долю малую" с билетом в один конец - это очень хорошая опция для них (лидеров - ред.). Это со всех сторон хорошая опция.
Я совершенно не исключаю на фоне людского кризиса, который наблюдается в вооруженных формированиях киевского режима, что в ближайшее время там появятся совершенно "экзотические" люди. Не сразу же поляков бросать будут.
- Почему, на ваш взгляд, руководство Таджикистана до сих пор не высказалось о спецоперации России на Украине?
- Потому что руководство Таджикистана ждет того момента, когда станет окончательно понятно, чем эта операция закончится: нашей победой или ничьей. Руководство Таджикистана очень умное. Оно выжило в тяжелейших политических условиях, проявив фантасмагорическую изворотливость.
И заметьте, что руководство, имевшее крайне уязвимые стартовые позиции, сейчас обладает гораздо большей социально-политической устойчивостью, чем даже руководство Казахстана. Оно, руководство Таджикистана, будет союзником победителя, оно ждет, когда этот самый победитель однозначно определится.
- Последнее время Центральную Азию трясет, и дело даже не в Афганистане. Попытка госпереворота в Казахстане, протесты в ГБАО и вот недавно - митинги в Капакалпакстане. Многие эксперты сходятся во мнении, что во всех событиях прослеживается рука Запада. Как вы думаете, где в ЦА наиболее вероятна целенаправленная реализация "антироссийского сценария"?
- Это совершенно очевидно - наиболее вероятен антироссийский и антирусский сценарий, а это разные вещи, хоть и смыкающиеся, конечно, в Казахстане. К сожалению, руководство Казахстана никаких выводов из событий января 2022 года не сделало.
Названа главная угроза для Центральной Азии из Афганистана
И более того, вероятнее всего, оно ищет решение своих экономических проблем не там, где оно лежит. А главное, что ситуация с точки зрения присутствия внешних дестабилизирующих сил на территории Казахстана за последнее время только ухудшилась.
- Кстати, Казахстан отменил шествие "Бессмертного полка", мотивируя это вопросами экономии, заместитель руководителя администрации президента заявил о нежелании помогать РФ обходить санкции. С чем это связано и почему у Касым-Жомарта Токаева такая короткая память? Ведь действительно в начале года он остался в кресле благодаря помощи ОДКБ.
- Руководство Казахстана пошло по очень опасному пути заигрывания с Западом в ситуации, когда этот самый Запад пытается изолировать Россию. Это очень опасная вещь!
Это опасно даже не со стороны РФ, а в первую очередь со стороны Китая. Так как КНР не может себе позволить превращения Казахстана в откровенно проамериканскую силу, как это сейчас происходит. В этом смысле игра, которую ведет сейчас Нур-Султан, крайне опасна. И боюсь, что такая политика очень недальновидная.
- Кстати, многие страны СНГ отказались проводить парад в честь 77-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. В Молдове вовсе президент запретила георгиевскую ленточку. Что является причиной отказов от проведения парадов и вообще почему власти стремятся забыть историю?
- Они не стремятся забыть историю в данном случае. Они стремятся показать, что они абсолютно нейтральны. На самом деле они не уверены в исходе того кризиса, который развивается на Украине, не уверены, что Россия устоит, победит. Поэтому и стараются остаться незапачканными.
Про историю у вас очень правильный вопрос. А собственно, почему бы им и не забыть эту историю, что есть такого в этой истории, что может послужить оправданием нахождения у власти этих элит? И ответ будет простой - ничего! Особенно в Молдове, которая никогда не существовала как самостоятельное государство.
Мендкович рассказал, почему Центральная Азия отказывается от парадов Победы
Половина этих государств является искусственно сконструированными в советское время. Поэтому нынешние элиты стран постсоветского пространства заинтересованы в обнулении советского этапа истории. Они хотят, чтобы их воспринимали вне этого исторического периода.
Все, что связано с этим периодом, воспринимается ими болезненно. Поэтому они всячески от этого открещиваются. В какой-то мере это нужно воспринимать как элемент их политического выживания. Другой вопрос - они ничего нового построить не могут, не опираясь ни на что старое.
- Дмитрий Геннадиевич, а существует ли такая проблема, как инакомыслие и неверное трактование исторических событий Великой Отечественной войны, в странах ЦА и СНГ в целом?
- Нет, не существует. Существуют попытки подменить одну историю другой. Это нельзя назвать инакомыслием и даже фальсификацией нельзя назвать. Это просто конструирование другой истории. Мы можем считать, что эта сконструированная история относится к параллельной реальности, другой планете.
Обратить внимание нужно на то, что делает это руководство тех стран, с которыми мы имеем дипломатические и экономические отношения. Беда в том, что это не инакомыслие, а их официальная позиция.
- Как вы думаете, насколько для российских СМИ важна активность на постсоветском пространстве? Почему в последние годы в странах СНГ с неохотой разрешают работать российским СМИ? Это слабость России и опасения руководств стран СНГ?
- Нет конечно. Это скорее признание силы РФ и силы той повестки, которую Россия транслирует. Раньше мир исходил из того, что роль России как источника каких-либо значимых идеологических и политических новостей равна нулю.
Почему RT и Sputnik запретили и "выбили" из сетки YouTube? Потому что наша повестка становится все более привлекательной, наш подход становится более привлекательным.
Сайты Sputnik по всему миру подвергаются хакерской атаке
Вопрос довольно непростой. Скажем, применительно к постсоветскому пространству технологические возможности транслировать нашу повестку у нас есть в гораздо больших объемах, чем для Запада.
Поэтому я бы усиливал это направление, тем более у нас есть общая платформа - это память о едином социокультурном пространстве, в котором многое сохраняется, есть русский язык.
Повторюсь - это признание силы, а не слабость. Слабых бы так не боялись.
* Террористические организации, запрещенные в России и Таджикистане
Лента новостей
0